Либертарианство за один урок

Redirect to Stop



Введение

Название книги «Либертарианство за один урок», пожалуй, может навести читателя на мысль, что она содержит один урок, одну центральную идею или тему, которая объяснит всё, что обсуждается в этой книге. Вот эта идея:

ВЫ ПРИНАДЛЕЖИТЕ СЕБЕ

Типичному современному читателю утверждение «вы принадлежите себе» не покажется таким уж выдающимся. Если вам кажется очевидным, что вас никто не может убивать, порабощать, избивать или обкрадывать, то вам должен быть вполне понятен принцип «собственности на себя». Но что означает «владеть» чем-либо?

Если вам принадлежит вещь, ферма, кровать или пакет акций, это значит, что только вы можете решать, что с ними делать. Вы можете ими пользоваться, продать или оставить у себя. Другие не имеют права заставить вас делать с вашей собственностью то, чего вы делать не хотите. Принадлежать себе означает, что только вы имеете право решать, как вам быть с вашей жизнью, энергией, словами, поступками и честно приобретённой собственностью. Никто другой не имеет права заставлять вас действовать против ваших интересов, так как вы сами эти интересы понимаете.

Но так как люди имеют равные права, то не только вы принадлежите себе, а и любой другой человек принадлежит самому себе тоже. Поэтому каждый из нас должен уважать чужое право самому или самой жить своею жизнью.

Нельзя принуждать других поступать по вашему желанию. Вы не имеете права убивать, порабощать, избивать или грабить, независимо от того, насколько полезными вы считаете эти действия. Следовательно, вы сами несете ответственность за себя. Даже самые ваши срочные и глубокие желания, интересы или предполагаемые нужды не создают достаточных моральных оснований для покушения на жизнь, заработки или собственность любого другого человека.

Принцип собственности на себя очерчивает границу вокруг каждого индивида, образуя область частной жизни и свободы действий вокруг этого человека. Мы все должны уважать чужое право действовать в пределах его или её персональной области. Не всегда возможно определить, где мои действия пересекают границу вашей персональной области. Поэтому у нас есть суды для решения таких споров.

Важно то, что мы принимаем принцип собственности на себя как руководство к действию, когда имеем дело с окружающими. Это значит, что мы признаем других равными себе в моральном статусе и человеческом достоинстве. Это означает, что каждый имеет право принимать любые решения, касающиеся его собственной жизни, тела, действий, слов и честно приобретённой собственности. Это означает, что каждый из нас должен нести ответственность за свои поступки, принимая и неся бремя последствий собственных решений.

Либертарианцы подходят к политическим, экономическим и социальным вопросам, отдавая высший приоритет, прежде всего, тем решениям, которые позволяют людям разрешать свои собственные проблемы так, как они сами того хотят в соответствии с их собственными ценностями. Чаще всего это приводит к предложениям заменить неуклюжий и непродуктивный подход государства значительно более эффективным и результативным добровольным сотрудничеством между людьми. В данной книге я буду обсуждать вопросы о том, как наша страна могла бы стать лучше, если бы мы потребовали от правительства того уважения к каждому из нас, которого мы заслуживаем как уникальные и полноправные личности.

Эта книга предназначена в первую очередь студентам, преподавателям и всем кто желает больше узнать о либертарианстве и его видении перспектив лучшего будущего. Книга также предлагает студентам и преподавателям введение в политическую философию либертарианства. Данная книга может помочь правительству США и преподавателям политических наук, которые желают дополнить учебные материалы точными и злободневными сведениями о большом политическом движении, философии, на котором оно базируется, его истории и приложении его взглядов к нынешним политическим вопросам.

Продвинутым студентам для углубленного понимания вопросов, кратко обсуждаемых в данной книге, потребуется дополнительная литература. К счастью, по данной теме написано достаточно много. (Для начала см. Библиографию для дополнительного чтения в конце книги.)

Тем же, кто хочет лишь достоверной информации для принятия обоснованных решений по наиболее актуальным сегодняшним политическим альтернативам, содержащийся здесь материал будет хорошим началом.


Глава 1. Сущность правительства

Государство — это великая фикция, с помощью которой каждый пытается жить за счет всех остальных.

Фредерик Бастиа.

Государство это не данность или вещь, существующая независимо от народа, который его создаёт. Разнообразные люди в нашем обществе являются частью государства. Это президент, сенаторы, губернаторы, судьи, конгрессмены, законодатели штатов, члены городских советов, полицейские, тюремщики, строительные и пожарные инспекторы, библиотекари, дорожные рабочие, дворники, мусорщики, учителя и др. Важно то, что все они просто обыкновенные люди, такие же как вы и я. Они не представляют собой ничего особенного.

Не существует реальной, конкретной сущности, называемой «государство». Есть миллионы индивидов, выполняющих то, что мы называем «функциями государства». И эти функции:

Правила поведения, наказания, аресты и преследования

Ключевым признаком правительственного действия является применение силы, насилия и принуждения. Вот типичный пример. Некие люди, называемые законодателями, создают определенные правила поведения и предусматривают наказания за нарушение этих правил. Когда кто-нибудь нарушает правило, то они высылают вооружённых людей (полицейских), чтобы арестовать провинившегося и применить к нему наказание. Это, возможно, звучит несколько упрощённо, однако это так и есть.

Например, Конгресс установил правило, по которому каждый молодой человек должен встать на воинский учёт. Любой юноша, уклоняющийся от такой регистрации, становится объектом уголовного преследования. Он будет арестован, задержан, препровождён в суд и посажен в тюрьму, если будет осуждён.

Конгресс принимает закон о налогах, требующий от граждан отдавать часть своих доходов правительственному налоговому агентству — Федеральной налоговой службе (ФНС). Неподчинение приведёт к уголовному преследованию. ФНС может также отобрать собственность у граждан, которым вменяется в вину неуплата налогов. Если гражданин сопротивляется, его сопротивление — тоже преступление и, в конечном счете, также ведёт к тюрьме.

Конгресс принял законы, объявившие преступлением владение, покупку или продажу некоторых натуральных веществ — к примеру, марихуаны. Конгресс также объявил преступлением владение некоторыми видами оружия. Любой задержанный за владение такой контрабандой будет арестован государственными силовыми ведомствами, обвинен, судим и посажен в тюрьму, если будет осуждён.

На местном уровне городские советы принимают правила, диктующие людям, каким бизнесом они могут заниматься, какие здания им следует иметь для своего бизнеса и где его можно размещать. В результате любого нарушения появятся вооружённые представители правоохранительных органов для того, чтобы огласить выдержку из закона, наложить арест и применить наказание по отношению к нарушителю.

Люди в правительстве, которые составляют правила и регламенты для остальных, не особенно наделены воображением. Законотворчество всегда одинаково. Законодательный орган (городской совет, окружной наблюдательный совет, законодатели штата или Конгресс) решает, что нечто является «проблемой». После этого они устанавливают правила, которые предположительно решат проблему, назначают наказание за неповиновение и разрабатывают для полиции и прокуратуры процедуру преследования тех, кто нарушает их правила.

Некоторые правительственные программы могут показаться не вписывающимися в эту схему, как, например, социальное страхование, национальная оборона, почтовая служба или общественные школы. В этих случаях политики отвечают на «нужды», ощущаемые народом, который избирает и переизбирает их. Однако метод финансирования этих разнообразных программ и служб остается тем же. Это принудительное налогообложение. Сборщики налогов принуждают граждан отдавать долю своих заработков (или иного имущества) на оплату расходов этих государственных программ. Любой, кто не платит налогов, может быть заключён в тюрьму.

Люди часто говорят: «должен быть принят закон» или «правительство должно принять меры». На самом деле, они говорят именно о том, что законодателям следует разработать определённые правила, объявить наказание за их нарушение, и назначить вооруженных людей для защиты этих правил. Они также объявляют, что если кто-то не хочет подчиняться, то вооружённые люди заставят его подчиниться — с помощью штрафов, тюрем или казней. Люди редко говорят об этом в таких терминах, но это так и есть. За любым законом стоит угроза применения силы. Она и создает закон.

Общественный договор или рэкет «крыши»?

Мы все слышали как говорят, что люди в пределах какой-либо нации или общества вступили в «общественный договор», который, как утверждается, связывает всех жителей страны. Обычно, это один из доводов в пользу подчинения людей государственной власти и уплаты налогов в качестве цены за проживание в упорядоченном обществе. Но обязывающий договор требует существования людей, добровольно вступивших в договор и лично принимающих на себя обязательства в обмен на выгоды, которые они надеются получить. К тому же одним из основных признаков договора является то, что в него можно вступать или не вступать.

История развития государства (правительства) показывает, что этот институт возникает из завоевания. Одно племя или группа завоёвывает другое, накладывает оговорённую дань (налоги), взамен позволяя покорённым людям жить. Обычно правящее племя берётся защищать завоёванное от других мародёров. Такие отношения точнее будет определить не как «общественный договор», а как рэкет или «крышу».

Даже в Америке, которая рождена в результате революции против британской тирании и произвольного налогообложения, нынешние отношения между американскими гражданами и государством тоже не являются общественным договором.

Скольких знаете вы людей, добровольно подписавших Конституцию Соединённых Штатов или основной закон штата, где они живут, или устав округа либо города, который они населяют? Многие ли вообще читали устав своего округа или города — и еще меньше людей в явном виде согласились с ними. Сколько людей имеет хоть малейшее представление о том, что содержат эти документы?

Действительность такова: общественный договор — это опасный миф. Следует признать правительство тем, что оно есть на самом деле — группой людей, имеющих в своём распоряжении существенную, и иногда даже смертельную власть. Они могут применять и применяют власть, чтобы управлять остальными гражданами.

Тогда заключительный вопрос таков: каково законное основание применения государственной власти и какие стандарты должны использоваться для определения, законно ли была эта власть применена? Для того чтобы ответить на этот важнейший вопрос, начнём с рассмотрения действий отдельных лиц и затронутых этими действиями моральных принципов.

Собственность на себя и самозащита

Большинство из нас согласно с тем, что применение силы против нападающего при самообороне — законно. Моральный принцип, который оправдывает это — либертарианский принцип собственности на себя. Каждый индивидуум принадлежит себе. Никто не владеет никем другим. Владеть чем-либо означает, что владелец имеет право решать, что делать с этой вещью, и, что важно — остальные такого права не имеют. Будучи собственником себя, каждый из нас имеет право распоряжаться своей жизнью, телом и собственностью, приобретённой надлежащим образом. Каждый должен уважать аналогичные права других людей. Из этого принципа следует, что лицо, чья жизнь, тело или собственность подвергаются угрозе со стороны другого лица, имеет законное право оборонять их всеми необходимыми силами.

Если я имею право защищаться, значит и другие люди, если необходимо, могут помогать мне защищать мои права. Это дает ответ на вопрос, каково обоснование применения силы государством.

Людей в правительстве надо рассматривать как представителей граждан. Функции государства должны быть ограничены помощью гражданам в защите их прав от любого лица или группы, которые эти права нарушают или угрожают им.

Следовательно, законы, карающие такие деяния как убийство, изнасилование, кража, грабеж, растрата, мошенничество, обман, захват заложников, вторжение, загрязнение (форма вторжения), являются надлежащим использованием государственной силы, ибо такие деяния подразумевают нарушение чьих-то прав.

И напротив, любая деятельность, которая является мирной, добровольной и честной, должна быть свободна от наказаний или государственного вмешательства. Не должно быть, например, законов, наказывающих за уклонение от военной службы, за предложение на рынке востребованных потребителями товаров и услуг или за обладание собственностью, которую другие находят нежелательной.

Правительство обязано уважать права

Многие ошибочно полагают, что при переходе из частных граждан в государственные чиновники человек становятся чем-то вроде сверхчеловека, наделенного правами недоступными обыкновенным гражданам. Но не существует ни высших, ни низших человеческих существ, когда дело касается прав. Люди в правительстве имеют те же права, что и простые граждане. Не более и не менее. Они, также как вы и я, обязаны уважать равные права всех людей.

Защищаться — моё право. Я могу уполномочить своего представителя, общественного служащего в правительстве, помогать мне в защите моих прав. У меня нет права посягать на чужие права, и, следовательно, я не могу уполномочить человека в правительстве делать это. Я не могу делегировать право, которого у меня нет.

Ни вам и мне вместе, ни тысяче нас, ни миллиону мораль не позволяет нарушать права кого-либо другого, и вся наша банда не может уполномочить правительство сделать это. Неверное не становится верным только оттого, что преступники превосходят жертв числом или из-за того, что оно одобрено государством.

Точно так же, как вы и я обязаны уважать чужие права, люди в правительстве обязаны исполнять законные функции так, чтобы соблюдались и не нарушались права граждан.

Суть правительства состоит в том, что люди в правительстве имеют в своём распоряжении силу. Когда использование силы обосновано? Ответ очевиден. Он заключается в том, что правительственная власть должна применяться только для защиты граждан от тех, кто нарушает их права. Презумпция всегда должна быть против использования силы. Бремя доказательства справедливости применения силы всегда лежит на тех, кто к ее применению призывает.

Мы всегда обязаны помнить, что, призывая правительство к действию, мы просим правительство выслать вооружённых людей, которые возьмут под контроль наших сограждан; заберут часть их заработка или имущества в виде налогов; навяжут им определенные правила поведения; и наложат наказания, такие как штрафы или тюремное заключение, если они не подчинятся правилам.

Даже законное применение государственной власти — это опасная сила. Нам никогда не следует призывать к её использованию кроме случаев явной необходимости защиты наших прав или прав наших сограждан.


Глава 2. Альтернатива насильственному правлению

Для людей существуют два и только два способа иметь дело друг с другом. Один — посредством силы, другой — путём добровольного сотрудничества.

Все действия правительства на всех уровнях основаны на силе. Здесь, в Америке с момента основания до середины. XIX в., у нас был ещё один базирующийся на силе ужасный институт — рабство. Государственная власть утвердила этот отвратительный институт пунктом Конституции США о беглых рабах и Актами о беглых рабах, принятых Конгрессом.

Очевидно, что все, что желает правительство, основано на силе. Просто вспомните, что если вы откажетесь подчиняться правительству, вас ждут штрафы, тюрьма или смерть. Заметьте, ведь правительство почти ничего не производит (а то, что производит обычно защищено монополистическим законодательством). Люди, которые составляют правительство, получают оплату от граждан через принудительное финансирование, именуемое налогообложением.

Более того, частные граждане не могут отказаться от государственных услуг, операций или служб и покупать их в другом месте. Налогоплательщики обязаны оплачивать любую государственную акцию и подчиняться ей даже в случае несогласия с ней.

Правительство: конгломерат услуг?

Мы можем рассматривать правительство, представив его как огромный конгломерат услуг. Государственные чиновники предлагают гражданам много разных услуг, зачастую конкурируя с частными компаниями. К примеру, почта, электростанции, школы, службы утилизации мусора, конкурируют с аналогичными частными альтернативами. Даже те услуги, которые всеми считаются исключительно государственной прерогативой, альтернативно предоставляются частными компаниями. Например, суды (частное посредничество), дороги (частные платные дороги), полиция (частные охранные агентства), тюрьмы (тюрьмы под частным управлением).

Либертарианцы поднимают следующие вопросы:

• Должны ли эти услуги предлагаться государственными служащими?

• Должны ли эти услуги оплачиваться принудительно, через налоговую систему?

Ответ на эти оба вопроса: нет, необязательно.

Добровольное сотрудничество

Альтернативой принуждению как основе человеческих взаимоотношений является добровольное сотрудничество. В нашем обществе есть немало примеров добровольного сотрудничества в институциональной форме. Самой обширной и распространённой является коммерческая деятельность — свободный рынок. Люди, как индивидуально, так и организовавшись в компании, покупают и продают миллионы разных изделий и услуг. На рынке никто никого не принуждает покупать ту или иную вещь у того или иного продавца. Никого не заставляют заниматься каким-нибудь определённым родом деятельности либо предлагать заказчику какие-нибудь определенные товары или услуги.

В свободно-рыночные отношения каждое лицо вступает потому, что, с его точки зрения, конечный результат принесёт выгоду. В этом — ключ к пониманию того, как свободный обмен ведет к экономическому развитию и росту производительности. Каждый участник вступает в сделку добровольно и выигрывает от нее, получая то, что он хочет.

Сопоставьте это с переходом собственности по принуждению, когда человека заставляют расстаться с чем-либо под дулом пистолета. Едва ли индивид будет считать, что выиграл от этого (ведь, если бы он считал, что в результате выиграет, он бы отдал это добровольно).

Уважение прав

Когда юридическая/политическая среда общества построена на уважении и защите прав людей, в нём живущих, то все могут торговать на свободном рынке. При таких условиях не требуется никакого правительственного вмешательства, за исключением случаев, когда какие-то люди нарушают чужие права, совершая кражу или мошенничество. Основой производительных деловых отношений служит уважение к правам других людей и коммерческая деятельность на мирной, добровольной и честной основе.

На добровольном сотрудничестве строятся многие другие институты в нашем обществе, например: церковь и религия, семья, благотворительные заведения, медицинские исследовательские общества, организации по самосовершенствованию, частные школы. Существуют сотни тысяч групп и ассоциаций, куда американцы вступают по доброй воле ради достижения целей, которые они сами себе поставили. Эти организации работают изумительно, особенно по сравнению с типично бюрократической вознёй государства.

В основе всех этих успешных видов деятельности, основанных на добровольном сотрудничестве, лежит либертарианский принцип уважения к правам всех людей. Большую часть времени большая часть людей действует согласно этому либертарианскому принципу уважения чужих прав. Большинство не хочет контролировать других и не хочет, чтобы другие контролировали их. Имея дело друг с другом как частные граждане, мы почти всегда миролюбивы и честны. Мы ожидаем от сограждан добровольного сотрудничества и почти всегда получаем его.

Частная собственность: собственность на себя

Правовым основанием для этого либертарианского подхода, является система прав частной собственности, развитая в английском и американском законодательстве. Самый фундаментальный элемент в этой системе частной собственности — понятие собственности на себя, утверждающее, что каждый человек принадлежит самому себе. Никто не может владеть другими человеческими существами.

Когда мы говорим о собственности, мы обычно подразумеваем землю, строения или материальное движимое имущество, например, автомобили, компьютеры, деньги, серфинговые доски и так далее. Любой человек может накапливать собственность, производя её, или приобретая посредством мирного и честного обмена с другими владельцами собственности или получая её в дар.

Правовая система, которая признаёт и защищает права граждан производить, приобретать и обменивать права на собственность, — это основное условие мирных и плодотворных отношений между людьми. Чем яснее определены права частной собственности, и чем надёжнее законная защита прав собственности, тем легче людям планировать собственное будущее. Надёжные и обеспеченные права собственности оставляют меньше возможностей для возникновения споров о том, кто и что может делать с данным объектом собственности.

Кто решает?

Крайне важно различать отношения, построенные на насилии и на добровольном сотрудничестве. Решающий вопрос таков: кому решать, как обойтись с вашей жизнью, вашим телом, вашей собственностью? Либертарианцы отвечают, что каждый имеет право сам принимать любые решения относительно своей жизни, тела и честно приобретенной собственности. Далее, каждый человек сам несёт ответственность за свои решения, плохие или хорошие. Я не в праве заставлять других расплачиваться за мои ошибки. Я не вправе принуждать других помогать моему бизнесу в случае, если мои решения привели не к прибыли, а к убыткам. С другой стороны, если ваши решения привели к получению доходов, то эти доходы принадлежат только вам, и вы можете распоряжаться ими по собственному разумению. Как вы уважаете мои права, так и я должен уважать ваши.

Добровольное сотрудничество с другими никогда не представляет угрозы праву человека управлять своей жизнью, телом и собственностью. Угрозой правам граждан является только принуждающий механизм государства (или деятельность обыкновенных преступников).

Следовательно, главной целью должно быть ограничение государства законной функцией помощи людям в защите их прав от нападений и угроз. Только при таком ограничении правительства люди получат максимум возможностей развивать самые полезные и продуктивные отношения, основанные на добровольном сотрудничестве.


Глава 3. Препятствия к ясному пониманию правительства

Послушайте внимательно людей обсуждающих или спорящих на политические темы. Вы услышите множество заблуждений и препятствий, встающих на пути ясного понимания этих вопросов.

Далее мы кратко рассмотрим шесть обычных заблуждений.

Утопическое заблуждение

«Утопия» означает совершенное общество, в котором все имеют всё, что хотят, и всё идёт как надо. Подобного места никогда не существовало. Но противники свободы превозносят Утопию считая ее образцом. Они утверждают, что свободное общество не гарантирует каждому всё, что он хочет. В нем кто-то будет обделен или обижен, и в нем будут существовать убийцы, воры, насильники и прочие преступники. Так как свобода не гарантирует Утопию, то они настаивают, чтобы мы её отвергли и обратились к государственному контролю.

Это верно: никакой сторонник свободы не может гарантировать утопию.

Ну и что?

Ни один сторонник никаких политических взглядов не может гарантировать Утопию.

Утопия не является одним из возможных вариантов.

Утопия просто недостижима. Будем практичны, рассмотрим, что же есть в наличии и выберем наилучшее.

В наши дни у Америки имеются три политических варианта. Первый вариант — это сохранение status quo: правление и политика последних 50 лет и продолжение курса, развивавшегося в эти годы. Большинство американцев сейчас выражает сильную неудовлетворенность нынешним положением.

Второй вариант выбора — двигаться в направлении увеличения роли правительства и большего государственного вмешательства в разные стороны нашей жизни. Этот выбор неизбежно сопровождается ростом налогов и уменьшением свободы. Большинство американцев находят этот выбор даже менее желательным, чем status quo.

Третий вариант — двигаться в направлении уменьшения размеров правительства, уменьшая масштабы его вмешательства в наши личные и деловые вопросы, снижая стоимость государства, а значит, снижая налоги. Такое уменьшение привело бы к возрастанию личной свободы и контроля каждого над собственной жизнью. Большинство американцев, поразмыслив, предпочитают этот выбор всем остальным.

Следует повторить: Утопия — это не вариант выбора. Когда вы слышите, как кто-нибудь отрицает идею большей свободы, говоря, например: «Вы же не можете гарантировать всем детям хорошего воспитания, если отменить закон об обязательном посещении школ», то это утопическое заблуждение. Правильный вопрос звучал бы так: «Какая система позволит наибольшему числу детей получить качественное образование»?

Предпосылка «люди плохие»

Это заблуждение содержится почти во всех доводах в пользу государственного регулирования жизни людей. Не подкреплённая фактами предпосылка говорит о том, что люди слабы, глупы, беспомощны, несведущи, нечестны и опасны по отношению к себе и к другим. Им нужна нянька! Несколько примеров. Система социального обеспечения необходима, потому что люди неспособны позаботиться о своем будущем. Воинская повинность необходима, ибо одного желания народа защищать Америку недостаточно. Законы о наркотиках необходимы, ибо без них мы стали бы нацией безнадежных наркоманов. Законы об обязательном посещении школы необходимы, ибо иначе родители не стали бы воспитывать детей. И так далее.

В предпосылке «люди плохие» имеется огромная логическая дыра. Она игнорирует тот факт, что правительство тоже состоит из людей, которые согласно предпосылке «слабы, глупы, беспомощны, несведущи, нечестны и опасны по отношению к себе и к другим». Ведь правительство — это лишь собрание людей — политиков и бюрократов — которые в нем работают.

Если бы предпосылка «люди плохие» была действительна, то мы все меньше всего бы хотели чтобы мощное правительство, руководимое такими людьми, управляло нашими жизнями. Как сказал один сатирик, «если народ будет в основном хорош, вам не понадобится правительство; если народ будет в основном плох, вы не отважитесь его иметь».

Правда состоит в том, что большинство людей в большинстве случаев поступает морально. Они не лгут, не обманывают, не крадут, не насилуют и не убивают. Как правило, мы соблюдаем принцип уважения к другим человеческим существам, признавая их право самим разбираться со своими делами, а также их волю иметь с нами дело мирно и честно.

И еще одно замечание: вы когда-нибудь замечали, что люди, которые используют эту предпосылку, всегда исключают себя из разряда «плохих людей», которые слабы, глупы, беспомощны, несведущи, нечестны и опасны по отношению к себе и другим?

Заблуждение по поводу овеществления

«Овеществление» — затейливое слово обозначающее такое обращение с понятиями или ярлыками, как будто они существует на самом деле, сами по себе. Ошибка состоит в том, что в действительности существуют не понятия и ярлыки, а только люди. «Правительство» не существует как нечто отдельное от составляющих его людей. Конечно, необходимо иметь термин «правительство» также, как термины «церковь», «школа», «армия», «союз», «корпорация», «семья» и т. п. Но ни один из этих групповых ярлыков не лежит вне или выше понятия «индивидуумов» их составляющих.

Каждый раз, когда вы слышите, как говорят, что правительство, или бюрократы, или крупные корпорации, или союзы сделали то-то и то-то, всегда спрашивайте: «Какие именно люди сделали?». Действовать могут только индивидуумы, и они, конечно, должны отвечать за свои действия.

Одной из причин, из-за которых впадают в это заблуждение, является желание обезличить людей, с которыми хотят поступить несправедливо. Легко призывать обложить большими налогами «крупные корпорации». Не так легко призывать к уменьшению дивидендов пенсионеров, вдов и сирот, зависящих от пенсионных фондов, которые владеют акциями тех же крупных корпораций.

Другая мотивация использования этого заблуждения в том, чтобы поддержать утверждение, что вы, как индивидуум менее значимы чем «общество». Поэтому вы должны пожертвовать своими интересами на благо других, составляющих более широкую группу. Но ведь группа — это лишь набор индивидов.

И почему жертвовать должны вы, а не вам?

Заблуждение о бесплатных обедах

Самый важный экономический принцип звучит следующим образом: «Бесплатного обеда не бывает». Само утверждение очевидно и бесспорно. К сожалению, когда дело касается политики, то, кажется, многие верят, что бесплатные обеды все же существуют, и поэтому надеются, что они могут получить что-то за просто так.

Часто мы слышим о бесплатном образовании, бесплатной медицинской помощи. Требование об оплате налога на имущество или размер федеральных доходов по подоходному налогу демонстрируют, что все эти вещи отнюдь не бесплатны. Правительственные служащие, как правило, получают хорошее жалование. Источник оплаты всех государственных служб — заработки и собственность людей, которые не являются государственными служащими, т. е. налогоплательщиков.

Любой, кто получает что-либо от правительства, делает это за счёт других, усердно работающих американцев. Вопрос в том, будут ли те, кто получают выгоды, платить за них или с помощью правительственной силы они заставят платить других. Но платить в любом случае кому-то придется — ничего бесплатного не существует.

Заблуждение о безграничных возможностях законодательства

Еще одно заблуждение состоит в том, что возможности закона безграничны. Это заблуждение основано на двойной ошибке: во-первых, считается, что правительство может эффективно решить любую проблему, во-вторых, что оно должно это делать.

Наиболее фундаментальная форма этого заблуждения — вера в то, что любой аспект человеческой деятельности подлежит государственному контролю. Это как раз противоположно тем принципам, на которых была основана наша страна. Это принцип тоталитаризма. Не существует оправдания действиям правительства кроме тех действий, которые помогают индивидам защитить свои права от нарушений. Я не имею права использовать силу для управления жизнью и деятельностью других — и никто в правительстве не может требовать для себя прав на действия, которые для меня не являются моральными.

Более очевидным заблуждение становится, если понять, что правительственные программы не работают. Использование нарушений закона для достижения социальных целей никогда не ведет к запланированным результатам и всегда имеет непредвиденные последствия. Примеры:

На борьбу с бедностью было потрачено более 9 триллионов долларов, однако число бедных осталось таким же, как и сорок лет назад. Миллиарды долларов тратятся правительством на образование, но привели лишь к снижению уровня студентов и увеличению уровня насилия в школах. Через тридцать лет после начала войны с наркотиками, 80 % студентов высших учебных заведений говорят, что марихуану очень легко достать.

Основная причина того, что правительство не работает, состоит в том, что ни одна «хорошая идея» некоего индивида не проходит через нашу законодательную систему без серьезных модификаций, внесенных затронутыми этой идеей группами специальных интересов. В результате мы получаем не те законы, которые хотим. Более того, никто не может предсказать, как люди изменят свое поведение в результате введения закона. Поэтому то, что случается в реальности обычно весьма отличается от ожиданий тех, кто предложил закон.

Заблуждение о преступлениях без потерпевшего

Данное заблуждение — отличная иллюстрация только что рассматривавшихся вопросов. Многие думают, что люди прекратят совершать те или иные мирные честные действия, если только законодатели проведут закон, объявляющий эти действия преступлением. (К сожалению, свыше половины сегодняшних усилий и издержек наших правоохранительных органов затрачиваются именно на борьбу с такой мирной активностью.)

Весьма поучителен опыт с сухим законом в Америке. С 1920 до 1933 г. конституционная поправка запрещала производство, продажу и употребление спиртных напитков. Сторонники этого закона утверждали, что он поможет искоренить пьянство, что даст возможность избежать его негативных последствий. Результаты были катастрофическими. Запрет не только не прекратил пьянство, он колоссально расплодил организованную преступность. Цены на нелегальную выпивку возросли, создавая выгодные возможности для всякого, кто желал заняться уголовной деятельностью. Большие количества алкоголя контрабандой ввозились с территории Канады. Наживавшиеся незаконным путём коррумпировали систему правосудия, скупая полицию, суды и тюремщиков. Нелегальные подпольные бары расплодились в огромном количестве в каждом большом городе. Невинные люди попадали под огонь в криминальных разборках. Между тем, десятки миллионов американцев наплевали на закон и продолжили пить. Потерпев поражение, политики, наконец, отменили сухой закон в 1933 году.

Эта общая схема повторяется всякий раз, когда государство объявляет вне закона мирную, честную деятельность. Люди не перестают покупать товары и услуги, которые им нужны только из-за риска попасть под уголовное преследование. Ещё одним предсказуемым результатом является образование «чёрного рынка», имеющего большинство, если не все, признаков нелегального рынка спиртного, который развивался во время сухого закона.

Забавно слышать, как утверждают, будто если бы не было законов о наркотиках, то люди курили бы марихуану или нюхали кокаин, когда по текущим данным, от 25 до 40 миллионов американцев, несмотря на запрет, делают это регулярно. Более того, в штатах, где отменили ответственность за хранение марихуаны для персонального использования, не наблюдалось никакого гигантского роста популярности наркотиков.

И, тем не менее, мы слышим, как этот довод повторяется по отношению к другим законам, которые существуют — и не работают. Без законов против иммиграции сюда прибудут тысячи людей из Мексики и Центральной Америки. Без законов против проституции люди будут предлагать сексуальные услуги. Без запретов на ношение оружия преступники будут носить оружие.

Сторонники законов о преступлениях без потерпевшего, кажется, никогда не учатся. Попытки подавить мирное поведение путем объявления его наказуемым никогда не сработают. Закон не прекращает участие людей в запрещенных действиях, а отмена запретов не подвигает людей сразу же начать в них участвовать.

Выводы

Люди принимают как данность многие заблуждения и ошибочные представления о политике. Вышеизложенные рассуждения включают шесть наиболее часто встречающихся заблуждений и препятствий к ясному размышлению. Внимательный наблюдатель, который остаётся настороже, часто выделяет и другие. В любом десятиминутном споре каждое из перечисленных заблуждений вполне вероятно появляется не однажды.

Помните об этом. Если довод основан на заблуждении, то такой довод частично или полностью недействителен. В политике скептицизм в отношении тех, кто употребляет лицемерные аргументы — весомая защита вашего кошелька — и вашей свободы.


Глава 4. Развитие либертарианства как американского политического движения

В 1776 году небольшая группа британских подданных, живших на восточном побережье североамериканского континента, решила порвать оковы британской тирании. В наиважнейшем политическом документе человеческой истории — Декларации независимости, написанной Томасом Джефферсоном — они дали понять всему миру, что и зачем они создавали. Начальный параграф Декларации независимости гласит:

Мы считаем самоочевидными истинами, что все люди созданы равными; что они наделены своим Творцом определёнными неотчуждаемыми правами; что среди этих прав — жизнь, свобода и стремление к счастью. Для защиты этих прав среди людей учреждаются правительства, получающие справедливую власть с согласия управляемых. Когда правление в любой сфере становится разрушителем этих целей, люди вправе сменить или отменить его и учредить новое правительство, закладывая в его основание такие принципы и организуя его власть в таком виде, который покажется им наиболее подходящим для осуществления их безопасности и счастья.

Осмотрительность наверняка продиктует, чтобы правление, устроенное надолго, не менялось в лёгких и преходящих случаях. Опыт показал, что человечество более расположено страдать и терпеть зло, чем защищать себя, отменяя формы, к которым оно привыкло. Но когда долгая череда обид и узурпаций, неизменно преследуя одну и ту же цель, показывает намерение подчинить их абсолютному деспотизму, их долг свергнуть такое правительство и предусмотреть новую охрану для обеспечения своей будущей безопасности.

Эти прекрасные слова из Декларации утверждают три фундаментальных предположения. Во-первых, человеческие существа имеют права, которые происходят из естественного порядка мироздания, природы и свойств человеческих существ. Люди имеют специфическую природу, и она является базисом для прав, которые мы имеем.

Во-вторых, учреждение правительства — это нечто создаваемое человечеством для защиты этих прав. Таким образом, права приходят не от государства; люди с правами создают правительства в качестве механизма помощи в защите этих прав.

Третье предположение состоит в том, что когда государству не удаётся роль защитника прав, то у людей есть не только право, но и обязанность изменить или отменить его.

Естественные права, права собственности

Либертарианство основано на том, что в западной культуре было названо традицией «естественных прав». Люди, подписавшие Декларацию независимости, были хорошо образованы, знакомы с этой традицией естественных прав и глубоко её принимали. Главным основоположником их философии и основного течения либертарианской мысли был мыслитель Джон Локк.

Локк заложил основы нашего понимания собственности. Он показал нам, что «право первого поселенца» — это источник прав на собственность. Когда человек приходит на никем не занятую землю, для того чтобы установить собственность на какую-либо ее часть, он должен «смешать труд с землёй». Очевидным примером была бы расчистка земли от камней и подготовка её для ведения хозяйства.

Единожды приобретённая собственность подконтрольна владельцу, который может пользоваться ею по собственному усмотрению, и, что особенно важно, может не допускать к ней других. Концепция частной собственности продолжает оставаться центральной идеей в либертарианской политической философии.

Конституция и Билль о правах

После успешного завершения революции, тринадцать новых штатов в Северной Америке образовали правительство нового уровня — самостоятельное по отношению к правительствам штатов и утвержденное статьями Договора о конфедерации. В последствии, правительства штатов заменили статьи Договора о конфедерации Конституцией — нынешним уставом правительства Соединённых Штатов.

Люди, естественно, отдавали себе отчет в том, что создают мощное национальное государство, которое само может стать источником тирании. Конституция, которую они приняли, учредила федеральное правительство с четко определенной и ограниченной властью.

Народ знал, что правящие структуры всегда имеют тенденцию к росту и всегда стремятся стать более сильными и тираническими. Поэтому, в качестве условия для ратификации Конституции, народ потребовал Билль о правах, в качестве защиты от попрания гражданских прав федеральным правительством.

Язык Билля о правах показывает, как заботились люди о том, чтобы новое национальное правительство не вмешивалось их жизни, которые были для них драгоценны и неприкосновенны.

Статья 1-я. Конгресс не должен создавать законов, регулирующих установление религии или запрещающих её свободное отправление; или ущемляющих свободу слова или печати, или право людей на мирные собрания и на обращение к правительству для урегулирования несправедливостей.

Статья 2-я. Так как для безопасности свободного государства необходимо регулярное ополчение, то право народа хранить и носить оружие не должно упраздняться.

Статья 3-я. В мирное время солдаты не должны расквартировываться ни в чьём жилище без согласия владельца, а в военное время расквартировываться так, как предписано законом и не иначе.

Статья 4-я. Право народа быть уверенным в безопасности своей личности, жилища, документов и имущества не должно нарушаться, не должно быть никаких необоснованных арестов и конфискаций, и никакие ордера на это не должны быть выданы, иначе как в случаях, оправданных присягой или заверением, и только с подробным описанием места, которое должно быть обыскано, и человека или вещи которые должны быть задержаны или изъяты.

Статья 5-я. Никто не несёт ответственности за тяжкое или иное позорное преступление иначе, нежели в присутствии или по приговору Суда Присяжных, кроме случаев, произошедших в сухопутных или военно-морских силах, либо ополчении, при действительной службе во время войны или угрозы общественной безопасности; равно как никто не может быть дважды наказан за одно преступление; никто не может быть принуждён к какому-либо уголовному делу в качестве свидетеля против самого себя; не может быть лишён жизни, свободы или собственности без должного судебного процесса; равно как и частная собственность не может быть отобрана для общего использования без справедливого возмещения.

Статья 6-я. Во всех уголовно преследуемых случаях обвиняемый наделяется правом на неотложный и гласный суд беспристрастного жюри присяжных штата и округа, где совершено преступление, предварительно выясненное законом, и правом быть осведомлённым о существе и причине обвинения; правом очной ставки со свидетелем против него, обязательным правом на приглашение свидетелей в его пользу и правом на помощь и консультацию для своей защиты.

Статья 7-я. В гражданских делах, если стоимость вовлеченного в дело превышает двадцать долларов, должно сохраняться право на суд присяжных, и никакой рассмотренный судом присяжных факт не передаётся на пересмотр никакого иного суда в Соединённых Штатах, кроме как по правилам общего закона.

Статья 8-я. Никакая чрезмерная подать не должна быть востребована, никакие чрезмерные штрафы не должны налагаться, никакие жестокие и непредусмотренные кары не применяться.

Статья 9-я. Перечисление в Конституции конкретного набора прав не отрицает и не умаляет других прав граждан.

Статья 10-я. Полномочия, не делегированные Соединенным Штатам Конституцией, а также, не запрещенные ею штатам, принадлежат соответственно штатам или народу.

9-я и 10-я Поправки подчёркивают принцип, по которому правительство США не имеет другой власти и прав, кроме предоставленных ему народом и в явном виде утвержденных Конституцией. К несчастью, за два века, прошедших со времени принятия Конституции, решения Верховного Суда большей частью отвергали и даже переворачивали этот важный конституционный принцип. Сегодня, наоборот, мы должны искать особое ограничение для правительства, явно зафиксированное в Билле о правах, чтобы предупредить посягательства со стороны федеральной власти или штата.

Движение против рабства, за свободную торговлю и аболиционисты

Одним из направлений государственной политики в XIX в., наиболее соответствующей либертарианским взглядам, был принцип невмешательства в иностранных делах. Как заявил Джефферсон: «Мир, торговля и честная дружба со всеми народами, и никаких запутанных союзов и альянсов с иностранными государствами, втягивающими страну в акции, в которых она не заинтересована». От администрации Джорджа Вашингтона до администрации Монро политика США была политикой невмешательства, отрицавшей военные альянсы и предполагавшей свободную международную торговлю.

Эта выгодная политика начала разрушаться в 1823 году с появлением доктрины Монро, которая устанавливала, что Соединённые Штаты не будут допускать вмешательства европейских держав на Западном полушарии. К концу XIX века принцип невмешательства был забыт и правительство США само начало военные вторжения в Центральной Америке и в Тихоокеанском регионе.

Другим важным элементом либертарианской политики, имевшим влияние в ранних США, была свобода экономики. Считается что толчком к развитию современной экономики, основанной на рынке, ценах, производстве и так далее, послужила книга Адама Смита «Богатство народов», изданная в 1776 г. В эту традицию внесли свой вклад и другие авторы и теоретики, но в англо-говорящем мире самым широко известным было произведение Смита. В ранних США не было почти никакого регулирования бизнеса и банков, люди ценили напряженный труд и предпринимательство, налоги и тарифы были низки. В результате, нация процветала.

В первой половине XIX века экономисты, отстаивавшие свободный рынок и выступавшие за отмену барьеров в торговом обмене между нациями находились на подъеме. В Англии парламентские лидеры Ричард Кобден и Джон Брайт возглавляли движение за свободную международную торговлю и постоянно опровергали доводы в пользу протекционистских торговых барьеров. Свободная торговля служила и служит мощной опорой мирных отношений между странами. Как заметил французский экономист Фредерик Бастиа, «если товарам не разрешается пересекать международные границы, то их пересекают солдаты».

И, наконец, еще одним важным либертарианским движением в первой половине XIX века был аболиционизм — движение за отмену рабства. Может быть доказано, что аболиционисты были по сути либертарианцами того времени, утверждая, что рабство попирает основное естественное право человека — право быть свободным.

Гражданская война

Великим положительным результатом Гражданской войны была отмена рабства. Значительно хуже известны антилибертарианские элементы, введенные во время этой войны. И Юг и Север использовали призыв для формирования войск. Президент Авраам Линкольн приостановил действие права habeas corpus (права в досудебном порядке обжаловать задержание) и арестовал противников войны. Первый подоходный налог был введен в 1862 году. Несмотря на то, что эти нарушения свободы были отменены после войны, они создали основание для более поздних посягательств.

И, что наиболее важно, Гражданская война уничтожила силой войск право суверенных штатов отделяться от страны. Нигде в Конституции федеральному правительству не было дано право пресекать отделение.

Экономическая теория свободного рынка

Марксизм, начиная с XIX века и позднее, был сильным противником либертарианства, особенно в экономике. Но и при этом продолжались либертарианская теоретическая работа и исследования. Самым важным было развитие «австрийской» экономической школы, которая в каждом вопросе демонстрировала то, что экономическое учение должно исходить из действий индивидов. Следовательно, действующие личности должны быть свободны для того, чтобы экономика пришла к процветанию. Политические аспекты этого подхода очевидны.

Крупнейшим среди австрийских экономистов был, конечно, Людвиг фон Мизес. В 20-е годы Мизес обнародовал один из самых важных своих трудов «Социализм», в котором он продемонстрировал невозможность эффективных экономических расчётов в социалистической экономике. Мизес показал, что любое централизованно управляемое хозяйство в конечном итоге должно разрушиться. Без свободного рынка для товаров и услуг не работает механизм цен, который бы говорил производителям и посредникам, что более всего нужно потребителям и как наилучшим образом распределить ресурсы. Несмотря на то, что большинство экономистов и политиков десятилетиями не замечали Мизеса, его выводы были подтверждены катастрофическими последствия социализма в Восточной Европе и Советском Союзе.

Великая Депрессия и Вторая мировая война

Влияние либертарианской мысли на американскую политику, пожалуй, особенно снизилось в период депрессии 1930-х и войны 1940-х годов. Один из мифов американской политической истории заключается в том, что коллапс на фондовом рынке в 1929 г. и последовавшая депрессия были результатом недееспособности капитализма. Против этого ясно свидетельствует история. Инфляционная денежная политика правительства США 1920-х гг. и иные действия правительства, такие как отъём золота у населения и создание преград в международной торговле, просто отсрочили экономические коррективы, которые наступили бы, если б правительство не вторгалось в экономику. В книге «Великая американская депрессия» (1963) Мюррей Ротбард убедительно опровергает тезис о том, что депрессия была результатом работы свободной рыночной экономики.

Как писал Рэндолф Бёрн, «Война — это здоровье государства». За Вторую Мировую войну, как и за всякую войну, правительство США драматически выросло в размерах. Возрос контроль над частной жизнью и экономической деятельностью. Либертарианские идеалы индивидуальных прав, уважения к правам людей, к должному суду, свободному рынку и политике невмешательства были отметены прочь. Либертарианские голоса были в числе немногих, поднятых в защиту прав японоамериканцев (иммигрантов), нарушаемых, когда правительство США заключало их в лагеря и отбирало имущество без соблюдения должных процессуальных действий и презумпции невиновности.

Послевоенные экономисты и Айн Рэнд

В послевоенный период либертарианское движение в Америке представляло из себя буквально горстку исследователей свободного рынка, среди которых были такие экономисты как Мизес, Генри Хэзлитт, Мюррей Ротбард, Фридрих Хайек (в дальнейшем Нобелевский лауреат по экономике), писательница Айн Рэнд («Источник», «Атлант расправил плечи»), Леонард Рид — основатель Фонда экономического образования, и Р.К.Хойлс — издатель «Газет свободы».

Наряду с австрийской экономической школой, в Чикагском университете развивался свободно-рыночный подход к экономике под руководством Милтона Фридмана, ещё одного Нобелевского лауреата. Получила известность «чикагская» экономическая школа.

В 1940–50-е гг. медленно, но верно росло число людей, которые стали называть себя «либертарианцами». Но ещё не существовало организованного политического движения, вводившего либертарианские идеи в американскую политику. В начале 1960-х гг. стечение обстоятельств посеяло семена и удобрило почву для ярко выраженного либертарианского политического движения.

Айн Рэнд опубликовала свой главный роман «Атлант расправил плечи» в 1957 году. Роман стал искрой, разжёгшей среди молодых интеллектуалов стремление к дальнейшему изучению её философии индивидуализма — называемого объективизмом, и бросившей вызов взглядам политического истэблишмента. В начале 60-х гг. в ряде мест по всей стране, группы студентов в студенческих городках при колледжах, изучали романы Рэнд и их философские следствия.

В 60-х гг. многие молодые люди были не согласны с политикой США во Вьетнаме. Хотя многие лидеры движения против Вьетнамской войны были левыми (некоторые — откровенными социалистами), множество активистов разделяли либертарианские взгляды на человеческие права. Многие выражали озабоченность введенными Ричардом Никсоном мерами по контролю личных свобод внутри страны. Несмотря на свою относительную малочисленность, либертарианцы высказывались против войны, выступая против воинской повинности и надзора со стороны ЦРУ и ФБР за американцами внутри страны.

Вьетнам плюс Никсон приводят к молодежной коалиции за свободу

Коалиция за свободу, в конечном счёте ставшая Либертарианской партией, развивалась в 60-е — начале 70-х гг. Многие молодые люди пришли к либертарианским взглядам, изучая свободно-рыночную экономику и работы Айн Рэнд. Другую крупную группу составили те, кто участвовал в движении против Вьетнамской войны и за гражданские права. Они считали, что личности имеют право жить своей частной жизнью без страха, свободными от полицейского преследования из-за цвета их кожи, длины волос, стиля одежды или жизненных установок. Представителям обеих групп не подходили традиционные ярлыки «правого крыла» или «левого крыла». В конце концов, к исходу 1960-х гг. они объединились.

По иронии судьбы Ричард Никсон дал стимул к образованию новой политической партии, которая будет постоянно бороться за свободу. В начале 70-х гг. политические преследования антивоенных организаций по распоряжениям Никсона были хорошо известны, особенно среди его жертв.

В 1971 г. Никсон установил контроль за заработной платой и ценами, сведя на нет всякую надежду на то, что Никсон или Республиканская партия собирается уменьшать государственное вмешательство в рынок. В результате молодые люди, преданные идеям свободы, объединились для того, чтобы что-нибудь предпринять. Они решили, что американская политическая система выиграет от новой партии, предусматривающей свободу для каждого, в любой ситуации, в любое время.

Учредительное собрание Либертарианской партии было проведено в декабре 1971 г. в Колорадо-Спрингс. Новая организация приняла «Декларацию о принципах», которая в частности гласит:

Мы утверждаем, что любой индивид имеет право единолично распоряжаться собственной жизнью и право на выбор образа жизни, пока он не вмешивается насильственно в права других на аналогичный выбор.

На протяжении всей истории правительства регулярно проводили противоположный принцип, по которому государство имеет право распоряжаться жизнями индивидуумов и плодами их труда. Даже в Соединённых Штатах все политические партии, отличные от нашей, наделяли правительство правом регулировать жизни индивидуумов и завладевать плодами их труда без их согласия.

Мы, напротив, отрицаем право любого правительства поступать так, и утверждаем, что там, где существуют правительства, они не должны подвергать насилию права какой бы то ни было личности, а именно: 1) право на жизнь — соответственно мы поддерживаем запрет на агрессивное применение физической силы по отношению к другим; 2) право на свободу слова и действия, а значит, мы против всяких попыток правительств урезать свободу слова и печати, равно как и против государственной цензуры в любой форме; и 3) право на собственность, а значит, мы против всякого государственного вмешательства в частную собственность, такого как конфискация, национализация и отчуждение, и поддерживаем запрещение кражи, нарушения чужого владения, мошенничества и умышленного обмана.

Идеи, выраженные в Декларации Независимости и Билле о Правах (процитированные ранее) и в приведенной «Декларации принципов» ясно указывают на цели и образ мысли современного либертарианского движения.

В 1972 г. Джон Хосперс, первый кандидат в президенты от Либертарианской партии, баллотировался в двух штатах и получил приблизительно 2500 голосов. После такого скромного начала Либертарианская партия стала третьей по величине политической партией в Америке. Она единственная из всех «третьих» партий, имеющая общенациональную организацию и отделения во всех штатах. Сотни либертарианских кандидатов избирались в органы управления штатов и округов.

Либертарианские политические активисты участвовали в большинстве важных политических баталиях последних трех десятилетий. Они сыграли главную роль в успехе усилий против налогов, таких как калифорнийское «Предложение 13». Либертарианцы всегда принимали активное участие в движении за ограничение сроков пребывания у власти, которое стремится искоренить понятие «профессиональный политик». В 1996 году либертарианцы поддержали успешные инициативы по разрешению медицинского использования марихуаны в Аризоне и Калифорнии. Они также поддерживали «Калифорнийскую инициативу гражданских прав», которая положила конец этническим и гендерным ограничениям в государственном образовании, найме на работу и контрактации. В 1999 году либертарианская партия сыграла главную роль в отклонении предлагаемых правительством норм изучения потребителей, которые требовали от банков раскрытия перед правительством финансовых операций банковских клиентов. Либертарианские предложения, такие как приватизация, дерегулирование, свободный выбор образования, окончание войны с наркотиками, свободная торговля и терпимость к образу жизни других, приобретают все больше сторонников.

Либертарианская партия ведет не только внутрипартийную работу. Либертарианские активисты организовали «Республиканский совет за свободу» и «Демократический совет за свободу», которые стремятся повернуть курс этих партий в сторону свободы. Существуют и либертарианцы, не вовлеченные ни в одну из партий.

Влиятельное движение

Дэйв Барри, Джон Стоссел, и Курт Рассел публично идентифицируют себя как либертарианцы. Есть даже либертарианские музыканты, такие как Нил Пиэрт из группы Rush, блюзмен Джимми Воган и певец кантри Дуайт Йокам.

Издатель данной книги, движение «Защитники самоуправления» (организованное в 1985 году) несет идеи либертарианства в массы, обучает либертарианцев навыкам эффективной коммуникации и издает «Самый короткий в мире политический тест» (см. главу 5).

Между тем, либертарианство также стало влиятельным международным движением. Общества, такие как Международное общество за личную свободу работают над продвижением либертарианства во многих странах мира. По некоторым оценкам, либертарианские или дружественные им исследовательские центры, организации и политические партии сейчас существуют более чем в 100 странах.

В Соединенных Штатах либертарианство стало многогранным движением. Растет роль либертарианских исследовательских центров в формировании общественного мнения. Исследовательские организации, такие как Институт Катона (CATO institute), Институт гуманитарных исследований (Institute for Humane Studies), Фонд «Разум» (The Reason Foundation), «Граждане за здоровую экономику» (Citizen for a Sound Economy), Исследовательский центр собственности и экологических проблем (Property and Environmental Research Center — PERC), Национальный центр политического анализа (The National Center for Policy Analysis), Heartland-институт (The Heartland institute) и Тихоокеанский институт общественно-политических исследований (Pacific Institute for Public Policy Research) — и многие другие — помогают донести либертарианские идеи и политические предложения до избирателей и лиц принимающих решения.

Но либертарианское влияние не ограничивается академическими учреждениями. Влиятельным ежемесячным изданием является журнал «Разум» (Reason), который исследует приложение либертарианских идей к текущим события и вызовам будущего. В колледжах и университетах преподавательские должности занимает всё больше либертарианских исследователей. Мы уже встречаем судей с либертарианским отношением к судебной и парламентской работе.


Глава 5. Отличительные признаки либертарианства

Либертарианское мировоззрение существенно отличается от политической философии либерализма и консерватизма.

Все либертарианские взгляды выводятся и происходят из основных либертарианских принципов. Либертарианство начинается с положения о собственности на себя. Каждый человек принадлежит самому себе. Следовательно, каждый человек имеет абсолютное право управлять своей жизнью, телом, словами, поступками и честно нажитым имуществом.

Эти права имеет каждый человек. Следовательно, каждый человек обязан также уважать аналогичные права всех других людей.

Человек имеет право защищать собственные права, но при этом он не имеет права нарушать права других. Никто не может уполномочить другого человека на нарушение ещё чьих-нибудь прав. Я не могу уполномочить своего представителя в правительстве нарушить чужие права, какую бы пользу, по моему мнению, это бы ни принесло. Ещё одно следствие этой обязанности уважения чужих прав состоит в том, никто не может притязать на личность, состояние или собственность любого иного индивидуума. Каждый из нас отвечает за свои действия (и, конечно, действия других людей за которые захочет принять ответственность, таких как семья или друзья).

Из этих оснований можно вывести последовательную либертарианскую позицию почти по любому вопросу.

Бессмысленные политические ярлыки

Рассмотрим ярлыки «либерал» и «консерватор». Хотя либералы, как и консерваторы, имеют достаточно широкий спектр вопросов, по которым существует внутрипартийное согласие, ярлыки ничего не говорят о том, какую позицию займёт человек при обсуждении конкретного вопроса. Также ничего об этом не скажут и ярлыки «демократ» и «республиканец».

Рассмотрим сначала партийные ярлыки. Демократическая и Республиканская партии принимают партийную платформу на собрании перед каждыми президентскими выборами. Каждые четыре года партии могут занять позицию, которая слабо или совсем не связана с предшествующей и, более того, может прямо противоречить позиции, занятой ранее. Любая из этих партий может изменить позицию по большинству вопросов в зависимости от изменения настроений публики или причуды их кандидата в президенты.

То же относится и к либералам и консерваторам. Каждый отдельный либерал или консерватор может быть и за и против конкретного налога, «реформы» образования, внешней военной интервенции, новой инициативы «государства благосостояния», цензуры, программы надзора за гражданами или любому другому вопросу.

Причина этой неопределенности проста: Демократическая и Республиканская партии не имеют основополагающих принципов использования государственной власти; они только (иногда) расходятся во мнениях, где и почему ее следует использовать. Они обе поддерживают использование государственной власти, но по разным причинам. К примеру, либерал может поддержать цензуру для борьбы с расистскими публикациями, консерватор — для запрета порнографии. Либерал может поддержать негласный надзор за гражданами для отслеживания «правых экстремистов», а консерватор — для препятствий нелегальной иммиграции. Либерал может поддержать правительственную программу помощи бездомным, консерватор — программу помощи крупному бизнесу. Либерал поддержит принудительную государственную службу для помощи бедным, консерватор — военный призыв для формирования армии. Список неограничен.

В отличие от них, либертарианцы всегда уважают права индивида. Либертарианцы всегда утверждают, что правительство должно делать свою работу без нарушения индивидуальных прав.

В отличие от либералов и консерваторов, либертарианцы считают, что государство не может предоставить кому-либо благ, не ограбив перед этим кого-нибудь другого. Вот почему либертарианцы выступают за отмену насильственного налогообложения как метода финансирования государственных функций и призывают к замене налогообложения добровольными способами финансирования необходимых государственных функций. Поэтому либертарианцы стремятся к уменьшению размеров правительства, к ограничению его вмешательства в жизнь граждан, к закреплению за ним лишь функций помощи гражданам в защите их прав против любого, кто может на них посягнуть.

Вследствие такой стойкой поддержки индивидуальных прав, либертарианцы значительно более последовательны в вопросах снижения роли правительства в регулировании нашей жизни, чем те, кто называют себя либералами или консерваторами.

Замена бессмысленному делению «левые-правые»

Люди часто спрашивают: либертарианцы — правые или левые? Либералы или консерваторы? Ответ не лежит в этой плоскости. Помещать либертарианцев в традиционный спектр «левые-правые» — ошибка, так как традиционный метод определения политических взглядов упрощен и неполон. Любопытно, что политические аналитики и комментаторы редко обсуждают этот поразительный недочёт. Не менее смешны их тщетные попытки уместить любые политические взгляды в эту традиционную схему.

Приведенная ниже диаграмма более точно отображает (и объясняет) спектр политических позиций. Она четко показывает, что карта политических взглядов куда больше, чем простая шкала «левые-правые». Она измеряет, за что выступают люди по двум ключевым шкалам — политической свободы и экономической свободы. Диаграмма основана на анализе политики, разработанном основателем Либертарианской партии Дэвидом Ноланом и впоследствии развитом Маршаллом Фритцем, основателем движения «Защитники самоуправления».

Самый короткий в мире политический тест

Используйте приведённую ниже диаграмму самоуправления для определения вашего места на этой новой политической карте. Начните с ответов на следующие 10 вопросов.

Свойственны ли вам идеи самоуправления при рассмотрении вопросов ЛИЧНОСТИ?

1. Военная служба должна быть добровольной. (Никакого призыва в армию)

2. Правительство не должно владеть ТВ или прессой или контролировать их.

3. Правительство не должно регулировать сексуальную жизнь взрослых граждан по взаимному согласию

4. Законы против наркотиков приносят больше вреда, чем пользы. Отмените их.

5. Персональная (электронная) идентификационная карта не должна появиться.

Счет по ЛИЧНОЙ свободе: добавляйте 20 за каждое «согласен», 10 — за «может быть или не уверен» и 0 — за «нет».

Свойственны ли вам идеи самоуправления при рассмотрении ЭКОНОМИЧЕСКИХ вопросов?

1. Положить конец «государству корпоративного благосостояния». Никакой правительственной помощи бизнесу.

2. Положить конец внешнеторговым барьерам.

3. Позволить людям контролировать свое пенсионное обеспечение. Приватизировать социальное обеспечение.

4. Заменить государственное социальное обеспечение частной благотворительностью.

5. Сократить налоги и государственные расходы на 50 % и более.

Счет по ЭКОНОМИЧЕСКОЙ свободе: добавляйте 20 за каждое «согласен», 10 — за «может быть или не уверен» и 0 — за «нет».

Как пользоваться опросом и диаграммой на тему самоуправления[1]


Отложите по шкале Ваш ЛИЧНЫЙ счёт слева, а ЭКОНОМИЧЕСКИЙ справа. (Например, 50 % личной свободы и 70 % экономической). Затем найдите точку пересечения соответствующих тонких линий. Область, в которую она попадет — это область ваших политических взглядов.

Вы можете выстроить и политический облик политиков, общественных деятелей или групп на основании того, как, по-вашему, они ответили бы на эти вопросы. Предположим, Рональд Рейган и радиокомментатор Раш Лимбо, вероятно, угодили бы в правую четверть, сенатор Хиллари Клинтон и радиоведущий Эл Фрэнкен — в левую, в «центристскую» область попадет сенатор Джон Маккейн и ведущий радиошоу Денис Прагер, в либертарианскую четверть — республиканец Рон Пол и телеведущий Джон Стоссел. Тираны, вроде Иосифа Сталина, Адольфа Гитлера и Фиделя Кастро, конечно же, окажутся в самом низу «этатистского» квадранта.

Экономическая и личная свобода

Самой блестящей догадкой, данного теста является разделение человеческой деятельности на две основные области: экономическую и личную.

Экономические вопросы включают все, что относится к деньгам: решения касательно трудоустройства, торговли, инвестиций и бизнеса. Личные вопросы определяют, что вы будете делать со своим телом: выбор чтения, пищи, курения или выбор круга общения.

Важным вопросом при определении политических взглядов является то, сколько свободы человек готов предоставить в этих двух областях. Или наоборот, сколько правительственного контроля человек готов допустить в эти области.

Из диаграммы мы видим, что те, кого относят к «либералам» — приверженцы относительно высокой степени личной свободы. С другой стороны, либералы призывают к высокому уровню государственного контроля над экономической деятельностью людей. Либералы считают, что мы компетентны вести свою частную жизнь, но считают, что когда речь идёт о бизнесе и коммерции, нам нужен строгий контроль.

Консерваторы обычно предлагают совершенно обратное. Консерваторы выступают за относительно высокий уровень экономической свободы, за низкие налоги и уменьшение государственного регулирования в бизнесе. В то же время они призывают к меньшей личной свободе. Для консерваторов мы способны заниматься бизнесом и коммерческой деятельностью, но за нами надо присматривать, чтобы мы не грешили и не вели себя безответственно.

Либертарианцы находятся в верхней четверти этой диаграммы — это место для тех, кто поддерживает высокую степень как экономической, так и личной свободы. Либертарианцы полагают, что люди имеют право свободно вести как хозяйственную, так и личную деятельность. Они последовательно поддерживают право людей распоряжаться собственной жизнью во всех проявлениях.

Люди, по сути, полностью оппозиционные либертарианцам, располагаются в нижней четверти диаграммы. Их обычно называют «этатистами». Эти люди полагают, что всякая человеческая деятельность должна быть предметом государственного контроля и что сколько-нибудь значительный уровень свободы, как личной, так и хозяйственной — опасен. Этатисты не обязательно противники демократии; многие из них верят, что правительство выполняет коллективную «волю народа». В самом нижнем углу диаграммы этатизм превращается в тиранию. К этой группе принадлежат марксисты, социалисты, коммунисты, фашисты, которые полагают, что любая человеческая деятельность должна быть в той или иной степени предметом государственного контроля.

Мнение центриста различается по различным вопросам и не поддерживает последовательно свободу или правительственный контроль. Его позиция зависит от конкретного вопроса.

Либертарианская позиция: принципиальная и неизменная

Либертарианство не является ни разновидностью левого крыла или либеральной мысли, ни разновидностью правого крыла или консервативной мысли. Не является оно и комбинацией левых и правых позиций. Это уникальная и последовательная политическая философия.

Диаграмма показывает нам, что либертарианцы имеют общую границу, как с либералами, так и с консерваторами. Для либералов и либертарианцев нет ничего необычного в том, чтобы занять сходные позиции в вопросах личных свобод. Нет ничего необычного и для консерваторов и либертарианцев в том, чтобы оказаться по одну сторону баррикад в некоторых экономических спорах. Но как мы видели ранее, консерваторы и либералы иногда поддерживают государственное вмешательство, а иногда — нет. В отличие от них, все либертарианские позиции по обсуждаемым вопросам восходят к основным либертарианским принципам собственности на себя и уважения к таким же правам других. Другим политическим группам несвойствен такой последовательный, принципиальный подход.

Именно поэтому вы не сможете предсказать позицию либерала, консерватора, республиканца или демократа по конкретному вопросу в конкретное время. Они не обладают едиными последовательными фундаментальными философскими принципами. Лучшее, что можно сделать, это составить перечень суждений, которых они придерживаются по проблеме и проверять время от времени, не появилось ли в нём изменений.

Поскольку либертарианцы как раз имеют базовый набор принципов, вы всегда может быть уверены, что либертарианец по любому вопросу будет на той стороне, которая максимизирует личную свободу и ответственность — и которая уменьшает государственный контроль над индивидом.

Либертарианец смотрит на людей в любой ситуации и задаётся вопросом, взаимодействуют ли они друг с другом мирным, добровольным и честным образом. Если да, то никто не имеет права в такой ситуации применять силу. Никакая третья сторона, включая правительство, не должна силовым путем вторгаться в ситуацию. Поступать так — означает нарушать чьи-то права.

Это не значит, что индивид не должен предлагать содействие, помощь, или совет тем, кто в этом нуждается. Так как либертарианцы верят в частную благотворительность — в отличие от государственной социальной поддержки — они всем сердцем ратуют за идею добровольной помощи тем, кому она нужна. (Люди всегда вправе и отказаться от нее.) Но суть политического вопроса такова: всегда ли применение правительством власти оправдано? Нам следует постоянно задавать себе этот важный вопрос. Либертарианцы всегда отвечают на него так: лишь когда защищаются права граждан.

Именно этот ответ и отличает либертарианство от любой другой политической философии.


Глава 6. Либертарианский анализ обсуждаемых проблем

Для рассмотрения конкретного спорного вопроса с либертарианской точки зрения надо учитывать два фактора: «моральный» и «практический».

Моральная сторона

Моральная сторона анализа требует от нас рассматривать обстоятельства и поступки людей применительно к ситуации. Имеют ли они дело друг с другом мирно, добровольно и честно? Если да, то никто не нарушает права другого. В таких случаях применение силы аморально вне зависимости от того, какими бы положительными кто-то не считал результаты силового изменения поведения людей.

Если один из участников использует силу (или угрожает ей) другим участникам, это значит, что агрессор попирает чужие права. Такое агрессивное применение силы должно быть остановлено. И также как моральным и надлежащим было бы применение силы индивидом в целях самообороны, моральным будет и применение государственной власти для помощи тем лицам, чьи права нарушаются агрессивным использованием силы.

Для либертарианца вопрос моральности первостепенен. Определение правильного (морального) способа действий имеют крайне важное значение. Традиционные политики редко задаются вопросом применяется ли государственная сила оправданно (чтобы помогать гражданам в защите их прав) или неоправданно (когда это нарушает права граждан). Либертарианцы всегда будут поднимать этот вопрос и всегда возражать против ненадлежащего применения государственной власти.

Мы привыкли, что политики и политические комментаторы ограничивают себя только практическими соображениями. Поэтому довольно странно звучит, когда кто-либо (обычно либертарианец) задает вопрос, оправдано ли с моральной точки зрения то или иное предложение использовать власть правительства. Странно звучит и утверждение «если действие незаконно или аморально для индивида, то и для правительства такое действие будет незаконным или аморальным».

Моральная сторона вопроса редко становится объектом публичной дискуссии. Моральность военного призыва — это один из таких редких примеров. Во время вьетнамской войны (и даже сейчас, когда обязанность регистрироваться для призыва осталась только на бумаге), люди дискутировали, является ли морально оправданным накладывать наказание на молодых людей, которые отказались от регистрации или призыва. До Гражданской войны либертарианцы того времени (аболиционисты) также бросили вызов моральной оправданности законно существовавшему институту — рабству.

Либертарианцы никогда не закрывают глаза на моральную сторону вопроса — право каждого индивида жить своей жизнью при условии выбора мирного пути — при обсуждении любой политической проблемы.

Практическая сторона

Что мы имеем в виду под практической стороной? Она включает суждения и предположения о том, как люди поведут себя в ответ на определённый закон, норму или правительственную политику.

Практический анализ интересуется только одним: если будет принят данный закон, будут ли люди вести себя так, как ожидают законодатели? Рассмотрим некоторые примеры. Если закон налагает наказание на работодателей, нанимающих незаконных иммигрантов и переселенцев, станут ли работодатели дискриминировать всех переселенцев, законных и незаконных? Если Конгресс урезает налоги, приведёт ли это к большей продуктивности бизнеса? Если будут отменены законы о минимальной заработной плате, побудит ли это работодателей нанимать менее квалифицированных подростков? Или это приведет к падению всех зарплат? Если обладание стрелковым оружием будет запрещено законом, сдадут ли люди свое оружие или разрастется ли черный рынок оружия? Приведёт ли отмена уголовных наказаний за хранение марихуаны к сокращению преступности или породит новые миллионы тех, кто ею пользуется? Вред или пользу экономике США принесёт устранение торговых барьеров?

Свобода работает, правительство — нет

Один из тревожных вопросов в умах людей, даже тяготеющих к признанию моральности подхода с позиции свободы: практична ли она? Работает ли свобода? Имея меньше государственных ограничений в своих действиях, будут ли люди, как правило, эффективней разбираться с жизненными проблемами? Или при отсутствии принудительного государственного надзора, они превратят свои жизни в полный бардак?

Либертарианцы ратуют за свободу, ибо она настолько же моральна, насколько и практична. Чем больше свободы, тем шире наши возможности добиваться тех целей и защищать ценности, которые мы сами выбираем. Либертарианцы верят, что вы сами знаете, что для вас лучше. Вы знаете, каковы ваши цели, мечты и ценности. И вы знаете это на много порядков лучше, чем государственные чиновники.

Здесь уместно напомнить себе об утопическом заблуждении. Выбор стоит не между Утопией и свободой. Утопия не входит в сферу возможных вариантов.

Выбор стоит только между свободой и насильственным контролем правительства над вашей деятельностью. Третьего не дано. Решаете либо вы, либо политики и бюрократы. Если вы отдаете право решать политикам и бюрократам, не забывайте, что за неподчинение их решениям вы будете наказаны.

Американцы наконец-то начали понимать, что правительство не работает. Правительственные программы всегда дороги и навязчивы, и они неспособны достигнуть поставленных целей. Фактически, они всегда влекут непредвиденные последствия — обычно плохие. В сравнении с ними свобода работает куда лучше.

Следующие главы содержат серию коротких дискуссий по текущим политическим вопросам. Эти дискуссии приведены с либертарианской точки зрения, и анализ будет содержать как моральные, так и практические соображения.


Глава 7. Внешняя политика, свободная торговля, национальная оборона и терроризм

Мир, торговля и честная дружба со всеми народами, и никаких запутанных союзов и альянсов.

Томас Джефферсон.

Либертарианский принцип внешней политики можно описать одной фразой: нейтралитет, свободная торговля и федеральное правительство, ограниченное защитой американцев в Америке. Так это сформулировали Отцы-Основатели в Конституции.

К сожалению, уже больше столетия наше правительство проводит внешнюю политику интервенционизма. Оно накладывает законодательные ограничения на мирную торговлю и перемещение. Оно раз за разом лжет нам по вопросам национальной обороны и часто под ложными предлогами втравливает США в войны. Оно сделало США священной мишенью для террористов. Конгресс, который по Конституции является единственным органом власти, который может объявлять войны, отказался от этого права и раз за разом позволяет президенту единолично посылать войска в военные конфликты по всему миру. Цена интервенционизма огромна — в потерянных жизнях, увеличению угроз нации и растущих ограничениях на американские свободы.

По моему мнению, есть три главных критерия для оценки внешней политики:

1) Безопасность: правительство должно защищать — и снижать риск — нападения иностранной державы или террористов.

2) Личные свободы: правительство должно обеспечивать безопасность без ограничения прав американцев.

3) Благосостояние: а) минимизация налогов и правительственных расходов на военные цели, и б) правительство не должно вмешиваться в мирную торговлю между американцами и народами других стран.

Нейтралитет: невмешательство

Первой составляющей либертарианской внешней политики является нейтралитет, или, как говорят некоторые, невмешательство. Правительство США не является всемирным правительством и не имеет полномочий действовать как правительство (в военном, экономическом или иных отношениях) за границами страны. На земном шаре действуют правительства суверенных наций, каждое из которых обладает властью в собственной стране.

Однако в последние десятилетия политики действовали так, как будто имели право идти куда хотят и делать что хотят. Посмотрите на это с другой стороны и заметьте, как опасна эта идея. Если бы какие-то граждане Ирака, путешествуя по Америке, были бы обвинены в нарушении законодательства Чикаго и если бы иракские солдаты вторглись в Чикаго для их спасения, то восстала бы вся Америка, объявляя это актом войны и призывая к самым серьёзным мерам против Ирака. И эти обвинения были бы обоснованными.

Но те же принципы работают и в обратную сторону. Американское вторжение в другие страны также несправедливо. Более того, такая интервенция увеличивает возможность втягивания нашей нации в большую войну, подвергая риску нашу безопасность. Интервенция порождает враждебность к правительству США и неприязнь ко всем американцам. Это увеличивает для американцев за границами США риск гибели или захвата в заложники. Атака исламских террористов 11 сентября — трагический, но предсказуемый пример.

Беды интервенционизма

Продолжающаяся интервенционистская политика — катастрофа для нашей безопасности. Хуже всего то, что гибнут люди — наши молодые соотечественники.

Вот типичная схема военного вторжения США: где-то в мире две враждующие силы вступают в конфликт. Часто правящий режим является одной из сторон конфликта и агрессором. Американское правительство начинает интервенцию в поддержку одной из враждующих сторон, отправляя туда вооружённые силы США. Гибнут молодые американцы. Гибнут другие люди. Через некоторое время заявления политиков о «кризисе» надоедают, публика теряет интерес или число погибших солдат превышает критический уровень. В конце концов, американские войска уходят, и всё возвращается именно к тому, что было до того. В качестве примеров в голову приходят Вьетнам и Ливан.

Вспомним также недавнюю войну в Персидском заливе в 1991 году. Одна арабская (Ирак) страна вторгается в другую (Кувейт). В конфликт вступают американские войска, убивая свыше 100 000 иракских солдат и мирных жителей. Хорошо ещё, что погибло очень немного американцев. Войска США были выведены, но разместились в прилегающих странах. Саддам Хусейн остался у власти в Ираке (до того как США через 11 лет решили напасть на него снова, о чем ниже).

Аналогичны были и события в Югославии в 1992–1994. Многолетние этнические и религиозные разногласия перешли в так называемые «этнические чистки» — которые правильнее было бы описывать как массовые убийства. Армия США подвергла страну бомбежкам. Эта акция, направленная на защиту албанцев (одной из этнических групп) привела к множеству смертей и заставила этнических албанцев в срочном порядке покидать провинцию Косово. Позднее албанцы вернулись в Косово, и теперь опасности подверглись жизни сербов (другой этнической группы). Политики в США восхваляют друг друга за этот внешнеполитический «успех».

В случаях межэтнической борьбы США мало чем могут помочь другим народам, если те не хотят сами разрешать свои конфликты и заключать мирные соглашения. Использование войск США как миротворческих ведет к дорогому и рискованному долгосрочному присутствию и в самом лучшем случае только подавляет насилие, которое обычно возобновляется сразу же после ухода войск.

Очевидно, что ничего не стоят и заявления о том, что правительство США проигнорировало многие конфликты (похожие на конфликт в Югославии) в таких странах как Сьерра Лионе, Афганистан, Шри Ланка, Руанда, Судан и Турция. Политики верят, что обладают внутренним чутьем, которое позволяет им выбирать, какие международные конфликты «требуют» военного вмешательства США. К сожалению, эти политики никогда не приводят правдоподобных объяснений, почему вмешательство в один зарубежный гадюшник оправдано, а в другой — нет.

И, наконец, американским налогоплательщикам приходится платить заоблачную цену за наши попытки спасти мир — в следующих один за другим кровавых конфликтах — нашими танками, пушками и бомбами. А затем ещё долгое время, часто годы, войска США поддерживают нестабильный мир и оставшуюся «законную» правящую силу, с которой ни один другой народ не хочет иметь дела.

И вновь Ирак

Наше федеральное правительство, похоже, никогда не начнет учиться. После террористических атак 11 сентября 2001 американцы действительно желали мести агрессорам. Мишенью стала Аль-Каеда и ее лидер Осама Бен Ладен. Джордж Буш решил вторгнуться в Афганистан без формального объявления войны Конгрессом.

По иронии судьбы, движение Талибан, которому принадлежит власть в Афганистане, где расположена большая часть лагерей Аль-Каеды, поддерживалось и снабжалось правительством США в 1980 годы, когда оно сражалось с советскими захватчиками. Теперь оно стало врагом. Талибов отстранили от власти, но американским войскам пришлось остаться и вести длительную вялотекущую войну с упорным афганским сопротивлением. Осама Бен Ладен остался во главе Аль-Каеды, ведущей операции по всему миру.

Испуганный этими событиями, Джордж Буш решил вторгнуться в Ирак и свергнуть Саддама Хусейна. Сомнительным оправданием стало предположение о том, что Ирак обладает оружием массового поражения. Также говорилось, что Саддам участвовал в теракте 11 сентября вместе с Аль-Каедой.

Ни одно из этих утверждений не является правдой и не имеет никаких убедительных доказательств, однако, администрация успешно продала эту историю доверчивой американской публике. В 2003 году началось вторжение, опять без формального объявления войны Конгрессом. Предполагалось, что это будет короткая война — «шок и трепет» — и что иракцы встретят американцев как освободителей.

Прогнозы не оправдались. Американская армия действительно быстро уничтожила войска Саддама и пленила его. Но быстрая «победа» очень быстро перетекла в жестокую и кровавую партизанскую войну между иракскими повстанцами и американской армией. Для ведения этой войны в Ираке сейчас остались более 135 000 американских военных.

К середине 2005 года зарегистрировано уже более 1700 погибших и более 15 000 раненых американских солдат. Потери иракцев составили более 100 000 человек, преимущественно мирных жителей. Несмотря на проведение выборов и создание нового правительства Ирака, американские военные и иракцы, сотрудничающие с ними, продолжают подвергаться атакам. На данный момент эксперты опасаются тотальной гражданской войны между суннитами, шиитами и курдами.

Попытка США силой насадить демократию в Ираке обречена. Выбор стоит между тем, чтобы остаться в Ираке на долгие годы, за счет многих миллиардов в месяц, взятых у налогоплательщиков, плюс неизбежных людских потерь или прекратить потери и оставить иракцев самих решать свои проблемы. Мой совет: уйти сейчас.

Либертарианцы против изоляционизма и за свободную международную торговлю и перемещение

Некоторые ошибочно путают нейтралитет и ненападение с «изоляционизмом». Нет ничего более далекого от истины. Либертарианцы хотят объединить американцев с людьми из других частей мира. Либертарианцы прекратили бы военное вмешательство в чужие дела. Конец военного вмешательства США улучшил бы состояние международных дел, внес бы дух гармонии, кооперации и дружбы между народами.

Также либертарианцы хотят устранить все законодательные преграды международной торговле и путешествиям. Либертарианская политика свободной торговли устранит препятствия на пути продуктивных отношений между людьми через международные границы. Ничто не может быть дальше от понятия изоляционизма.

И, наконец, никто не запрещает американцам добровольно помогать народам других стран. Они сами должны иметь возможность поехать к ним или переслать деньги, провиант, лекарства или оружие — за свой счёт — в помощь тем, кому они хотят помочь. Один из примеров — помощь американских евреев Израилю. Такая индивидуальная «международная помощь» всегда более сфокусирована и менее расточительна, чем политически ангажированная правительственная помощь.

Право на свободную торговлю: мир и изобилие

Либертарианцы отстаивают свободную торговлю по нескольким причинам. Индивиды имеют право вести коммерческие дела с любым другими людьми на мирной, добровольной и честной основе. Не имеет значения, занимаются ли они хозяйственной деятельностью в одном и том же городе, штате, в разных штатах или разных странах. Любой индивид имеет право предлагать товары и услуги желающим их приобрести.

Свободная торговля способствует международному миру. Всякий раз, когда удаляются барьеры на пути обмена, торговля возрастает, и люди улучшают свои жизненные условия. Когда население разных стран может вести обмен друг с другом, то оно выигрывает во многих отношениях и не хочет войны, которая прервала бы их торговлю. Любопытно, что правительство США никогда не вступало в войну с другим государством, пока между ними существовала свободная торговля.

История показывает нам, что государства склонны повторять курс других государств относительно торговых барьеров. Когда одно снижает торговые преграды, другое чаще всего отвечают тем же. Когда одно их повышает, остальные поступают соответственно. Если мы хотим, чтобы другие государства снизили торговые препятствия, то самая практичная политика — устранить все американские торговые барьеры (тарифы, квоты и т. п.), ограничивающие мирную торговлю между американцами и гражданами других стран. Устранение торговых ограничений — единственный и наиболее эффективный путь, способствующий процветанию американцев и всех остальных и улучшению взаимоотношений между американцами и населением других стран.

Обороноспособность любой страны зависит от состояния ее экономики. Хорошо финансироваться оборона может только здоровой и продуктивной экономикой. Если прочие страны будут становиться более преуспевающими благодаря увеличению товарооборота с американцами, они будут более способны защитить себя сами. Далее, коль скоро будет расти благосостояние стран, и будут развиваться их дружественные отношения с американцами благодаря росту торговли и развитию рыночной экономики, призывов к социализму будет ещё меньше. Как и призывов к войне.

Рассмотрим Кубу Фиделя Кастро. США в 1962 году ввели эмбарго на торговлю и поездки между США и Кубой. Само эмбарго не причиняет вреда Кастро, потому что другие страны к нему не присоединились (Деспоты вообще редко страдают, даже если их народы умирают от голода. Несмотря на широкое распространение бедности на Кубе, личное состояние Кастро составляет по данным журнала Форбс более $550 миллионов). Тем не менее, эмбарго дает Кастро оружие пропаганды, которое позволяет ему говорить кубинскому народу, что в его экономических проблемах виноваты США, а не провал социалистической экономики.

Когда американцам и американским товарам открыт путь в другие страны, то другие люди тоже хотят того, что есть у американцев: личной свободы, рыночной экономики и политических свобод с открытыми демократическими выборами. Поразительно, какое послание несут в себе джинсы, видеоигры, голливудское кино, музыка хип-хоп и Биг-Мак. Когда людям разрешено видеть эти продукты и вступать в сделки с теми, кто их производит, то угнетённые граждане тоталитарных режимов быстро убеждаются, что их жизнь улучшится с введением свободного рынка. Установление свободных торговых отношений привело бы к концу режима Кастро за несколько месяцев.

Упразднить военное «государство благосостояния»

В течение десятилетий правительство США держит за рубежом сотни тысяч военнослужащих. По состоянию на 2004 год их было 116 400 в Западной Европе, 37 500 в Южной Корее и 47 000 в Японии. По данным министерства обороны США в 2004 году имели войска в 135 странах мира.

С учетом войны в Ираке и «войны с терроризмом» американский военный бюджет составляет более 420 млрд. долларов в год, около 65 % из которых идут на военные расходы вне США. Во время «холодной войны» средний налогоплательщик в Западной Германии или в Японии платил за оборону своей страны меньше, чем средний американский налогоплательщик за оборону Западной Германии или Японии. Это — «военное пособие» простое и в чистом виде.

Многострадальный американский налогоплательщик финансирует оборону вполне обеспеченных стран в Европе, Азии, и Персидском заливе. Эти страны вполне способны сами решать, перед лицом какой военной опасности они находятся, что им с ней делать и сколько они хотят платить за собственную оборону. У них есть достаточные экономические возможности для оплаты военных расходов, которые им необходимы. Они должны действовать ответственно, принимать решения сами и сами платить за них.

Американские военные должны вернуться домой для защиты американцев и их собственности дома. Это можно сделать при значительном сокращении как численности армии так и ее стоимости. Простой взгляд на карту мира и реальное положение в мире наводят на мысль, что обычное военное нападение на США невозможно. Любая такая попытка наверняка и скоро провалилась бы.

В НАТО нет необходимости

Почти сразу после Второй Мировой войны Соединённые Штаты стали членом Северно-Атлантического Союза (НАТО). В случае нападения на другие страны альянса США согласились прийти им на помощь. Во время «холодной войны» политики говорили, что НАТО является защитой Западной Европы от вторжения со стороны Восточного блока и СССР. Хотя Варшавского Договора — и угрозы вторжения — больше нет, НАТО продолжает существовать. Как ни смешно, НАТО пригласило в альянс своих бывших врагов. В 2004 году Болгария, Латвия, Литва, Эстония, Румыния и Словакия присоединились к коалиции. Президент Буш сказал, что расширение «освежит дух этого великого демократического альянса» — но так и не объяснил, для чего необходимо НАТО, если у него не осталось врага.

Очевидно, что сегодня Соединённым Штатам нет нужды готовиться к войне в Европе. У Европейского союза больше населения (456 миллионов против 293) и сопоставимый ВВП (около $11 триллионов). Они всегда были более чем в состоянии разработать собственные оборонные программы и оплатить их.

За последние годы США вывели значительную часть войск из Европы, пришло время завершить это дело. США следует объявить о своем выходе из НАТО и начать планомерный возврат военнослужащих домой.

Нефть Персидского залива

Во время «холодной войны» многие беспокоились, что если США выведут военные контингенты из-за рубежа, то Советы тотчас «заполнят вакуум». Этот аргумент часто использовался для оправдания американского военного присутствия на Ближнем Востоке, где, как говорилось, мы должны «заставлять арабскую нефть течь в США». Даже теперь многие называют нефть Персидского залива «жизненно важными интересами США». Эти соображения, несомненно, стояли за первой войной в заливе, когда иракская армия напала на Кувейт в 1991 году и сыграли такую же роль во вторжении в Ирак в 2003.

Доводы в пользу того, что США должны защищать поставки нефти из Персидского залива, не выдерживают критики. Любой агрессор, захватывающий кувейтские и саудовские нефтяные поля, делает это только для того чтобы получать прибыль от нефти. Кто бы ни распоряжался нефтяными полями, он будет добывать и продавать нефть. Ни одно правительство или диктатор (даже воинственный и жестокий) не устоят перед соблазном получить миллиарды долларов прибыли от продажи нефти на свободном рынке. Именно поэтому арабские народы — и даже те, которые не любят США за их поддержку Израиля или вторжение в Ирак — продолжают продавать нефть американцам. Они зависимы от нефтяных доходов также как Америка от нефти. Кроме того, на международном нефтяном рынке слишком высока конкуренция, чтобы какой-либо отдельный нефтедобытчик мог нанести США ущерб, отказавшись от продажи своей нефти.

На свободном рынке при сокращении предложения любого товара возрастают цены. Это говорит остальным поставщикам, что нужно увеличивать производство, а потребителям — что нужно терпеть и искать альтернативы. Поставщики и предприниматели работают в поте лица, чтобы удовлетворить спрос — и преуспевают, если им удается найти лучшие и более эффективные пути сделать это.

Когда вмешивается правительство, не позволяя работать рынку, рыночная коррекция откладывается. Примером являются «бензиновые очереди» 1970-х гг., когда правительство старалось распределять и нормировать бензин, вместо того чтобы дать это сделать рыночной конкуренции. Результатом были длинные очереди и высокие цены. Когда контроль был отменен, очереди исчезли, а цены упали.

Если изгнать военных из бизнеса по «защите запасов нефти» — а правительству запретить вмешательство в ее продажу и распределение, то нам меньше придётся платить жизней, налогов и долларов за бензин.

Армия — только для обороны Америки

Пентагон и Конгресс постоянно пытаются найти армии дополнительные роли. Как говорит старая поговорка: «когда молоток единственный инструмент, все проблемы кажутся гвоздями». Так и с армией. Имея в распоряжении широкие возможности армии, политики находят им все новые и новые применения. Уже несколько президентов использовали мнимые военные угрозы для того, чтобы отвлечь граждан от внутренних проблем. Теперь вооруженные силы введены в Центральную и Южную Америку для ведения войны с наркотиками. Они находятся в Сомали для помощи в распределении продовольствия. Войска были посланы в Марокко для прекращения гражданской войны, в Камбоджу для разминирования и в Перу и Эквадор для охраны спорных границ. Они размещены в Европе для поддержания мира в Боснии и Косово. Они сражаются с афганскими и иракскими партизанами. Конечным результатом будет обилие смертей и разрушений — за высокую цену для американских налогоплательщиков.

Первоочередная законная функция американского правительства — обезопасить американцев от риска нападения со стороны иностранной державы. Американская оборона должна обеспечивать безопасность американского народа дома, в Америке. Либертарианцы выступают за то, чтобы правительство США проводило политику нейтралитета по отношению к другим государствам и вышло из военных союзов или соглашений, которые обязывают США идти на военные действия ради выгоды других правительств.

Военно-морским силам США следует вернуться в американские прибрежные воды, а не курсировать по всему свету. Вместо этого последняя военно-морская программа США рассчитана на способность США участвовать в двух войнах в разных частях мира. Следует остановить эту политику, а американский флот должен фокусироваться только на защите США.

До тех пор пока мы, американский народ, не скажем «стоп», американской военной интервенции за рубежом не будет конца. Американцы должны требовать, чтобы их вооружённые силы служили обороне американцев в Америке и ничему более.

«Война с терроризмом»

Война это зло, вред которого правительства, участвующие в войне, почти всегда не замечают, преуменьшают или даже намеренно скрывают. Для политиков или военных командиров война — это возможность получить больше власти и статуса для себя, в то время как простые люди работают пушечным мясом, оплачивают счета и несут все жертвы. Как сказал Рэндольф Борн, «война — это здоровье государства».

Политики часто пытаются навесить на различные правительственные проекты ярлык «война». Вспомните войну с наркотиками, войну с бедностью или войну с преступностью. Политики делают так, потому что правительства во время войн растут и ширятся — а граждане должны делать то, что им скажут во имя патриотизма. Как показывает история, после окончания войны правительства никогда не возвращаются к исходному размеру и крайне редко теряют полномочия, приобретенные во время войны.

Президент Буш играет в ту же старую как мир игру, называя свои внешнеполитические авантюры «войной с террором». Еще страшнее то, что как он нам сказал, эта война не имеет видимого конца. Если так, американские солдаты продолжат гибнуть, иракцев и других жителей Ближнего востока продолжат убивать, американцы продолжат платить повышенные налоги, а гражданские свободы американцев без конца будут уменьшаться под давлением диктаторских законов правительства подобных «Патриотическому акту».

Террор — это не страна, которой США могут объявить войну. Акты террора совершаются индивидами или группами, которые могут иметь или не иметь связи с правительством (большинство не имеет). И, несмотря на то, что политики описывают их как «сумасшедших», почти всегда имеют некую политическую программу. Для радикальных исламистов это в основном изгнание западных людей — которых они называют «неверными» — из исламских земель. Иными словами, с Ближнего Востока и, особенно, из Саудовской Аравии, где находится Мекка, самый священный мусульманский город.

Заметим, специально для западных людей, что многие террористы — это террористы-смертники, готовые за такую идею принять смерть. Недавнее исследование 300 молодых мусульман, задержанных разведкой Саудовской Аравии на пути в Ирак для того, чтобы стать террористами, показало, что лишь немногие из них ранее имели контакты с террористическими организациями. Лишь вторжение в Ирак в 2003 году привело к их решению умереть для того, чтобы «защитить Ислам». Так что чем дальше заходит американский интервенционизм, тем больше становится врагов.

Что если президент Буш объявит «освобождение» Ирака и анонсирует, что все американские войска на Ближнем востоке скоро вернутся в Америку? Что если он объявит, что американские компании и индивиды могут продолжать путешествовать по Ближнему востоку, но только на свой страх и риск? Во-первых, такая политика спасет множество жизней и долларов налогоплательщиков. Во-вторых, она существенно снизит риск террористических актов в Америке. Без такого аргумента как Ирак, террористическим группам, вроде Аль-Каеды, станет значительно сложнее вербовать следующие поколения террористов (А политика невмешательства по всему миру снизила бы такой риск еще больше).

Как только вы поняли это, поймите еще и реальный масштаб терроризма в Америке. Атака 9/11 унесла 3000 жизней. Это, без сомнения, был ужасный теракт, который никогда не будет прощен. Но обычные убийцы в Америке в 2001 году убили 12 000 человек. В тот же год 101 000 человек погибли от несчастных случаев и 62 000 умерли от гриппа и пневмонии. В конечном итоге, вы имеете минимальный шанс стать жертвой теракта даже по сравнению с другими возможными причинами смерти. Я ни в коем случае не принижаю ужаса событий 9/11 или личных страданий друзей и родственников жертв трагедии. Но потери свободы, которые мы понесли в результате «антитеррористических» действий правительства (наподобие «Патриотического акта») значительно перекрывают реальную опасность, которую несет терроризм.

Либертарианская политика невмешательства не создаст стопроцентно мирный, утопический мир. Ничто не может сделать этого. Но ее проведение, несомненно, имеет шансы на максимальное снижение риска терроризма в США. Мы должны позвать войска домой. Затем мы должны заставить правоохранительные органы и разведку заниматься своим делом, которое заключается в идентификации и нейтрализации террористов, планирующих теракты на американской земле.

Политика относительно ядерного оружия

Со времён Второй Мировой войны США и Советский Союз вели дорогостоящую гонку ядерных вооружений, наращивая ядерные арсеналы способные несколько раз уничтожить целый мир. С крушением мирового коммунизма, начавшимся в 1989 году, падением берлинской стены, крахом Варшавского Договора и политическим распадом самого Советского Союза «холодная война» и гонка ядерных вооружений прекратились. Но, ядерные арсеналы всё ещё существуют. У США, России и нескольких других наций существует около 25 000 единиц ядерного оружия, причем 95 % его находится у США и России.

Стратегический ядерный арсенал России примерно равен американскому. С начала распада СССР быстрым ходом идут переговоры о ядерном разоружении. В 1991 г. Россией и США был подписан Договор о сокращении стратегических ядерных вооружений. В 2002 году США и Россия подписали Договор о стратегических наступательных вооружениях, по которому стороны должны уменьшить количество боеголовок до 3500 с каждой стороны к 2007 г. и не более 2000 к 2012 году. Это шаги в правильном направлении.

И, тем не менее, мы можем сделать больше. Стратегический ядерный арсенал США имеет три типа ракет: наземного базирования, носимых подводными лодками и бомбардировщиками. Любой из трёх в состоянии погубить всё человечество. Мы могли бы уничтожить 90 % ядерного арсенала США и всё-таки остаться способными сокрушить любую страну или группу стран, имеющих глупость угрожать Соединённым Штатам.

Стратегическая оборонная инициатива (СОИ)

В 1983 г. Президент Рейган инициировал разработку противоракетных систем космического базирования. Такие системы и относящаяся к ним правительственная политика, получили название «Стратегическая оборонная инициатива», или СОИ. Довод в пользу СОИ состоял в том, что она представляет именно оборонительную систему взамен наводящей страх системы оружия массового поражения.

Есть несколько аргументов против СОИ. Ядерные бомбы можно сделать небольшими, подходящими для контрабандного ввоза в США на катерах или грузовичках-пикапах. Расходы на разработку и строительство СОИ — астрономические. Кроме того, многие ведущие учёные в США отстаивают мнение, что разработка таких систем технологически невозможна, по крайней мере, в течение десятилетий. Тем не менее, в 1999 году США испытали ракету-перехватчик, которая смогла на испытаниях перехватить атакующую ракету, что дает некую надежду на то, что технологические барьеры все же преодолимы.

Взаимное желание мирных и плодотворных отношений пришло на смену усилиям бывших пропагандистов Холодной войны. Настало подходящее время для переоценки СОИ, установка которой была объявлена необходимой для отражения и предупреждения массированного первого удара со стороны Советского Союза.

Есть и еще один подход, который может быть применен в отношении программы СОИ: продолжить ее разработку, но не использовать обычные расточительные военные методы закупки. Пусть разработчики сами несут издержки на разработку. А когда они смогут представить реально работающую противоракетную систему, их издержки будут оплачены. Такой подход заставит подрядчиков реально оценивать перспективы, и ввязываться в разработку только если они будут уверены в том, что им удастся построить работающую систему с относительно невысокими издержками.

Сокращение ядерных вооружений и СОИ

В свете текущих обстоятельств я выступаю за следующий курс в отношении ядерного оружия:

1. Принять доктрину «ненападения» относительно ядерного оружия и проводить переговоры со странами, обладающими ядерным оружием, по заключению взаимных соглашений о ненападении.

2. Полностью сократить все ракеты наземного базирования в США и все ядерные бомбардировщики, оставив ядерный арсенал как средство устрашения на подводных лодках с ядерными ракетами. Тысяча ядерных зарядов на подводных лодках — более чем достаточно для этой цели. Это позволило бы удалить из Америки ракеты наземного базирования как потенциальную цель для любого нападающего.

3. Отменить дальнейшую разработку и производство ядерных вооружений и систем их доставки.

4. Предпринимать работы по СОИ или любым другим подобным антибаллистическим системам путем открытого предложения о закупке. Самая низкая цена за систему работоспособность которой будет доказана будет принята и оплачена правительством.

5. Стремиться к договору со всеми ядерными державами о демонтаже всех тактических ядерных вооружений.

6. Продолжать переговоры с Россией о взаимном сокращении ядерных вооружений.

Проводя либертарианскую политику нейтралитета, вывод обычных вооружённых сил из всех регионов мира, свободную торговлю, сокращение ядерных вооружений и конец Холодной войны, мы вполне можем сделать вывод об отсутствии риска ядерного нападения. Есть некоторая опасность, что ядерное оружие попадёт в руки экстремистов. Однако, это не та опасность, которая требует от США содержать ядерный арсенал из тысяч боеголовок. Свободная торговля и международная дипломатия — вот более надёжные средства уменьшения риска какого-либо применения ядерного оружия.

Преимущества либертарианской политики

Быть может, война, как говорит Рэндольф Борн, и является здоровьем государства. Однако мир — это здоровье, процветание и безопасность простых граждан. Либертарианская политика невмешательства, нейтралитета и свободной торговли сделает это реальностью.

Теперь дадим оценку либертарианской внешней политике нейтралитета, невмешательства, сокращения ядерных вооружений и свободной торговли. Рассмотрим её влияние на безопасность американцев, на личные свободы американцев, и на экономическое благосостояние американцев.

При либертарианской политике американская безопасность возрастет. Во-первых, из-за уменьшения напряжённости между США и нашими бывшими врагами по «холодной войне», государствами третьего мира и арабскими странами. Во-вторых, возросший торговый обмен улучшил бы мирные и дружелюбные отношения между американцами и гражданами других государств.

Что касается личных свобод, то мы уничтожили бы угрозу постановки на воинский учёт и призыва в армию. Далее, так как мы сокращаем военное присутствие за рубежом, то мы можем уменьшить и государственный надзор над американскими гражданами во имя национальной безопасности. И, наконец, американцы имели бы больше свободы для зарубежных поездок и торговли с другими странами.

Возрастет благосостояние американцев. Меньшие военные расходы предполагали бы меньшие налоги. Приблизительно две трети текущего военного бюджета уходит за границу. Вместо 420 млрд. долларов в год налогов на военные цели, мы имели бы эффективную оборону лишь за часть этой суммы. Прекратился бы перекос экономики из-за затрат американских производительных усилий на военные нужды. Американское благосостояние также существенно бы возросло в виду улучшения товарооборота с народами всего мира.


Глава 8. Налогообложение как кража

Наложить одной рукой власть правительства на собственность граждан, а другой даровать ее привилегированным лицам в качестве помощи частным предприятиям и для создания частных состояний — это ничто иное как ограбление, хотя это и делается под видом закона и именуется налогообложением.

Верховный Суд Соединённых Штатов, из процесса Ассоциации займов и сбережений против Топека

Либертарианцы не делают разницы между людьми в правительстве и людьми вне его — моральные стандарты одинаковы для всех. Вопрос, каковы должны быть законные функции правительства, такие как национальная оборона и защита конституционных прав, должен обсуждаться отдельно от вопроса моральности и аморальности методов финансирования этих функций.

Традиционный способ финансирования государства называется «налогообложением», и налогообложение также старо, как сам институт государства. В своей книге «Государство» Франц Оппенгеймер показал, что институт, который мы именуем государством, возник из племенных завоеваний и сбора дани с покорённых. Одно племя или группа, завоёвывая другое, неизменно требовало от покорённых платить урожаем, трудом или иной собственностью на долговременной основе. Взамен завоеватели, как правило, защищали побеждённых от прочих мародёрствующих племён. Деньги на защиту, выплачиваемые завоёванным народом, стали называться налогами.

Государство и налогообложение на протяжении всей истории существовали вместе. Войны велись в основном для того, чтобы контролировать территорию и собирать налоги с проживающих на ней людей. Одни люди производят богатство, другие (правящий класс, правительство) вводят налоги для собственной выгоды. Это всегда было так вне зависимости от действовавшей политической системы.

Американцы восстали против Британии в 1776 году во многом из-за тяжелого налогового бремени. Для колонистов свобода означала свободу от обременительных налогов. Перед ними был опыт Европы, где они в полной мере пронаблюдали разрушительную силу произвольных и чрезмерных налогов.

Либертарианцы называют налогообложение его истинным именем: «кража». При налоговой системе одни люди просто пользуются силой в своём распоряжении для хищения заработков или имущества у других. Жертва-налогоплательщик попадает под угрозу штрафа или тюремного заключения, когда отказывается платить. Если налогоплательщик сопротивляется государственному грабежу, то налоговые чиновники обладают властью (но не моральным правом) сломить его сопротивление со всей необходимой силой, включая смертную казнь.

Становится ли аморальная кража моральным налогообложением оттого, что банда растет?

Вот, восприятие налогов о котором вы, наверно, не думали. Если к вам домой придёт человек с пистолетом и прикажет вам передать ему часть вашего недельного заработка под угрозой захвата или расстрела в случае сопротивления, то вы расцените это как явное нарушение ваших прав и естественно назовёте это «вооружённым ограблением». Даже если этот человек явится к вам с 10, 100 или 1000 сообщников, вы едва измените свое мнение.

Если бы грабитель сказал вам, что намерен с помощь ваших денег совершать добрые дела, например, защищать вас от других грабителей, или заботиться об обучении детей, или давать пропитание бедным, то вы бы, вполне вероятно, отвергли эти обоснования ограбления. Независимо от того, что планирует вор сделать с награбленным, воровство аморально, и не может прощаться в справедливом обществе.

Если вам эти аргументы кажутся убедительными, то либертарианцы спрашивают: как же вы тогда оправдываете кражу, если с такими требованиями к вам приходит правительство?

Просто потому, что группа законодателей, принимая закон, приказывает вам подчиняться их ограблению, и просто потому что в их распоряжении есть люди с оружием, чтобы заставить вас подчиняться, аморальная сущность налогообложения не меняется. Факты остаются теми же, несмотря на то, что политика, законодательство и традиции затрудняют понимание процесса.

Одна из важных либертарианских целей — показать, что налогообложение строится на принуждении, и всем мужественным людям доброй воли стоит объединить усилия для избавления от принудительной налоговой системы как способа финансирования надлежащих государственных функций. Существуют альтернативные способы финансирования государства, основанные не на насилии, а на уважении к правам людей и на добровольном сотрудничестве.

Избавиться от уголовных наказаний; возложить бремя доказательства на сборщиков налогов

То, что правительство защищает свои налоговые законы уголовными наказаниями, говорит о многом. Тюрьма грозит любому, кто не подаст налоговую декларацию или не заплатит налоги. Налогоплательщик, даже не имеющий средств, не может заявить о банкротстве и освободиться от налоговых долгов таким же путём, каким аннулирует частные долги.

Будучи частными лицами, мы не можем угрожать тюремным заключением тем, кто нам должен деньги. Мы можем лишь подать гражданский иск и получить деньги после судебной тяжбы. А если наши должники несостоятельны, то они могут объявить о банкротстве и избежать уплаты долгов.

Следует провести незамедлительную, непосредственную реформу наших законов о налогах с целью отмены уголовных наказаний и принудить государственных сборщиков налогов собирать налоги так же, как это делают частные лица — через гражданский суд. Также следует возложить на сборщиков налогов бремя доказательства. Сейчас это бремя лежит на налогоплательщике — он должен сам доказать, что правительство неправильно выставило ему счет. Давайте уравняем позиции — пусть правительство доказывает, что гражданин действительно должен ему деньги.

Федеральный подоходный налог

Взглянем на федеральный подоходный налог, самый знакомый всем нам. 16-я Поправка к Конституции США была принята в 1913 г., делая возможным для правительства (согласно спорному решению Верховного Суда) облагать налогом доходы граждан непосредственно. Подоходный налог впервые вступил в законную силу в 1914 году с налоговой ставкой 7 % для самых богатых граждан страны.

В ходе дебатов в Конгрессе некоторые утверждали, что, поскольку верхнего предела на налог нет, то Конгресс может увеличивать подоходный налог до 10 % от доходов одного лица. Их освистали как паникёров, но они оказались правы. Во время Второй Мировой войны уровень подоходного налога поднялся до 91 % для людей с самыми высокими заработками! В 1943 году Верховный Суд США подтвердил, что у Конгресса нет конституционных препятствий против учреждения подоходного налога в 100 %, и сделал поразительное заявление, что для Конгресса оставить граждан с любой долей их нажитого — дело просто «законодательной милости». Как писал Джеймс Бовард, автор книги «Потерянные права»: «Это утверждение, сотни раз процитированное в последующих решениях федеральных судов, означает, что Конгресс приобрел неограниченное право на любой доход гражданина простым принятием закона. „Милость“ означает „любезность“. То, что вам разрешили оставить себе часть ваших доходов — это любезность, которую политики соизволили нам оказать». Сложно себе представить, что налоговая система, которая отбирает 100 % вашего дохода, может быть моральной.

Выжить без подоходного налога?

Способны ли американцы выжить без подоходного налога? Есть все основания ожидать, что способны. Вспомните, до 1914 г. не было никаких федеральных подоходных налогов. Без единого подоходного налога народ Америки процветал. К 1900 г. американцы были на первом месте в мире валовому национальному продукту на душу населения и первыми по уровню благосостоянии и жизненных стандартов.

С 1914 г. и особенно со времён Второй Мировой войны федеральное правительство фантастически выросло в размерах, а федеральные подоходные налоги повысились в астрономической пропорции. Особенно быстро шёл этот рост в последние 25 лет. Начиная с 1980 года, федеральный бюджет перевалил с менее чем $1300 млрд. в год за отметку в $2,4 триллиона.

Если даже окажется невозможным сразу отменить подоходный налог, то он может быть значительно снижен. Подоходный налог обеспечивает около 43 % расходов правительства. Поскольку высокие налоги снижают производительность, а низкие, наоборот, повышают ее, следует значительно снизить ставку подоходного налога.

Но это только часть пути. Также необходимо снизить и расходы правительства. Ограничив федеральное правительство только его надлежащими функциями национальной обороны и защиты конституционных прав, мы сможем полностью отменить федеральный подоходный налог. И если мы это сделаем, то мы сможем также обойтись без федерального агентства, которое внушает особый ужас американцам, — от Федеральной налоговой службы.

Низкие ставки, плоская шкала или налог с продаж как промежуточная альтернатива

Значительное снижение или полная отмена подоходного налога были до последнего времени идеями, которые считались слишком нереалистичными для обсуждения в приличных компаниях. Сейчас политики истэблишмента предлагают отмену прогрессивной шкалы налога и подоходный налог с плоской шкалой в пределах 20 %. Другие предлагают отменить подоходный налог и заменить его налогом с продаж со ставкой 23 %. Каждое из этих предложений будет хорошим шагом вперед. Оба снизят уровень слежки и вмешательства в наши дела со стороны налоговых органов, снизят ужасающий объем нашей бумажной работы и уменьшат издержки налогового законодательства для частных лиц и бизнеса.

Но этих предложений истэблишмента недостаточно, так как они в целом сохраняют существующее положение с высокими налогами. Кроме того, Конгресс никогда не примет их. У политиков сейчас слишком много власти связанной с нынешним запутанным налоговым кодексом, который дает им право детально контролировать жизнь частных лиц и раздавать налоговые преференции друзьям и группам специальных интересов.

Некоторые либертарианцы предлагают (как промежуточный шаг к нулевому налогообложению) оставить пятипроцентный подоходный налог с плоской шкалой или пятипроцентный налог с продаж. Далее для реализации существенного снижения налогов одно из этих предложений объединяется с предложением сократить федеральное правительство до одной трети его нынешнего размера или менее. В конечном итоге анализ приводит к тому, что необходимо снижать расходы правительства, чтобы налоговые решения принимались легче.

Некоторые альтернативы подоходному налогу

Если людей не принуждать финансировать правительство, то будут ли они делать это? Если да, то как? Нынешний федеральный бюджет составляет 2,4 триллионов долларов. Из них военные расходы составляют почти 500 млрд. в зависимости от размера затрат на военное присутствие в Ираке и Афганистане. Если бы федеральное правительство ограничилось только обеспечением национальной обороны (в отличие от нынешней интервенционистской политики) и защитой конституционных прав, федеральные затраты составили бы менее одной четверти от нынешних. Поэтому необходимая сумма добровольного финансирования составляла бы только небольшую часть от текущего бюджета, который мы оплачиваем налогами и дефицитами.

Далее, Институт политических инноваций оценивает стоимость процесса налогообложения в $200 млрд. ежегодно. Огромные деньги выплачиваются бухгалтерам и налоговым консультантам, которые утверждают, что знают налоговый кодекс. Американцы тратят миллионы на программное обеспечение, заполняющее налоговые декларации и ведущее налоговый учет. Три миллиарда человеко-часов ежегодно изымаются работниками и частными предпринимателями из продуктивного труда на то, что бы «разобраться с налогами». Рост доходов в результате высвобождения времени даст значительно больше свободных денег на добровольные пожертвования.

Есть множество способов добровольного финансирования легитимных функций федерального правительства. По последним данным частные благотворительные, образовательные и другие добровольные некоммерческие организации в Америке собирают около 250 млрд. долларов в год только деньгами. Они получают дополнительные миллиарды временем и услугами с тех, кто по доброй воле поддерживает их усилия. У добровольных фондов мы можем научиться методам сбора ресурсов, применяемых этими организациями.

Большинство людей согласны с важностью национальной обороны и защиты конституционных прав, и в большинстве поддержали бы это добровольно. Но в то же время большинство, по понятным причинам, не поддерживает многое из того, что делает правительство США. Вот почему так много людей не хотят платить налоги.

Фонд в поддержку пользу национальной обороны

Один из предлагаемых добровольных способов финансирования — создание «фонда в поддержку национальной обороны». Государство владеет в США одной третью территории. Оно также владеет очень многими другими ценными активами — электростанциями такими как Tenessee Valley Authority, компанией Amtrak[2], почтовой службой, золотом, серебром, нефтью и т. п. — из которых ни один не является необходимым для надлежащих государственных целей. Часть из этих активов можно продать с целью получения сумм необходимых для основания фонда в поддержку национальной обороны.

Дарственный фонд при грамотном управлении, мог бы инвестировать средства в акции американских компаний или в совместные фонды, таким же образом как это делают администраторы пенсионных фондов. Полученные прибыли пошли бы на финансирование национальной обороны. Всех граждан, конечно, призывали бы делать свой добровольный вклад в фонд поддержки национальной обороны, как только он был бы учрежден.

Страхование военного риска

Другая возможность заключается в поддержке от частных страховых компаний. Предположим, что страховые компании страховали бы риск смерти, увечья или ущерба собственности в результате нападения на США. Лица, купившие такую страховку, платили бы страховым компаниям взносы. Когда страховые компании выписывают страховку для покрытия специфического риска, они предпринимают и другие шаги для уменьшения вероятности платить по такому риску. Например, при страховке от пожаров страховые компании обследуют противопожарную безопасность, составляют строительные нормы и правила и инспектируют частные и коммерческие помещения именно в рамках программы по уменьшению суммы, которую им придётся выплатить в случае ущерба от пожара.

Если страховые компании начнут страховать военный риск, то почему бы им не работать аналогичным образом для построения эффективной национальной обороны? Или работать над пропагандой мира? Такие мероприятия могли бы включать финансирование исследований и разработок в области оборонных технологий, субсидирование военной подготовки, сбора разведывательных данных и переговоров с иностранными правительствами для улучшения международных отношений. Идея финансирования национальной обороны за счет страхования поначалу звучит странно, но до этого всего лишь один логический шаг оттого, что они делают сейчас для защиты здоровья, жизни и собственности американцев.

Лотерея в пользу национальной обороны

Многие государства проводят лотереи для финансирования специальных проектов, например, школ. Одним из главных достоинств лотерей является то, что они являются добровольными, а не насильственными.

«Лотерея на национальную оборону» — еще один путь добровольного финансирования. Будет ли она работать? Это будет зависеть от желания американцев поддерживать ее. Индивиды могут участвовать в ней ради выигрыша или из соображений ответственности за оборону нации. Лотерея, на первый взгляд, тоже может показаться неестественной. Но это еще один пример того, как либертарианцы стараются мыслить нешаблонно для освобождения американцев от тяжкого бремени налогов.

Правильная цель

Приводимые предложения не стоит рассматривать как полный перечень возможностей. Они лишь иллюстрируют, что вполне возможно развивать добровольные способы финансирования узаконенных государственных функций. Что налогам есть альтернатива. Важно то, что нам, наделённым состраданием и разумом человеческим существам, следует признать аморальность принудительных методов государственного финансирования. Существуют лучшие способы финансировать правительство.

Следовательно, наша задача — заменить принудительные методы добровольными, более соответствующими подлинной морали. Сможем мы или нет достигнуть полного успеха в решении этой задачи, но цель эта — верная.


Глава 9. Образование: государственный контроль или свобода выбора?

Все согласны с тем, насколько важно дать молодёжи возможность учиться — развивать свои интеллектуальные способности и приобретать знания об окружающем мире. Все дети, с самых малых лет, имеют склонность к обучению и всегда стремятся к интеллектуальной стимуляции. Вопрос в том, чему они научатся, у кого и при каких обстоятельствах. Еще более важными являются другие вопросы: Кто принимает решения? Будут ли это родители с учениками или бюрократы от образования?

Большинство взрослых американцев учились в общественных (управляемых правительством) школах, и большинство американских детей посещает сейчас именно такие школы. К несчастью, мы видим огромные провалы в такой системе образования, заключающиеся как в нарушении моральных принципов, так и в убогих результатах такой системы. И то, что государственное управление школами находится в моральном кризисе и его результаты плачевны — не просто совпадение.

Принуждение — основа государственного образования

Либертарианцы стремятся избегать принуждения в человеческих взаимоотношениях. Отношения в образовании между поставщиками и потребителями услуг точно такие же, как и в любой другой рыночной ситуации. С одной стороны поставщики: директора, учителя, воспитатели, издатели учебников и так далее. С другой стороны потребители: родители, дети и налогоплательщики. Но это, однозначно, не мирное рыночное сосуществование.

Государственные школы это сплошное принуждение. Во-первых, существуют законы об обязательном посещении школ. Эти законы считают преступлением уклонение родителей от записи детей в школу. Во-вторых, принудительной является вся система финансирования налогами. Обязательное посещение школы наряду с обязательным финансированием устанавливают защищаемую государством монополию в этом виде услуг. Как всегда в монопольном бизнесе, публичные школы неэффективны, дороги, и не особенно интересуются пожеланиями или состоянием потребителей. Потребители (родители и ученики) не могут уклоняться от их услуг, даже когда им очень не нравится то, что происходит в школе. Остальные (налогоплательщики) не могут уклоняться от оплаты государственных школ, так как уклонение от налогов может привести их в тюрьму.

В-третьих, мы сталкиваемся с принуждением относительно предметов, преподаваемых в школе. Это объясняет, почему нет конца-края битвам вокруг молитв в школе, сексуального воспитания, креационизма и теории эволюции, содержания учебников. Текущие учебники тяготеют к мешанине из аморфных материалов в результате того, что издатели и школьные власти пытаются удовлетворить и не раздражать учебником разнообразные групповые интересы.

В-четвёртых, мы сталкиваемся с принуждением относительно того, кто может учить. Наши действующие законы позволяют преподавать лишь определённым лицам с определёнными образовательными показателями. Во многих штатах государственные школьные власти преследуют родителей, которые предпочитают учить детей дома. То же самое иногда происходит с теми, кто предусматривает для своих детей религиозное образование. Не так давно в Небраске семеро отцов попали в тюрьму за попытку судиться за право отдать своих детей в церковную школу. Их дети выдерживали стандартные экзамены лучше, чем диктует уровень государственной школы и были не против проходить такие экзамены регулярно. Единственным проступком родителей был отказ подчиниться государственному требованию, по которому для управления школой нужно получить разрешение штата. Кажется, государственные школьные власти заинтересованы в возможностях и качестве образования меньше, чем в подтверждении своей власти.

К счастью, в последнее время сторонники выбора в образовании и домашнего обучения активно занялись лоббированием и судебными делами, которые постепенно увеличивают возможности родителей в выборе образования, которое они считают подходящим для своих детей.

Цели государственных школ

До начала государственного школьного обучения в нашей стране, уровень грамотности был много выше, чем сегодня. Профессор Уильям Кокс-младший заметил, что к 1800 году в соответствии с исследованием, проведенным Томасом Джефферсоном: «Большинство американцев умело читать, писать и считать. Не более четырех человек на тысячу не могли разборчиво писать…». Второй американский президент, Джон Адамс писал: «В Америке, особенно в Новой Англии, человек, который не умеет читать и писать, также редок как комета». Несмотря на эти успехи, в начале и середине XIX в. профессиональные преподаватели проводили идею государственного обучения, прежде всего, с целью изолировать себя от родительского контроля. Они были мало озабочены грамотностью или умственным совершенствованием молодежи, это уже было достигнуто частными школами. Главным мотивом было унифицировать население, используя государственные школы для «переплавки» иммигрантов, многие из которых были католиками, в послушных граждан, чтобы они приняли ценности господствующие протестантской этнической группе.

Сторонники государственного школьного образования XIX столетия не делали попыток скрыть свой посыл. Они открыто заявляли, что дети принадлежат не самим себе, а скорее являются собственностью государства. Они считали, что задача школы — привить детям патриотизм, беспрекословное подчинения и преданность правительству. Они считали, что главным препятствием в достижении этих качеств является вмешательство родителей и семьи.

Государственная школьная система преуспела в создании поколений покорных слуг государства. Также ясно, что в тех же самых школах пришла к упадку интеллектуальная грамотность во всех смыслах.

Отделение образования от государства

Правительству нет места в образовании. Отцы-Основатели страны внесли один из самых ценных вкладов в идею мирного и свободного общества, когда в первой поправке к Конституции установили принцип отделения церкви от государства. Они прекрасно знали о веках религиозных войн и преследований, вызванных попытками утвердить государственную религию и подавить инакомыслие.

Право на свободу в области интеллектуального развития и личного мировоззрения так же важно, как и свобода вероисповедания, и по тем же причинам! То есть, отделение образования от государства нужно точно так же, как и отделение от него церкви.

Катастрофа государственных школ

За последние три десятилетия стоимость содержания одного ученика в правительственных школах возросла, в среднем по стране, почти вдвое, с $3931 в 1971–1972 годах до $7524 в постоянных ценах в 2001–2002! В то же время уменьшилась численность классов, снизилась успеваемость, а насилие и употребление наркотиков возросли. Сегодня почти каждый четвертый из молодых людей, окончивших или исключённых из средней школы, функционально неграмотен. Колледжи и университеты обнаруживают, что вновь поступившие нуждаются в дополнительной подготовке в чтении, письме и умении рассуждать. Больше всего страдают дети малоимущих и представителей меньшинств. Грамотность в школах гетто не превышает 40 %. Всё большее число взрослых не умеют читать или писать. Цитируя данные департамента образовательной статистики США в своей книге 1998 года «Человеческие ресурсы», Диана Артур говорит: «Каждый седьмой из взрослых американцев функционально неграмотен, не может читать, писать и решать простейшие задачи», и еще «47 миллионов находятся на грани неграмотности».

Средняя стоимость обучения в частной школе в соответствии с данными исследования Института Катона, проведенного в 2003 году составляет $4689 — лишь две трети стоимости обучения в общественной школе. И при этом частные школы обучают лучше. Проведенное в 1999 году исследование общественного мнения обнаружило, что 52 % американцев согласно с тем, что «частные школы в целом дают лучшее образование» чем общественные школы, против 19 % несогласных. В общественных школах правонарушений, связанных с насилием и наркотиками существенно больше, чем в частных, где этих проблем практически не существует. Даже учителя общественных школ понимают преимущества частных школ. По данным Института справедливости, лишь 11,5 % детей в США посещают частные школы, при этом 46 % учителей общественных школ в Чикаго отдали своих детей в частные школы.

Налоговые вычеты привнесут конкуренцию в образовательную систему

В качестве промежуточной меры (пока существует федеральный подоходный налог) либертарианцы предлагают налоговые вычеты для каждого, кто платит за чьё-либо обучение. Налоговые вычеты улучшат образовательную систему, внося конкуренцию в образовательный рынок. Налоговый вычет на федеральный подоходный налог подразумевает снижение налоговых обязательств на один доллар за каждый доллар, выплаченный за обучение. Я предлагаю налоговый вычет в 4000 долл. в год на ученика любому лицу или компании, которые платят за обучение одного или любого количества учащихся. Налоговый вычет применим независимо от того, какую — частную или государственную — школу посещает ученик. Нам следует повышать эффективность налоговых вычетов, меняя местные законы или законы штатов, чтобы дать возможность ученику менять школу по своему выбору.

Не только родители должны иметь налоговые вычеты. Обеспеченные лица или корпорации могли бы выплачивать стипендии стольким школьникам, скольким пожелают, и получать снижение налогов на всю сумму стипендий. Налоговые вычеты должны быть доступны и для родителей, которые учат детей дома.

Не только родители школьников, но и состоятельные индивидуумы или компании могли бы предоставлять ученические стипендии учащимся для расширения их выбора образования, фактически не тратя наличных средств, благодаря налоговым вычетам. В итоге конкуренция положила бы конец защищённому монопольному положению государственных школ. Это также сэкономило бы деньги налогоплательщиков, так как каждый школьник, обучаемый на налоговый вычет в 4000, экономит 8000 долларов налогоплательщиков на финансировании государственных школ.

С использованием налогового вычета многие учащиеся предпочли бы государственным школам частную образовательную альтернативу. Это, разумеется, не случится в одночасье. Тем, кто предлагает частные образовательные услуги, понадобилось бы время для налаживания или расширения дела. Государственные школы стали бы эффективнее, дешевле и ответственнее отнеслись бы к пожеланиям потребителей образовательных услуг, учеников и родителей. Так должно быть всегда. На открытом, конкурентном рынке выживут лишь те, кто лучше справляется с удовлетворением потребительского спроса.

Открытая конкуренция в образовании подразумевала бы также большее разнообразие предметов, систем и приёмов для удовлетворения пожеланий и запросов широкого круга родителей и учащихся. Огромным спросом пользовались бы наилучшие преподаватели, а их заработки возросли бы.

Либертарианцы вот уже много лет выступают за налоговые вычеты на образование или за сходную «ваучерную» образовательную систему. Сейчас основная часть политиков принимают эту идею, призывая к «выбору» в области образования. Некоторые школьные округа позволяют теперь ученикам поступать в любую государственную школу, не ограничивая их ближайшей к дому. В Милуоки, Висконсин освоили ваучерную систему, которая даёт учащимся возможность самим решать, в какую школу поступить, а школа, в которую они поступают, получает на них деньги.

В 2002 году Верховный Суд поддержал программу Кливленда по выбору образовательного учреждения (сторонники статус-кво в образовании пытались доказать, что программа неконституционна потому что часть родителей отдает детей в церковноприходские школы). Клинт Бойик из Института справедливости предсказывает, что это решение поможет установить тот законный принцип, что «право выбирать для ребенка образование будет принадлежать не бюрократам, а родителям». Давайте будем надеяться, что это предсказание сбудется.

Льготы тем, кто более всего в них нуждается

Больше всего выиграли бы дети бедняков и представителей меньшинств. Самыми плохими являются внутригородские публичные школы, в которых как раз и учатся детей бедных родителей и представителей меньшинств. Налоговые вычеты на образование дали бы возможность прямого финансирование необеспеченных детей, позволяя им выбирать среди множества школ самые лучшие. Сегодня только состоятельные родители могут расщедриться на отправку своих детей в частные школы, в то же время неся налоговое бремя в пользу государственных учебных заведений.

Это может показаться странным, но когда либертарианцы вносят предложения по расширению образовательных возможностей путём увеличения свободы выбора, то многие люди возражают. Их возражения сводятся к тому, что если дать в этом вопросе свободу, то некоторые родители могут не отдать своих детей в школу, и такие дети вырастут невеждами. Либо некоторым будет не по карману обучение своих детей.

Такие возражения не учитывают существующих реалий. Нынешняя система даёт высокий процент ошибок, расстройств, невежества и неграмотности, и главными жертвами всего этого становятся дети бедняков и выходцев из меньшинств. Закон об обязательном посещении школы требует посещения, а не обучения. Многие подростки испытывают настолько сильное отвращение к происходящему в школах, что не только не учатся сами, но и мешают учёбе остальных детей.

Далее, многие небогатые родители уже сейчас идут на значительные затраты, чтобы избежать публичных школ и предоставить детям лучшие образовательные возможности в частных учебных заведениях. Некоторые выдающиеся результаты достигаются в районах проживания меньшинств, в частных школах, таких как школа Маркуса Гарви в Лос-Анджелесе. Исследование 2000 года, проведенное фондом «Наследие», обнаружило, что ученики в этой школе легко осваивают программу по основным предметам с опережением на два и более лет.

В связи с этим стоит напомнить, что либертарианское предложение о налоговых вычетах на образование не ограничивается одними родителями; оно подвигнет также состоятельных лиц и бизнесменов на помощь в обучении бедных. Еще одним плюсом будет то, что будут стерты барьеры между богатыми и бедными. Небогатые родители в поисках образования для своих детей и обеспеченные личности и группы налогоплательщиков в поисках налоговых преимуществ естественным образом будут объединятся, что наведёт ещё больше мостов между классами и расами.

Бизнесмены дают шанс бедным детям

Не дожидаясь действий правительства в 1998 году, Джон Уолтон-младший (WalMart) и Тед Форстман (Forstmann Little & Co.) основали на собственные деньги Фонд детского образования (ФДО), который предоставляет частичную компенсацию расходов на обучение в частной школе для малообеспеченных семей. На данный момент стипендиями ФДО пользуются более 23 000 детей. Эти дети посещают частные школы не только за счет щедрости доноров ФДО, но и за счет жертв своих родителей, оплачивающих около 50 % стоимости обучения ребенка. Фонд специализируется на начальном обучении, так как чем раньше ребенок получит настоящее образование, тем лучше. Стипендии назначаются для всех детей в семье, подходящим под критерии фонда.

Отклик от семей был потрясающим. На первый набор в 1999 году откликнулось около 1,25 миллиона детей из более чем 20 000 населенных пунктов. Стипендии пришлось распределять случайным выбором. Ответ на эту программу — это явная демонстрация неудовлетворенности общественными школами — и желания бедных родителей идти на жертвы ради качественного образования своих детей. Мы можем только надеяться, что и другие богатые индивиды и корпорации последуют путем Джона Уолтона и Теда Форстмана — этим истинно либертарианским путем отделения государства от образования. На их примере становится очевидно, что общественные школы — это то, к чему родители принуждаются, а не то, что они выбрали бы добровольно.

Выводы

Любая программа, которая дает родителям и учащимся больше выбора — это улучшение относительно нынешней государственной монополии на образование. Однако налоговый вычет более предпочтителен, чем школьные «ваучеры», так как ваучеры все же требуют государственной бюрократии для их администрирования. В случае же с налоговым вычетом индивид просто делает свободный выбор и направляет платежи в школы за счет налогового вычета.

Тем не менее, расширение выбора для учащихся между общественными школами, ваучерами или налоговыми вычетами — это лишь небольшие улучшения. Это лишь первые шаги на длинном пути отделения образования от государства.

Наконец, никогда не будем забывать: утопия не существует.

Мы стоим перед выбором: образование, основанное на принуждении, или свобода выбора в образовании. Для человека честно заботящемся о детях и их умственном развитии единственным ответом будет свобода выбора в образовании.


Глава 10. Новое пришествие сухого закона; бредовая война против наркотиков

Итак, я борюсь за то, что моё тело принадлежит мне, по крайней мере, я всегда относился к нему так. Если, экспериментируя с ним, я причиняю ему вред, то страдаю я, а не государство.

Марк Твен

Потребление спиртных напитков также старо, как сама история. Некоторые люди неизменно стремились удержать остальных от производства, покупки, продажи или употребления спиртного. Один из примеров — период, известный как «сухой закон» в Америке в 1920–1933 гг. Опыт «сухого закона» поучителен, потому что он весьма ясно показал разрушительные итоги попытки подавить мирную деятельность уголовным законом.

Владение алкогольным напитком не нарушает прав никаких иных лиц. Выращивание винограда или зерна, из которых изготовляется спиртное, не нарушает чужих прав. Ничьих прав не нарушает производство алкогольных напитков мирным и честным образом. Также никаких чужих прав не нарушают потребление, покупка или продажа спиртного.

Поэтому нет никакого оправдания наложению уголовных наказаний на того, кто производит, покупает, продаёт, владеет или употребляет опьяняющие напитки или иные опьяняющие вещества. Люди принадлежат себе и имеют право распоряжаться собственной жизнью, телом или честно нажитым имуществом. У людей есть право мирно и честно иметь дело друг с другом. Это относится и к производству, употреблению и торговле спиртным, марихуаной, кокаином и героином.

Прошу заметить: либертарианцы не рекомендуют, чтобы люди занимались чем-нибудь из перечисленного. Они лишь настаивают на уважении личных прав и на несправедливости наложения уголовных наказаний за осуществление этих прав мирным путём. Либертарианцы также доказывают, что последствия запрещения наркотиков значительно более разрушительны, чем их потребление само по себе.

Неизбежные разрушительные последствия запретов и уголовных наказаний

Что происходит, когда уголовные законы карают людей за мирную деятельность? Опыт времён сухого закона — классический пример и урок для наших дней. «Война против наркотиков» — просто более порочное и разрушительное повторение сухого закона.

1. Закон не работает.

Если люди захотят заняться мирной и честной деятельностью, то они займутся ей, невзирая на закон. Сухой закон не сумел никого удержать от употребления спиртных напитков. Сегодняшние законы против наркотиков не удерживают людей от приобретения тех веществ, которые они хотят. Законы об оружии не удерживают никого, кто хочет иметь оружие. Законы против азартных игр не останавливают азартные игры.

2. Превращение мирных людей в преступников разрушает их жизни.

Сухой закон сделал Америку нацией преступников. Алкоголь был законным с момента основания США. Но сухой закон сделал производство и продажу алкоголя преступлениями — и миллионы пьющих неожиданно вынуждены были общаться с преступниками и совершать преступные действия для того, чтобы получить то, что всегда было безупречно законно и респектабельно. Ныне действующие законы против наркотиков превратили в преступников миллионы мирных американцев, которые никому не угрожают. Люди, уже заклейменные как преступники, могут пожелать заняться ещё какой-нибудь преступной деятельностью. Аресты разрушают жизни нормальных, производительных граждан.

3. Стоимость нелегального товара намного выше той, какая была бы в условиях свободного рынка.

Закон спроса и предложения на нелегальном рынке работает также, как на легальном. Объявление какого-нибудь вещества незаконным уменьшает его предложение, а это вызывает рост цен. К примеру, героин отнюдь не является дорогим наркотиком — его себестоимость лишь чуть выше, чем у аспирина. Однако на черном рынке героин продается более чем в 50 раз дороже. Так и получается, что дневная потребность наркомана может стоить $100 и более. Эта огромная разница в цене объясняется исключительно запрещающим законом. И разрушительные последствия, которые мы наблюдаем, это тоже следствие цен черного рынка.

4. Огромные прибыли стимулируют преступников.

Из-за высоких прибылей, которые можно извлечь на нелегальном рынке, те, кто не прочь встать на преступный путь, идут на этот рынок. Наиболее безжалостные и жестокие преступники вышли как раз из черных рынков. Сухой закон расплодил в США организованную преступность. Организованная преступность продолжает существовать, питаясь нелегальным рынком наркотиков (а также других всеобщих, но запрещенных активностей, например, проституции, азартных игр). Так что существование организованной преступности — это прямое следствие войны с наркотиками.

5. Высокие цены черного рынка ведут к преступлениям и разрушают жизни.

Алкоголики и курильщики могут купить табак и алкоголь за карманные деньги, так как они легальны. Поэтому мы почти никогда не слышим о том, чтобы алкоголик или курильщик совершил преступление для того, чтобы достать деньги на свои пристрастия. Однако те, кто потребляет нелегальные наркотики, вынуждены платить за них ненормальные цены черного рынка. Многие не могут заработать такие деньги легальным путем. Некоторые из них обращаются к нелегальным занятиям — проституции, грабежам, распространению наркотиков. Так война с наркотиками приводит к миллиардным потерям от краж или уничтожения собственности, разрушает жизни, толкая людей на преступный путь.

Ирония здесь в том, что сторонники жестких законов против наркотиков обычно говорят, что такие законы нужны для того, чтобы подавить преступность, связанную с использованием наркотиков. Но этот аргумент просто меняет местами следствие и причину. Преступность, связанная с наркотиками происходит в большей части от уголовных законов, которые делают их нелегальными. Очень мало преступлений связано с наркотиками как таковыми, большая их часть вызвана самой войной с наркотиками.

6. Существование нелегальных рынков коррумпирует уголовную правовую систему.

Для того, чтобы защитить свои огромные доходы, поставщики криминального рынка подкупают полицию, суды и тюремщиков. Некоторые полицейские сами становятся наркодилерами или пользуются должностным положением для хищения денег и контрабанды у нелегальных распространителей или укрывателей улик. Между представителями закона и наркодилерами развиваются нездоровые симбиотические отношения. Недавнее расследование деятельности нескольких полицейских выявило факты избиений, составления ложных полицейских отчётов, предъявлении фальшивых ордеров на обыск, подбрасывания вещественных доказательств подозреваемым и хищения денег. По одному из отчетов, «почти половина полицейских, осужденных в результате расследований ФБР в отношении коррупции в период с 1993 по 1997 годы, осуждены за нарушения, связанные с наркотиками». Бывший глава полиции Сиэтла Норм Стэмпер крайне озлоблен тем, что война с наркотиками делает с его профессией:

«Почти все крупные коррупционные скандалы последних нескольких десятилетий имеют своими корнями запрет употребления наркотиков. В стране не осталось уже ни одного полицейского управления, которое бы не затронула эта зараза. Нью-Йорк, Лос-Анджелес, Чикаго, Филадельфия, Детройт, Вашингтон, Мемфис, Майами, Окленд, Даллас, Канзас-Сити — все они недавно пережили оглушительные скандалы, связанные с наркотиками. Не осталось ни одного крупного города, в котором в последние несколько лет в связи с наркотиками не был бы арестован или уволен хотя бы один полицейский чиновник». (Из «Breaking Rank: A Top ‘op’s Expose oj the Dark Side of American Policing», Norm Stamper, 2005.)

Это может показаться смешным, но те, кто употребляет наркотики в тюрьмах, не имеют с их доставкой туда никаких проблем. Это не только указывает на широкую коррупцию, но и бессмысленность войны с наркотиками в целом. Если уж от наркотиков не удается уберечь людей в максимально изолированных тюрьмах, то как можно спасти от них весь народ?

7. Правоохранительные органы становятся более дорогими для налогоплательщиков и работают вхолостую.

Свыше половины налоговых долларов перечисляемых на правоохранительные органы, тратится на подавление мирной деятельности, на так называемые «преступления без жертв». Суды и тюрьмы настолько забиты делами связанными с владением и продажей наркотиков, что судьи вынуждены освобождать обвиняемых в насильственных преступлениях. Из доклада ФБР за 2003 год следует, что только за марихуану было проведено 755 186 арестов, что значительно больше, чем 597 116 арестов в том же году за все насильственные преступления вместе взятые! 88 % этих арестов были проведены за простое владение. По данным Национальной организации за реформу по марихуане, с 1992 года более шести миллионов американцев были арестованы в связи с марихуаной. В США уже сейчас доля заключённых выше, чем в какой-либо другой стране, и их число растёт. По данным доклада Бюро статистики правосудия за 2005 год, за решеткой находятся более 2.1 миллиона американцев — каждый 138-й. Количество заключенных на 100 000 человек в США самое высокое в мире — 726 (против 142 в Великобритании, 118 в Китае, 91 во Франции, 58 в Японии). И это число продолжает расти. Большая часть этой цифры — нетяжкие преступления, связанные с наркотиками, или другие, связанные с войной с наркотиками.

Все это значительно снижает нашу безопасность вне зависимости от того, употребляем ли мы наркотики, так как полицейские, занятые делами предполагаемых торговцев и пользователей наркотиков, не успевают сражаться с истинными преступниками — насильниками, грабителями и убийцами.

8. Товары и услуги на нелегальном рынке ниже по качеству, чем на легальном.

Во времена сухого закона многие отравлялись и даже умирали из-за некачественных спиртных напитков, которые они приобретали. Этому адскому питью дали название «самогон из корыта». В наше время потребители нелегальных наркотиков рискуют точно также. Подавляющее большинство смертей и отравлений, связанных с наркотиками, произошли от низкого качества или неверной дозировки, а не от наркотиков как таковых. И это прямое следствие войны с наркотиками. На нелегальном рынке потребителю неизвестно качество изделий, они не защищены законом от мошенничества, подделок или насилия со стороны дилеров. На законном рынке, в бизнесе, такие журналы как «Потребительский обзор» предоставляют сведения о продуктах и услугах, составляют их рейтинги, на вашей стороне также оказывается и легальная система.

9. Война против наркотиков приводит к ненужным болезням и смертям.

Относительно мало смертей связано напрямую с употреблением наркотиков, и вообще нет ни одной, связанной с марихуаной. Большинство смертей — результат неверной дозировки, загрязнений в этих веществах или насилия, связанного с наркотическими сделками. Высокая цена наркотиков приводит к тому, что наркоманы вынуждены рисковать своей жизнью и участвовать в опасных действиях, которые могут впоследствии привести к болезням и смерти. Война с наркотиками загнала многих хороших людей, которые попали в зависимость от наркотиков, в подпольный мир преступлений, болезней и смерти.

Главная забота здравоохранения — СПИД, и правительство тратит огромные деньги на то, чтобы бороться с ним и контролировать его распространение. Однако по законам штатов, поддержанным федеральным правительством, шприцы и иглы запрещено реализовывать без рецепта. Поэтому СПИД стремительно распространяется среди тех, кто применяет наркотики внутривенно, пуская шприц по кругу. Тем же путем распространяется гепатит и другие болезни.

Далее, война с наркотиками стала варварской войной против больных и умирающих. Марихуана помогает лечить глаукому, способствует лучшему восприятию лечения облучением страдающих от рака, помогает утолить страдания больных СПИДом. Героин обладает высокой эффективностью при утолении боли у раковых и других больных. Законы против наркотиков отлучают больных раком от этих благотворных приёмов лечения. В дополнение, война с наркотиками привела к тому, что терапевты стали выписывать гораздо меньше рецептов на болеутоляющие препараты для тех, кто страдает хроническими болями.

10. Конкуренция на нелегальном рынке основана на насилии в противоположность честной торговле, когда потребителям предлагается продукт лучшего качества.

Сухой закон был известен войной между бандами за территории. То же самое происходит и сегодня в результате войны с наркотиками. Часто под перекрёстный огонь попадают невинные жертвы. Бои между бандами на улицах — прискорбное и порочное явление во многих крупных городах. Нобелевский лауреат по экономике Милтон Фридман предполагает, что несколько тысяч убийств на улицах происходят из-за войны с наркотиками. Экономист Джеффри Майрон предполагает, что отмена запрета на наркотики снизит уровень убийств на 75 %.

11. Война с наркотиками ведет к уничтожению гражданских свобод.

Блюстители закона прибегают к задержанию граждан, налоговым законам и нарушениям конституционных прав граждан на защиту от неправомерных и необоснованных посягательств и захватов. Сейчас, когда развернулась война против наркотиков, полиция преследует граждан на дорогах, на море и на границе. В поисках «наркоденег» они нарушают нашу частную неприкосновенность. Нам всем приходится подчиняться периодическим пробами на анализ мочи и проверкам на дорогах. Полиция может вас остановить и обыскать, если вы слегка подходите под «типаж» наркокурьера. Недавние судебные постановления, в частности исходящие от Верховного суда, фактически сделали «исключение по закону о наркотиках» из наших конституционных прав. Даже наиболее старая американская традиция неприменения вооруженных сил для защиты гражданских законов теперь разрушена — военные формирования теперь легко могут использоваться против американцев в рамках войны с наркотиками.

12. Вся ваша собственность может быть отобрана всего лишь по полицейскому обвинению.

По действующим законам о конфискации имущества полиция может захватить деньги или имущество без должного правового процесса всего лишь по подозрению в связи с нелегальным оборотом наркотиков. Эти законы подрывают традиционную конституционную защиту. Полиция не должна доказывать совершение вами преступления или даже обвинять вас. Если полиция подозревает, что ваши деньги или имущество как-то связаны с торговлей наркотиками, то она отбирает их, а вы вынуждены доказывать, что вы не виноваты, чтобы их вернуть. Очень много пострадавших среди перевозивших крупные суммы наличными — видите ли, только у наркодельцов есть резон возить наличность. Пострадавшие часто не в состоянии защищаться, поскольку не имеют денег нанять адвоката. Закон позволяет полиции удерживать арестованные деньги или имущество, поэтому она имеет сильный побудительный мотив возвести ложное обвинение, захватить добычу и рассчитывать на то, что пострадавший не сумеет доказать непричастность его собственности к наркотикам.

13. Война с наркотиками — это расизм.

Война с наркотиками непропорционально сильно бьет по национальным меньшинствам и по бедным. В соответствии с докладом Объединения за политику по наркотикам, меньшинства не употребляют и не продают значительно больше наркотиков, чем белые. Чернокожие составляют 12.2 % населения и только 13 % потребителей наркотиков. Однако они составляют 35 % арестованных за владение наркотиками, 55 % осужденных и 74 % заключенных в тюрьму. Чернокожих чаще останавливают, досматривают, арестовывают, судят и заключают в тюрьму, при этом часто приговаривают к значительно большим срокам заключения. По делам о наркотиках чернокожие попадают в тюрьму в 13.4 раз чаще белых.

В масштабах страны, каждый третий молодой афроамериканец заключается в тюрьму, освобожден на поруки или условно досрочно. Основной причиной этих цифр является война с наркотиками. Клеймо уголовного преступления, в свою очередь, значительно снижает возможности образования и трудоустройства. Иными словами, война с наркотиками уничтожает поколения молодых афроамериканцев, оставляя их неквалифицированными, бедными политически бессильными городскими отщепенцами на постоянной основе.

14. Ущерб для отношений с иностранными государствами.

Если в США есть спрос на контрабанду, то иностранцы найдут пути для поставок. В этом случае правительство США оказывает давление на иностранные правительства, чтобы те надавили на своих подданных. В конечном счете, американские агенты или даже военные начинают операции в этих странах против нелегальных поставщиков наркотиков, как это случалось во многих странах. Гибнут невинные гражданские лица, люди протестуют против вмешательства США в их внутренние дела. Такие операции никогда не приводят к окончанию потока наркотиков в страну — количество источников бесконечно. Зато у людей в этих странах появляется ещё один повод презирать и ненавидеть США и американцев.

15. Законы о наркотиках ведут к появлению их новых видов и экспериментам.

Война с наркотиками не изгнала их из страны. Она только повысила цены на них и создала побудительные мотивы для увеличения их количества, а также для разработки альтернативных — и еще более опасных наркотиков. У производителей наркотиков есть весьма сильный мотив к разработке более сильнодействующих средств, которые менее объёмны и более удобны для укрывательства и контрабандной перевозки. Ирония в том, что в результате этого легкие наркотики часто заменяются сильными. Во времена сухого закона бутлегеры заменяли пиво и вино на крепкие ликеры, сегодня марихуану заменяют гашишем, порошковый кокаин заменяется крэк-кокаином.

Риск для потребителей очевиден. Законодательный запрет толкает их от хорошо знакомых наркотиков с предсказуемыми эффектами к риску принятия неизвестных и более сильных субстанций.

История применения наркотиков и законов о них

Американская традиция в области наркотиков — это традиция индивидуального выбора и индивидуальной ответственности. До 1914 г. фактически не было ограничений или правил по производству, продаже и использованию наркотических средств. Опий и его производные в различных видах были вполне доступны, также как и марихуана. Наша страна при этом не сталкивалась с существенными криминальными или социальными проблемами, связанными с этими веществами. Многие регулярно употребляли наркотики, в том числе алкоголь, опиум и кокаин и вели полноценную жизнь, какую сейчас ведут потребители легальных наркотиков, таких как алкоголь или кофеин.

В 1914 году был принят Харрисоновский Акт о наркотиках, предшественник нынешних антинаркотических законов, и жизнь миллионов мирных потребителей наркотиков нежданно стала кошмаром, так как федеральное правительство стало их арестовывать и наказывать. Тысячами арестовывали и врачей, которые пытались лечить наркоманов.

Расистские нападки были главным основополагающим фактором при проведении Харрисоновского Акта о наркотиках от 1914 г., который объявил вне закона опий и его производные. Расизм также был подоплекой включения кокаина в список запрещённых законом снадобий. Основными его потребителями были негры.

Конгресс провёл закон, запрещающий хранение и употребление марихуаны в конце 1930-х годов благодаря отвратительной кампании лживой пропаганды, а также абсурдных искажений (см. например фильм «Безумие с косяком»). Эту кампанию вели бывшие агенты сухого закона, стремящиеся, как некоторые утверждают, к принятию аналогичного закона в другой области и сохранению своих рабочих мест. Многие из абсурдных аргументов той кампании используются и сейчас для оправдания войны против марихуаны. Пока никто не умер от передозировки марихуаны, и она имеет куда меньшие негативные последствия для здоровья, чем разрешенные наркотики вроде алкоголя и табака.

Что, если отменить законы о наркотиках?

Стали ли бы все американцы наркоманами, и провалилось ли бы наше общество в тартарары, если бы законы о наркотиках были отменены? Причин так думать нет. Этот часто задаваемый вопрос основан на нескольких крупных заблуждениях. Во-первых, считается, что в настоящее время люди просто не могут достать запрещённые наркотики. Однако на самом деле, любой, кто желает наркотиков, может их довольно легко раздобыть.

Кроме того, ошибочно предполагается, что запрещённые препараты являются самыми опасными в наркотическом отношении. Табак и алкоголь также вызывают привыкание, вредны для здоровья и вызывают значительно больше смертей, чем все нелегальные наркотики вместе взятые. Однако табак и алкоголь все равно продаются по всей Америке потому, что мы все понимаем, что запрет этих веществ приведет к куда большим негативным последствиям, чем их нынешнее разрешение. При этом более 50 000 человек погибает ежегодно от алкогольных отравлений и более чем 400 000 смертей связывают с курением. В противовес этому, никто еще не умер от передозировки марихуаны.

Другой пример — отмена сухого закона. После отмены сухого закона потребление алкоголя действительно, возросло, но не намного. Не наблюдалось также заметного увеличения алкоголизма или других социальных проблем.

С 1973 года в одиннадцати штатах — Аляске, Калифорнии, Колорадо, Мэн, Миннесоте, Миссисипи, Небраске, Неваде, Нью-Йорке, Северной Каролине, Огайо и Орегоне — существенно снижены наказания за владение марихуаной для личного потребления и в основном отменено тюремное заключение за такие нарушения. Несколько крупных исследований в этих штатах не отметили сколько-нибудь существенного увеличения потребления марихуаны или обострения иных социальных проблем. Как докладывал в 1999 году Институт медицины Национальной академии наук, «не существует свидетельств того, что декриминализация марихуаны ведет к росту ее потребления».

Следует отметить, что в результате воспитательной работы и общественного давления за последние 20 лет американцы употребляют меньше разрешённых спиртных напитков и табака.

Поучителен и европейский опыт. Голландия практикует полицейскую терпимость к личному употреблению марихуаны и гашиша. В итоге те, кто пользуется этими веществами, могут покупать небольшие их дозы в кафе и барах. Эта практика не сопровождается никаким насилием или социальными проблемами, уровень потребления марихуаны там вдвое ниже, чем в США. Британская служба здравоохранения разрешает врачам прописывать героин тяжело зависимым наркоманам. Результат прост: множество наркоманов избежали кошмарного мира преступлений, проституции, разбитых семей и продолжили жить нормальными и полноценными жизнями.

Молодежь и легализация наркотиков

При обсуждении легализации наркотиков особенно часто затрагиваются проблемы молодежи. Легализация может сделать наркотики менее привлекательными для них, лишив их ауры бунта и гламура, которую наркотикам придает запрет. В Нидерландах, где марихуана свободно доступна взрослым, ее употребляет меньший процент подростков.

Легализация может также осложнить подросткам добычу наркотиков. Согласно ежегодным опросам, проводимым Национальным центром по наркомании и токсикомании, студенты ВУЗов регулярно утверждают, что достать марихуану проще, чем пиво. Причина проста: коммерческие компании опасаются общественного осуждения и штрафов за продажу спиртного молодежи. Наркодилеры таких опасений не имеют. Мы часто слышим о наркодилерах в школах, но крайне редко видим людей продающих и пропагандирующих там спиртные напитки.

Положительные следствия

Какие положительные последствия могли бы мы наблюдать в связи с отменой законов о наркотиках в Америке?

1. Организованная преступность потеряла бы десятки или даже сотни миллиардов долларов в год прибылей от нелегальной торговли наркотиками.

2. Наши улицы и дома обрели бы гораздо большую безопасность, так как наркодилеры ушли бы, и было бы покончено с их перестрелками и разборками. Покупка и продажа наркотиков и их употребление происходили бы мирным образом в аптеках, барах и на дому.

3. Кражи со взломом, ограбления прохожих, кражи в магазинах с самообслуживанием и автоугоны стали бы гораздо более редкими, потому что наркоманы не платили бы астрономические цены за свои снадобья и могли бы легко поддерживать свои дешевые привычки, трудясь на нормальных рабочих местах.

4. Исчезли бы уличные распространители наркотиков. Детям из районов, населённых бедняками и меньшинствами, больше не пришлось бы испытывать соблазн иметь дело с распространением наркотиков.

5. Полиция, суды и тюремщики могли бы обратить внимание на избавление наших кварталов от насильников и профессиональных преступников, а миллиарды долларов налогоплательщиков, которые тратятся на правоохранительные органы (по некоторым оценкам 33 миллиарда только на федеральном уровне), можно было бы сэкономить, оставив потребителей наркотиков в покое. Суды и тюрьмы больше бы не забивались до отказа. В существующих тюрьмах и домах предварительного заключения было бы много свободных мест для настоящих преступников.

6. Тысячи мирных людей, обвиненных в незаконном хранении или употреблении наркотиков, смогли бы очистить своё имя от уголовного клейма и возвратиться к плодотворной жизни в обществе.

7. Болезни и смертность от применения фальсифицированных наркотиков снизились бы, также сократилось бы число заражений СПИДом при их внутривенном употреблении, когда иглу пускают по кругу.

8. Запрещенные лекарственные средства стали бы доступны для благотворного медицинского лечения.

9. Вы бы вновь обрели право на частную жизнь и конституционную защиту от необоснованного обыска и конфискации со стороны чрезмерно усердных бойцов против наркотиков. Ваша собственность была бы защищена от изъятия без должного судебного процесса.

10. Люди, имеющие проблемы из-за наркотиков, были более расположены просить о помощи, а те, кто хочет помочь, располагали бы большими возможностями для этой полезной деятельности.

11. Между американцами и жителями других стран развивались бы более гармоничные взаимоотношения, поскольку прекратилось бы вторжение американских борцов с наркотиками в страны, которые их поставляют.

Выводы

Люди имеют право распоряжаться собственным телом. Они имеют право сами решать, что им есть, пить, курить или принимать каким-либо другим образом. И они обязаны сами нести ответственность за последствия своих решений. Объявление наркотиков вне закона нарушает права всех людей и не может быть морально оправдано.

Если мы взвесим все отрицательные итоги попыток подавить мирную деятельность уголовными законами и если сопоставим эти итоги с положительными результатами, которые можно ожидать при отмене таких законов, то любой благоразумный человек придёт к такому же выводу. Точно так же, как катастрофой был сухой закон, катастрофой являются и законы против наркотиков. Как американцы, в конечном счете, отменили сухой закон, так они должны отменить и законы против наркотиков.


Глава 11. Социальное необеспечение

Дебаты о будущем системы социального обеспечения не сходят с первых полос и на то есть причина. У американской государственной системы социального обеспечения большие неприятности. С конца 1970х годов Конгресс пытался уберечь систему социального обеспечения от коллапса, добавляя новые налоги на фонд заработной платы, поднимая пенсионный возраст и ограничивая социальные льготы. Сейчас американцы оплачивают цену этих бессмысленных попыток. Тридцать пять лет назад программа требовала с работающих $30 млрд. в год. Сейчас она требует $658 млрд. — больше, чем четверть всех государственных расходов. Сегодня (2005) социальные налоги составляют 12.4 % на первые $90 000 ежегодного дохода. Большинство работающих платят сегодня налогов на социальное обеспечение больше, чем подоходных. Но «социальное обеспечение» — неправильное название. Оно вовсе не обеспечивает, и большая часть американцев, особенно молодых, это знает.

Сегодня многие пожилые американцы считают пенсию от социального обеспечения — первоочередным финансовым источником своей старости. Но даже управляющие признают, что эта система «никогда и не планировалась как единственный источник дохода после выхода на пенсию». К несчастью, правительство серьёзно дезинформировало американцев о системе социального обеспечения, о том, как она работает, и что может сделать. Нам говорили, что социальное обеспечение — что-то вроде страхования, капиталовложения или пенсионного фонда. Но она этим не является. Люди думают, что «внесли плату» в социальное обеспечение. Это заблуждение. Система социального обеспечения — всего лишь программа, по которой трудящиеся облагаются налогом, и их деньги немедленно выплачиваются ушедшим на пенсию. Нет никаких закромов и запасов с деньгами, куда «вносят плату» и которые играют роль пенсионного или инвестиционного фонда. Нет у американцев и никаких прав на деньги, выплаченные в качестве социальных налогов, Верховный Суд решил, что политики могут свободно менять размеры пенсий или даже вообще отменить эту программу.

Систему социального обеспечения не спасти

Систему социального обеспечения не спасти. Ее нужно рассматривать как обанкротившуюся корпорацию. Система имеет около 12.8 триллионов долларов необеспеченных обязательств. Это означает, что при нынешних условиях все деньги, которые должны быть выплачены в будущем — если система остаётся неизменной — будут составлять 12.8 триллионов долл. Единственный способ собрать столько денег — поднять в будущем налоги на работающих. По оценкам, для того, чтобы продолжить финансировать текущий уровень пенсий, необходимо поднять социальные налоги на 50 %. Как заметил Майкл Таннер из Института Катона, «это ужасное бремя для наших детей и внуков».

Как раз сейчас правительство собирает налогов на социальное обеспечение больше, чем выплачиваемая сумма пенсий. Это происходит потому, что поколение «бэйби-бума», находится в расцвете своих лет и сил и активно работает. Но правительство не накапливает эту прибавку, и не вкладывает её в будущее; оно жадно пожирает эти деньги, пытаясь залатать другие прорехи в Федеральном бюджете.

Взамен, правительство издает долговые расписки в форме специальных казначейских облигаций, которые помещаются в так называемый траст-фонд социального обеспечения. Но этот фонд — чистое мошенничество. Как говорит пояснительная записка к фискальному бюджету Билла Клинтона на 2000 год, эти долговые обязательства — «не являются реальными экономическими фондами». Они являются «требованиями к Казначейству, которые при погашении должны финансироваться из повышенных налогов, займов у населения или с помощью снижения выплат или других расходов». Однако 78 миллионов поколения «бэйби-бума» сами уже приближаются к пенсионному возрасту.

Наше стареющее общество

Наше общество стареет. В начале действия системы Социального обеспечения в 1930-х гг. средняя продолжительность жизни была меньше 65 лет, возраста, когда люди начинали получать пенсии. Поэтому большинству трудящихся и не предполагалось ничего платить. Правительство просто собиралось делать деньги на системе. Просто замечательно, что наши родители и деды до сих пор живы. Но так как они всё же начинают получать пенсии в 65 лет, значит, система Социального обеспечения записывает нас всех в должники.

Когда система начинала работу, на одного пенсионера приходилось 16.5 работающих. Это соотношение постепенно падало. Сейчас на одного пенсионера приходится 3.3 работающих. К 2040 году ожидается, что это число упадет до двух к одному. В этих условиях у правительства только три пути избежать банкротства: урезать пенсии, значительно поднять налоги или занимать триллионы долларов. Система не может выжить в таких условиях. И все это знают. Опрос «США сегодня» за январь 2005 года показывает, что две трети тех, кому сейчас за 30 не верят, что система социального обеспечения заплатит им вообще что-нибудь, когда они выйдут на пенсию.

Продолжение текущего курса приведет к серьёзному конфликту между поколениями. Всё более очевидно, что пенсии для пожилых людей при социальном обеспечении и относящимся к нему «титульным» программам (например, всеобщее государственное медицинское обслуживание) — это наиважнейший фактор в бурном росте федерального правительства и его стоимости. Сейчас федеральное правительство тратит в среднем $22 000 в год на социальное обеспечение и медицинское обслуживание одного пенсионера. Только эти две программы поедают более 7 % ВНП. Работающие люди найдут пути избежать этой системы, подобно тому, как сейчас многие трудятся в «теневой экономике» во избежание излишнего налогообложения. Далее, рост налогов неизбежно станет таким гнётом для экономики, что вызовет полный хозяйственный коллапс. Таким образом, существующее социальное обеспечение это скорее не способ обеспечения, а дорога к краху и утрате обеспечения, не только для старших, но и для всех.

Система вредит бедным и меньшинствам

Система социального обеспечения наносит особенно значительный вред бедным и меньшинствам. Во-первых, если они умирают, не достигнув 65 лет, они ничего не получают. И даже если они доживают до пенсионного возраста, пенсия заканчивается с их смертью. Бедные умирают раньше, а чернокожие мужчины и вовсе имеют самую низкую продолжительность жизни. Поэтому они получают меньше всех, хотя теряют наибольшую долю своего дохода на социальные налоги. Как заметил Дерой Мердок для Национального центра политических исследований: «Социальное обеспечение перекачивает деньги от работающих чернокожих мужчин и женщин (которые умирают раньше) к престарелым белым женщинам, которые живут дольше всех». Если же афроамериканцы, напротив, имели возможность сохранить деньги, которые ушли на социальные налоги и инвестировать их самостоятельно, то они имели бы инвестиционные запасы на старость, а после их смерти инвестиции перешли бы к их семье.

Социальное обеспечение — это плохие инвестиции по сравнению со свободным рынком. Для среднего работника ожидаемая государственная пенсия оказывается гораздо меньше доходности самых консервативных инвестиционных инструментов. Это означает, что, если бы трудящийся вкладывал деньги, которые у него отбирают социальные налоги в наименее рисковые инвестиционные инструменты, которые доступны на рынке, то по достижении возраста 65 лет, выплаты, получаемые им в виде рентных платежей, оказались бы примерно вчетверо больше положенной ему государственной пенсии.

Восемьдесят процентов американцев платят в качестве социальных налогов больше, чем в качестве подоходного. Это особенно тяжело отражается на малоимущих. Трудящиеся с небольшими доходами не имеют свободных средств для инвестирования или потребления после уплаты социальных налогов — получается, что инвестиционный капитал отбирается у этих групп населения, что делает для них невозможным развивать собственный малый бизнес. Это сокращает возможности их трудоустройства.

Решение задерживается

Даже при том, что все понимают нежизнеспособность системы социального обеспечения, политики избегают обсуждения проблемы. Престарелые избиратели многочисленны и многие боятся потерять «свою пенсию». Политики боятся говорить правду о банкротстве системы социального обеспечения, потому что это может стоить им переизбрания.

К 2005 году, однако, истэблишмент не смог больше скрывать очевидный факт, что система социального обеспечения идет к краху. Президент Джордж Буш внес предложение разрешить молодым работникам добровольные сбережения. По его плану трудящиеся будут иметь возможность инвестировать до 4 % своего дохода в ценные бумаги и акции вместо выплаты их системе социального обеспечения.

План Буша как минимум половинчатый. Работники в возрасте свыше 55 лет не смогут в нем участвовать; пенсионные счета молодых трудящихся будут управляться правительством; федеральное правительство планирует занять триллион долларов для того, чтобы обеспечить выплаты нынешним пенсионерам. Вместо упразднения обанкротившейся система, план Буша предполагает «починить систему социального обеспечения».

Но даже такой скромный план — это настоящий прорыв, так как он вводит в политическую дискуссию идею персональных пенсионных счетов. Он также вызвал предсказуемую негативную реакцию у лоббистских групп и сторонников «большого правительства», которые отрицали, что система социального обеспечения находится в кризисе. Все, что, по их мнению, нужно сделать, чтобы «спасти» программу, так это немножко поднять налоги, немножко расширить налогооблагаемую базу, или чуть-чуть поднять пенсионный возраст — на год или два.

Между тем, другие народы оказались более прозорливы в отношении будущих пенсионных проблем. Есть одна страна, которая почти идеально решила все свои проблемы — Чили. В этой стране система пенсионного обеспечения в значительной степени приватизирована и учреждены 12 инвестиционных фондов, которые управляются как частные и работают в основном как взаимные фонды. Трудящиеся обязаны отчислять в выбранный фонд некоторую долю своих заработков и не могут снять их до достижения пенсионного возраста. Это создает конкуренцию между фондами. В отличие от системы социального обеспечения США, деньги остаются собственностью трудящихся. Результаты оказались весьма благотворными для чилийской экономики. Норма сбережения высока, что обеспечивает капитал для развития бизнеса, который, в свою очередь, обеспечивает высокий уровень занятости. Трудящиеся накапливают пенсионные фонды быстрее, чем раньше. Хотя правительство не управляет напрямую ни одним из фондов, оно обеспечивает их регулирование; работники не могут выйти из системы. Это элемент принуждения. Политические обстоятельства могут измениться и привести к увеличению государственного вмешательства (хотя, на данный момент вероятность этого незначительна). Все обсужденные варианты, как например, переход от текущей обанкротившейся пенсионной системы к полугосударственной, по примеру Чили — некоторые шаги к которой предложил президент Буш — будут улучшением, хотя ему и недостает свободы, которую защищают либертарианцы. Такая система действует, кроме Чили, еще в 30 странах, к примеру, Великобритания, Швеция и Австралия также имеют подобные персональные счета для трудящихся.

Калифорния может быть примером другой модели реформ. В ней учрежден специальный пенсионный фонд для государственных служащих и его члены могут покинуть общую систему социального обеспечения. Инвестируя средства в ценные бумаги, управляющие фонда обеспечивают пенсионерам значительно больший доход, чем государственная пенсия.

Суровое решение суровой проблемы

Так как же нам избежать краха системы социального обеспечения? Путь к решению начинается с признания суровой действительности. В отличие от президента Буша либертарианцы осознают, что систему нельзя исправить. Полумеры, частичная приватизация и увеличение государственного долга — это не долгосрочные решения. Мы должны осознать, что имеем дело с ситуацией банкротства, и наилучшее, на что мы можем надеяться, — закрыть разорившуюся «фирму» и сократить наши потери. Здесь нет «честного» способа или совершенного решения.

Выдвигаемое ниже предложение призвано решить проблему быстро и наименее обременительным путём, но не претендует на совершенство. Не забывайте, Утопия — не существует.

Наша цель в том, чтобы провести банкротство системы социального обеспечения как можно быстрее. В то же время, мы хотим защитить старшее поколение с помощью более безопасных контрактных инструментов, а всех американцев освободить от тяжкого бремени социальных налогов, которые в противном случае обанкротят страну.

Начинаем с 56-летних и старше, включая 65-летних и более старых, уже получающих пенсии. Люди в возрастной группе 56 лет и старше получили бы по этому предложению 100-процентную выплату определённой суммы. Люди 52–55 лет получат процент от предлагаемой суммы в соответствии с возрастом: 52 года — 20 %, 53 г. — 40 %, 54 — 60 %, 55 — 80 %.

Для каждого лица в этой категории (52 года и старше) будет возможен актуарный анализ, какие приблизительно сегодня делают страховые компании, чтобы определить суммы будущих пенсий по социальному обеспечению, которые такие люди получали бы до достижения среднего возраста жизни. Попросту говоря, это была бы денежная сумма, которую человеку требуется вложить под существующие проценты, чтобы произвести оплату пенсии по социальному обеспечению для среднего лица в возрасте старше 65 лет. Это даёт нам огромную итоговую сумму для каждого в этом классе.

Каждое такое лицо выбирало бы между получением крупной суммы — и приобретением договора о пожизненных выплатах у частной компании, вместо пенсии от социального обеспечения, которые они получали бы по сегодняшним пенсионным ведомостям.

Источник финансирования

Каков же должен быть денежный источник, чтобы выкупить сегодняшнюю систему социального обеспечения? Мы придерживаемся того, что эта система — банкрот. Банкротом является и все правительство США в целом. Когда имеешь дело с банкротством, следует использовать активы банкрота для выплаты его заимодавцам хотя бы части того, что он им должен.

Правительство Соединённых Штатов располагает огромным количеством активов, которые не имеют никакого отношения к легитимным целям национальной обороны и защиты конституционных прав. Американское правительство владеет фактически одной третью земли в Соединённых Штатах. Оно имеет также множество других различных активов, например, электростанции на реке Теннеси, другие энергетические комплексы, крупнейшие в мире киностудии, миллионы транспортных средств, «Амтрак», имущество почтовой службы, НАСА, спутники и т. д. Часть этих активов должна быть продана для того, чтобы максимально ускорить финансирование приобретения системы социального обеспечения.

Наконец, тот, кто по этому предложению должен получить выплату и кто в этом на самом деле в этом не очень нуждается, может быть найдет в себе силы отказаться.

Другой вариант демонтажа обанкротившейся программы — вариант добровольного выхода. Просто дать каждому гражданину, включая пенсионеров, возможность не иметь больше с системой ничего общего — ни социальных налогов, ни пенсии в будущем с любого времени. Вполне вероятно, что большинство молодых людей выйдут из системы, а большинство пенсионеров останется (за исключением обеспеченных, не получающих пенсии из-за наличия другого дохода).

Конечно, из-за снижения числа молодых работающих, поступления системы социального обеспечения снизятся. Поэтому такой план выхода из системы также должен финансироваться за счет продажи правительственной собственности. Или политики могут решить урезать другие ненужные программы и за счет высвободившихся средств финансировать дефицит бюджета социального обеспечения.

Хотя план добровольного выхода не решит проблему так быстро, как план немедленного выкупа, он достигнет той же цели, так как система социального страхования, вероятно, отомрет через пару десятилетий.

Жизнь без социального обеспечения

Любое из указанных предложений означает конец государственной системы социального обеспечения. Для старшего поколения обеспечение вырастет, если они примут сумму выкупа и инвестируют ее по собственному желанию, или возьмут план частной пожизненной ренты. В отличие от государственной пенсии, которая может быть сокращена или отменена актом Конгресса, контракт частной пожизненной ренты — это контракт со страховой компанией, который должен уважаться, и может защищаться в судебном порядке.

Больше не будет социальных налогов, которые сейчас съедают 12.4 % от каждого доллара, который вы зарабатываете в пределах $90 000 в год. Все молодые работники будут избавлены от растущего бремени социального налога. Подумайте, что вы сделаете с этими дополнительными деньгами. Вашими деньгами, которые вы заработали. Экономика получит значительное ускорение из-за снижения налогового бремени, ($658 млрд. в год), из-за роста потребительских расходов и создаваемых рабочих мест для удовлетворения спроса.

И, самое главное, мы избежим приближающегося экономического коллапса и неизбежного конфликта между поколениями, к которым неминуемо приведет текущая система, если нам не хватит мужества ее изменить. Я уверен, многие пенсионеры будут рады огромной выгоде освобождения их детей и внуков от катастрофы, которую несет им прекращение существования системы социального обеспечения, пришедшей к своему логическому концу.


Глава 12. Как насчет бедных?

Наши федеральные и местные власти руководят великим множеством программ, которые изымают налоги у работающих людей, а затем, взяв изрядную долю на бюрократические затраты, разными путями распределяют собранные налоги тем людям, которые считаются нуждающимися и заслуживающими помощи. Социальное обеспечение — только один из примеров, но есть и многие другие: продовольственные карточки, пособия семьям с детьми на иждивении, государственное здравоохранение, страховые выплаты по безработице и т. п.

Миллионы людей бедны, временно лишены работы, являются инвалидами или по другой причине не в состоянии прокормиться. Сироты, умственно неполноценные, престарелые и прочие неспособны позаботиться о себе. Кто-то и как-то должен и желает помочь им. Вопрос состоит не в том, должен ли и будет ли кто-то помогать, а в том, как лучше помочь.

Для либертарианцев политический вопрос следующий: что такое обоснованное применение силы? Правительственная программа помощи бедным финансируется за счёт налогообложения. Некоторые (люди из правительства) используют силу для осуществления программ, забирая и растрачивая собственность других людей. Поучительно сравнить результаты государственных программ с результатами работы частных организаций, которые тоже предоставляют помощь людям. Правительственные программы благосостояния, основанные на насилии и бюрократии, в целом признаются провальными. Частная благотворительность, основанная на любви и сострадании, приветствуется за ее заметные успехи.

Шаг первый: декриминализовать работу

Большинство из тех, кто получает помощь или является хронически безработным, предпочитают скорее кормиться самостоятельно за счёт работы, нежели получать унизительную общественную помощь. Первый шаг в помощи бедным — отмена всех государственных законов, правил, ограничений и препятствий на пути тех, кто мог бы прокормиться сам при наличии возможностей. Иными словами — декриминализовать работу.

Превосходный пример приводящего к обратным результатам закона — так называемый «закон о минимальной заработной плате». Узаконенная в наши дни минимальная заработная плата составляет $5,15 в час (некоторые штаты имеют повышенный минимум). Если человек работает на другого за $5,14 или меньше в час, то это — преступление. Этот закон явно нарушает права таких людей. Закон о минимальной оплате делает невозможным получение работы теми, у кого имеющиеся на текущий момент трудовые навыки недостаточны для того, чтобы нашелся работодатель, который нанял бы их хотя бы за $5,15 в час. Тот факт, что минимальная заработная плата уничтожает рабочие места, хорошо известен. В своей книге «Минимальная зарплата. Максимальный вред», Джим Кокс замечает, что во время дискуссии в Конгрессе в 1989 по вопросу подъема федерального минимума с $3.85 до $4.25 в час единственным, что вызвало дискуссию, это то, сколько людей потеряют работу — 300 тыс. или 600 тыс. «В том, что сокращения рабочих мест хотя бы кратковременные, случатся обязательно, никто не сомневался», — пишет Кокс.

Этот «эффект незанятости» особенно тяжело отражается на неопытных молодых людях, которые, быть может, были слабо обучены в государственных школах. Без умения и опыта они вряд ли найдут работодателя, желающего платить им 5,15 долл. в час, хотя многие потенциальные работодатели захотели бы принять их учениками с меньшей оплатой. Как ученики они приобрели бы трудовой опыт на первой ступени карьерной лестницы и двинулись бы по ней дальше. Однако при законе о минимальной заработной плате такие юноши не могут утвердиться на рынке рабочих мест, и многие из них станут вечно безработными.

Конгрессу известен эффект от закона о минимальной плате. Почему они его не отменяют? Скрытая цель этого закона — защитить уже работающих людей от более молодых и новых работников. Организованный труд (профсоюзы) даёт гораздо больше голосов, чем молодые, менее организованные люди. Конгресс будет просто считать голоса и оставлять в силе закон о минимальной плате, даже когда он явно вызывает безработицу среди молодых и необученных.

Некоторые утверждают, что нам необходим закон о минимальном размере заработной платы для того чтобы работодатели не эксплуатировали работников, платя им низкие оклады. Но большинство работающих людей получают сегодня гораздо больше чем минимальная зарплата. Почему же работодатели не платят им минимально возможную сумму? Среди работодателей существует огромный спрос на квалифицированных работников. Благодаря этой конкуренции квалифицированные рабочие могут запросить и получить очень хорошие деньги, гораздо более высокие, чем установленный законом минимум.

Конечно, почти все работники начинали с минимальной заработной платы. Часто они были студентами, живущими дома или частично занятыми. Но они не оставались на минимальной зарплате надолго. Большинство быстро перешло на более высокооплачиваемые рабочие места. Аргумент о том, что минимальную зарплату следует поднять, чтобы работник мог содержать семью — нереален. Единственный настоящий эффект закона о минимальном размере заработной платы — рост безработицы среди наиболее уязвимого сегмента рынка труда — неквалифицированных работников, и особенно, среди ищущих работу молодых людей.

Лицензирование и разрешения уничтожают рабочие места

Ограничения, связанные с лицензированием и разрешениями, мешают многим заняться самыми разными видами деятельности. Например, Федеральная комиссия по торговле уже на протяжении многих лет ограничивает выход на рынок автомобильных грузовых перевозок, а также предписывает водителям-дальнобойщикам, куда и какие товары они могут перевозить. Это практически уничтожило конкуренцию между торговыми компаниями (и повысило цены для потребителей). Также это имеет значимый расистский эффект, не позволяя, в частности, чернокожим бизнесменам начать дело.

Еще один пример того, как вредит государственное регулирование и как помогает смягчение правил, дает Совет по Гражданской Авиации (СГА). Экономическое регулирование со стороны СГА было правилом с самого начала и до тех пор, пока, наконец, Конгресс не отменил его в 1985 г. До отмены регулирования не могла открыться ни одна новая крупная авиалиния. После же отмены предприниматели создали десятки новых авиалиний, больше городов получили услуги, а цены на полеты упали. В 2002 году Департамент транспорта США оценил экономию, которую пассажиры получают на дерегулировании в 19.4 млрд. в год. Новые авиалинии также дали людям работу, оживили малые аэропорты. Старые устоявшиеся компании неизменно предпочитают наличие строгого регулирования, так как оно защищает их от конкуренции, а более мелкие и новые, независимые компании хотят прекращения регулирования, чтобы иметь возможность предложить услуги большему количеству людей.

И напротив, посмотрите на отрасль персональных компьютеров. Миллионы людей по всему миру работают над производством и обслуживанием программного и аппаратного обеспечения. Отрасль продолжает расти огромными темпами, выдавая все лучшие продукты по все более низким ценам. Отрасль практически не регулируется правительством. И ни один здравомыслящий человек не поверит в то, что были бы достигнуты такие же результаты, если бы, например, в 1980 году Конгресс создал, скажем, Федеральное агентство по регулированию компьютеров. Если бы это случилось, то, будьте уверены, вы никогда не увидели бы потрясающего компьютера Apple Macintosh, поисковой машины Google, портативных ноутбуков или Microsoft Windows XP.

На уровне штатов местные регулирующие органы затрудняют многим открытие бизнеса. Приобщение к сотням профессий — скажем, водителя такси, парикмахера, водопроводчика — ограничивается бюрократическими препонами с лицензированием. Несколько провокационных примеров дает Нью-Йорк. Стили причесок чернокожих подразумевает уникальный способ плетения косичек. Но для работы парикмахером в этой области требуется городская лицензия, которая выдается только после прохождения 900-часового курса в школе косметологов — в котором ни слова нет о плетении косичек! В Нью-Йорке разрешено только определенное количество такси (на 2005 год ровно 12 187). Лицензия на такси в Нью-Йорке стоит $400 000. Немногие бедные люди могут себе это позволить. При этом страдает транспорт — спрос на транспортные услуги гораздо выше и удовлетворяется за счет нелегальных такси или подземки. Вместо того чтобы позволить более бедным предпринимателям обеспечить народ транспортными услугами, город выписывает им более тысячи штрафов в месяц.

Либертарианский подход прямо противоположен. Мы устраним все правовые препятствия с пути того, кто предлагает другим товары и услуги. Это дает хорошие возможности тем, кто беден или только начинает предлагать услуги, которых никто в ближайшем окружении пока не предусматривает из-за регуляционных преград. И каждый новый малый бизнес даст кому-то работу.

Зонирование вредит бедным

Должны быть упразднены зонные ограничения (зонирование) и другие законы, объявляющие работу на дому правонарушением. Город Хьюстон, четвертый по величине в США, не имеет зонирования. Время от времени в Хьюстоне выносится на голосование вопрос об учреждении зонирования. Каждый раз избиратели его отвергают. Наибольший процент голосов против зонирования всегда дают наибеднейшие районы города. Бедняки знают, как зонирование уменьшает их возможности работать дома.

Рассмотрим пример небогатой женщины с детьми, которая предлагает себя в качестве няни нескольким работающим матерям по соседству. Она обобьет пороги департаментов здравоохранения, департамента по строительству, отдела детских пособий, комитета по зонированию, лицензионного бюро и бог знает чего еще. Ей скажут, что она не имеет квалификации для работы сиделкой или няней. Район для этого не зонирован. В ее доме нет достаточного числа ванных комнат или пожарных выходов. Регулирование не дает людям решать собственные проблемы. В наши дни, когда доступность услуг по уходу за детьми стала одним из главных политических вопросов, очевидным решением является избавление от госрегулирования, препятствующего уходу за детьми на дому.

Урезать налоги и излишнее регулирование

Самый эффективный путь создания рабочих мест — снизить налоги и уровень регулирования бизнеса. Чем тяжелей налоговое бремя, тем труднее открыть, расширить или сохранить дело. То же самое справедливо и для государственного регулирования бизнеса. Опросы представителей малого бизнеса показывают, что самым большим препятствием для выхода бизнеса за рамки одного-двух наемных работников является дополнительная бумажная работа и бюрократическая волокита.

Бизнесмены жалуются на то, что жесткое регулирование на федеральном уровне и уровне штатов лишает их возможности работать с прибылью и нормально выживать. Клайд Вэйн из Института бизнеса и конкуренции оценивает стоимость только федерального регулирования для бизнеса в 2004 году в $877 млрд. Поэтому предприятия закрывались или перемещались в штаты с более щадящим регуляционным климатом, либо вообще покидали страну.

Правительство добавляет бизнесу проблем, принимая законы, которые требуют от предприятий выплаты работникам специальных бонусов. Дополнительные издержки соблюдения этих законов уничтожают рабочие места, заставляя предприятия оставаться малыми, вместо того чтобы расти и принимать на себя новые ограничения. К примеру, закон об охране труда и технике безопасности вступает в действие, когда предприятие достигает размера в 10 работников. Закон об охране прав нетрудоспособных граждан — начиная с 15 работников. Закон об отпуске по медицинским и семейным причинам — начиная с 50 работников. И существуют множество других. Любой здравомыслящий бизнесмен будет стремиться избегать этих значительных издержек, сохраняя бизнес малым.

Не забывайте: бесплатных обедов не бывает. Регулирование стоит денег и рабочих мест. Если компания обязана тратить 50 000 долл. на установку очистительных сооружений или приспосабливать здания для инвалидных колясок, то это те 50 000 долл., которые она не сможет вложить в развитие производства или в заработную плату. Более того, все чиновники, занятые регулированием, составители правил и инспектора получают жалование, выплачиваемое из ваших налогов, за то, что тратят время на объяснения другим, что надо делать, вместо того, чтобы производить товары и предлагать услуги, нужные людям.

Некоторые приветствуют государственное регулирование, обосновывая это тем, что, действуя согласно регулированию, компании создают рабочие места. Вздор! Создает ли рабочие места землетрясение? После землетрясения люди очень много работают, чтобы все расчистить и все отстроить заново. Но никто не станет утверждать, что частые разрушительные землетрясения (или войны, или восстания) — благо для экономики. Любой здравомыслящий человек понимает, что эффект от частого нанесения ущерба экономическим ресурсам — это падение производства и снижение жизненного уровня для всех. Использование ценных ресурсов в угоду принудительному регулированию, а не добровольному потребительскому спросу имеет те же самые последствия.

Второй шаг: приватизация системы социального обеспечения

Второй подход к оказанию помощи по-настоящему нуждающимся заключается в приватизации системы социального обеспечения.

Вот уже несколько десятилетий мы живем с громоздкой государственной, особенно на федеральном уровне, программой помощи бедным. За это время колоссально возросла цена, которую за это платят налогоплательщики. В настоящее время федеральное правительство тратит $312 млрд. из наших налогов на программы пособий бедным. Но многие из тех, кто официально признан бедным и получает пособие, прекрасно устроились. 46 % из них владеют домом (по данным бюро переписи населения, средний дом «бедняка» имеет три спальни, полторы ванных комнаты, гараж, патио). Большинство имеют машину, телевизор, микроволновую печь и кондиционер. По многим показателям у американского «бедняка» более высокий жизненный уровень, чем был у представителя американского среднего класса в 1970х годах.

Это не значит, что нет по-настоящему бедных людей. Это лишь поднимает острые вопросы о нашей государственной системе пособий. Если взять деньги, затрачиваемые на оплату правительственных программ помощи бедным ($312 млрд.), и просто разделить их на число официальных неимущих (около 37 млн.), то получится $8432 на человека. Если бы все деньги, которые правительство распределяет на помощь бедным, просто раздать им, то каждая семья из четырех человек получала бы приблизительно $33 700 в год. Она их, разумеется, не получает. Тогда вопрос: кто получает? Большую часть получают чиновники, проводящие в жизнь программы пособий. Государственная система пособий страшно неэффективна и, конечно, не гарантирует того, что должную помощь получат именно те, кто в ней истинно нуждается.

Сравним государственные программы пособий и программы помощи, осуществляемые частными организациями, такими как церкви, религиозные объединения, «Объединенный путь», «Армия спасения», «Красный Крест», «Промышленность доброй воли», организации, собирающие деньги на медицинские исследования и тому подобные. Эти частные группы собирают около 150 млрд. долларов ежегодно в виде денег и услуг от тех, кто хочет поддержать их усилия добровольно. Они также намного эффективней, их средние административные расходы составляют около 10 %.

Государственные пособия вредят всем нам

Государственные пособия на самом деле приносят много вреда. С начала действия массовых программ социальной помощи в 1960х годах на них истрачено около $9 трлн., взятых у налогоплательщиков. Сотни миллиардов долларов в год налоговых денег отнимаемых у работающих граждан для оплаты правительственных программ пособий подрывают экономику. Устранение этого налогового бремени, так чтобы отдельные лица и компании могли сохранять и использовать свои фонды для расширения производства и развития своего бизнеса, дало бы экономике мощнейший толчок. Многие, сидящие сейчас на пособии, смогли бы вернуться к работе — а это предпочло бы большинство из них.

Государственные программы помощи бедным оскорбляют и унижают нас всех. Они говорят, что мы лишены чувства сострадания, что им обладают лишь законодатели и бюрократы. Они говорят нам, что мы не знаем, как эффективно помочь людям. Они говорят, что мы, якобы, не желаем или неспособны предложить помощь нуждающимся, пока нас к этому не принудят силой. Ни одна из этих предпосылок не верна.

Государственные пособия мешают нам по-своему проявлять сочувствие к членам своей семьи, к жителям своего района и нуждающимся во всём мире. Из-за тяжёлых налогов, которые платят работающие, у них остаётся очень мало средств для использования их по своему усмотрению в помощь тем, кому считают нужным помочь.

Либертарианцы считают, что мы должны уважать сострадание других, ведь это такое же сострадание, которое чувствуем и мы. Большинство людей знает, что государственные программы по пособиям чудовищно неэффективны, но продолжают их поддерживать именно благодаря своему состраданию. Люди не хотят видеть окружающих в беде. Мы все хотим жить в мире, где при необходимости люди ищут помощи у других, и где люди заботятся друг о друге. Верить, что это реализуется, когда вместо истинного духа сострадания используется грубая сила правительственного принуждения — фатальная ошибка.

Государственные пособия подрывают естественное человеческое сочувствие. Они побуждают людей искать кого-то другого, кто должен заниматься этими проблемами. Легче отдать бабушку на попечение какого-нибудь учреждения, чтобы за это платили другие (налогоплательщики), чем оказывать бабушке помощь дома в семейном кругу.

Государственные программы помощи бедным унижают. Служащие социальной сферы исследуют жизнь получателей пособий, потому что налогоплательщики естественно и оправданно не хотят допустить мошенничества с пособиями, и не хотят того, чтобы деньги доставались тем, кто по правилам получения пособий «недостоин» помощи.

Правительственное социальное обеспечение создает извращенную мотивацию у работников социальной сферы. Вполне понятно желание чиновников занимающихся пособиями увековечить систему, потому что она в первую очередь выгодна им. Мы создали «рассадник пособий», причём растущий и развивающийся, и задуманный для сохранения бедных в их состоянии. Труд по анализу последствий главных федеральных программ помощи бедным вступивших в силу с начала 1960-х гг., проведенный Чарльзом Мюрреем, показывает, что с ростом объёмов и дороговизны программ всё больше жителей подпадает под официальный порог бедности. Государственные пособия создают для людей стимулы избегать работы, наживаться на образе жертвы и оставаться в состоянии вечной зависимости.

В 1996 году правительство, наконец, осознало это и предприняло реформы законов о системе социального обеспечения, которые, в частности, ввели пятилетнее ограничение на получение пособий и стали требовать от безработных поиска работы. К сожалению, они оказались половинчатыми. Несмотря на то, что на социальное обеспечение были наложены некоторые ограничения, они привели к росту затрат на уход за детьми, передали больше финансов на социальное обеспечение штатам и по докладу Фонда «Наследие» за 2004 год, «оставили без изменений 69 проверенных на нуждаемость программ, включая талоны на приобретение продуктов, предоставление жилья и медицинское страхование».

Несмотря на ограничения, реформы освободили от бедности и зависимости тысячи американцев. «Рабочая загрузка увеличилась, а бедность снизилась — и часто значительно — для всех расовых и возрастных категорий, включая детей», — замечает Майкл Кэннон на NationalReview.com. Так что же, федеральные расходы тоже сократились? К сожалению, нет. «Даже с учетом исторической реформы 1996 года система социального обеспечения остается дорогой и растущей», — отмечено в докладе Фонда «Наследие» за 2004 год.

Урок реформ 1996 года говорит об одном: правительство не может решить проблему бедности, а политики никогда не упразднят систему социального обеспечения.

Положительный эффект от приватизации системы социального обеспечения

Лучшее, что мы можем сделать для инвалидов, нуждающихся и заслуживающих помощи, это приватизация системы социального обеспечения — отмена государственных программ помощи бедным. Более низкие налоги помогут активизироваться частному бизнесу и увеличить занятость. При сниженных налогах у трудящихся будет в распоряжении больше средств, и им легче будет жертвовать в помощь таким программам и учреждениям, какие они сами выберут.

Что же произойдёт с теми, кто занимается пособиями, если правительственные программы прекратят существование? Как правило, эти государственные служащие хорошо обучены и образованны, многие — закончили колледж. Их знания будут пользоваться огромным спросом в обновлённой экономике, освобождённой от бремени социальных налогов. На конкурентном свободном рынке их дела были бы совсем неплохи. Дадим же им эту возможность.

При приватизации социального обеспечения большему числу людей будет под силу сделать больше, если они станут сотрудничать со своими единомышленниками в решении реальных проблем реальных жителей их района. По-настоящему нуждающимся и достойным можно предоставлять более эффективную помощь. Это, разумеется, не сотворит Утопию, но частный способ предоставления помощи, несомненно, предпочтительней, чем дорогие, унизительные и приводящие к обратным результатам государственные программы помощи бедным. Как показывает практика, личная свобода и ответственность работают лучше.

И, наконец, не забывайте о моральной стороне вопроса. Если кто-то на ваш взгляд нуждается в помощи, то у вас имеется три основных варианта выбора. Вы можете помочь такому человеку сами; можете привлечь к помощи других; либо можете заставить других помочь. Для либертарианца первые два варианта являются достойными морального одобрения, третий вариант — морально неприемлем.


Глава 13. Экономическая свобода, личная свобода

Либертарианские рассуждения об экономике, как всегда, начинаются с идеи о праве всех людей делать все, что они желают, со своей жизнью, телом и имуществом. Люди, занятые в бизнесе, в коммерческой или хозяйственной деятельности, остаются людьми. Они не попадают в категорию людей второго сорта с пониженными правами лишь оттого, что они работают, чтобы заработать себе на жизнь. Все люди имеют право вступать во взаимоотношения на мирной, добровольной и честной основе. Это включает в себя производство, продажу, покупку и использование разнообразных товаров и услуг, имеющихся на рынке.

Там, где признаётся право всех индивидов заниматься мирными и честными производством и торговлей, экономическая система называется «свободным рынком». Это естественное состояние дел. Как сказал один сатирик, свободный рынок это то, что происходит, когда никто не мешает этому происходить. Либертарианцы выступают за свободный рынок, поскольку это единственная система, базирующаяся на личных правах, и состоящая из них.

Доказано, что свободный рынок — самая эффективная экономическая система, по сравнению со всеми существующими на этой земле альтернативами. А каковы же альтернативы? Эти альтернативы имеют общее название — «этатизм», который обычно имеет три основных варианта — фашизм, коммунизм и социализм.

Фашизм, коммунизм, социализм

Фашизм — это политико-экономическая система, при которой людям позволено «владеть» собственностью, но большинство наиважнейших решений по ней принимают государственные власти. При типичном фашизме власти устанавливают уровни зарплат и цен, решают, какие товары производить, кто может вести бизнес, где его можно вести, кто может или не может работать, какие должности он может занимать и так далее. Италия времен Второй Мировой войны — отличный пример фашистского общества.

Хотя Соединённые Штаты чаще всего рассматривают как страну свободного рынка, но и в США были фашистские периоды, в частности во время Второй Мировой войны. В начале 1940х годов государство в основном управляло экономикой во имя «военной мобилизации». Федеральные бюрократы ввели контроль цен и заработных плат, запретили производство многих потребительских благ и заставили компании производить танки, пушки и военные самолеты.

В зависимости от степени правительственного вмешательства и контроля в экономических делах, система легко может пересечь границу между рынком и фашизмом. Многие авторитетные наблюдатели говорят сегодня, что ситуация в США более фашистская, нежели свободно-рыночная, в частности на местном уровне, где мы сталкиваемся с интенсивным государственным регулированием, таким как контроль за доходами, зонирование, контроль за ростом и иные ограничения распоряжения частной собственностью.

Политическая система, в которой государство владеет главными отраслями экономики, называется социализмом. Швеция, Венесуэла и Танзания — это примеры социалистических стран. В этих странах допускается свободное предпринимательство, но правительство имеет экстраординарный контроль за экономикой через владение крупными компаниями, планирование производства, высокие налоги, и жесткие законы о профсоюзах.

Когда правительство контролирует всю экономику (за исключением, быть может, самого малого бизнеса), это называется коммунизмом. Все решения о производстве и распределении принимаются правительственными плановыми органами. Бывший Советский Союз — классический пример такой системы. На сегодня действующими примерами этой провальной модели остались только Куба и Северная Корея.

Недостаток свободы в контролируемой экономике

Как при фашизме, так и при социализме государственные власти весьма низко ценят или совсем не ценят личную и политическую свободу. У людей невелик выбор в карьере, распоряжении собственностью, или принятии важных производственных решений. То же самое касается и любой другой созидательной стороны их жизни. Самое главное, что такие условия очень облегчают властям подавление политического инакомыслия.

Правительства, контролирующие владение и пользование компьютерами, печатными станками и вещательными антеннами, могут решать, кто может, а кто не может печатать газеты, книги или памфлеты, кто может, а кто нет — вещать по радио или телевидению. Распространение своих взглядов карается. В Северной Корее, например, радиоприемники и телевизоры «не могут ничего ловить, кроме правительственных каналов», отмечает BBC.

Личная свобода зависит от экономической. Или, посмотрите на это с другой точки зрения, используя классическую коммунистическую фразу Льва Троцкого: кто не подчиняется, тот не ест.

Повсюду люди свергают коммунистические и прочие авторитарные государства. Они все призывают к выборам (демократии) и рыночной экономике (свободному рынку). Это не просто совпадение. Контроль над экономикой — инструмент, прежде всего используемый диктатурами для подавления несогласия и любых вызовов правящей партийной элите.

Свободный рынок означает высокую производительность

Свободный рынок зависит от признания человеческих прав, в особенности — прав собственности. Чтобы быть производительным, любой человек должен иметь право распоряжаться ресурсами, которыми он владеет, начиная с его собственного тела, и использовать их так, как, по его мнению, это ему наиболее выгодно. Никакой свободный рынок не может существовать без законной защиты прав личности владеть и распоряжаться своей частной собственностью.

Почему свободный рынок так производителен? Потому, что люди, вступая в экономическое взаимодействие, считают, что это принесёт им выгоду. Два индивидуума, которые решают иметь дело друг с другом, поступают так потому, что каждый ожидает в итоге остаться в выигрыше. Например, если я предлагаю вам на продажу свою корову за $1000, а вы решаете её купить, то я считаю, что мне больше нужны $1000, чем корова, а вы считаете, что вам больше нужна корова, чем $1000. Каждый из нас чувствует, что ему будет лучше с тем, что он получит, по сравнению с тем, что он отдаёт. Каждому из нас, согласно нашим собственным оценкам, станет лучше, чем раньше.

Когда признаются человеческие права и людям позволяется участвовать в мирной и честной хозяйственной деятельности, то это увеличивает производительность всех. Свободный рынок создает растущий экономический пирог. Люди трудятся усерднее, производят больше, больше накапливают и становятся изобретательнее, когда знают, что от своих усилий получат выгоды для себя и своих семей. Это объясняет, почему с началом промышленной революции в странах с относительно высокой экономической свободой производительность и жизненные стандарты повысились у всех, несмотря на то, что в то же время сильно возросло и население. Экономический пирог стал больше и каждому достался больший кусок.

Там, где государство наименее вмешивается в хозяйственную деятельность граждан, экономическая производительность увеличивается наиболее быстро. В Гонконге, например, британские власти очень мало вмешивалось в хозяйственные дела населения, и этот небольшой остров, не имея природных ресурсов, оказался в состоянии прокормить миллионы жителей.

История приводит нам почти лабораторный эксперимент с Восточной и Западной Германией. После прекращения Второй Мировой войны Германию приходилось отстраивать заново. Восточная Германия была во власти коммунистического правления, тогда как Западная управлялась теми, кто следовал советам экономистов-рыночников, и там установили относительно свободную экономическую систему.

Результат? Через сорок лет в Западной Германии среднедушевой доход был на 50 % больше чем в Восточной, и жизненные стандарты были существенно выше. Западногерманскую производительность после Второй Мировой войны назвали «экономическим чудом». Централизованная плановая экономика Восточной Германии, хоть и субсидируемая Советским Союзом, в конце концов, пришла к краху в 1989 г. вместе со многими другими коммунистическими хозяйственными системами.

Централизованное планирование неизбежно проваливается

С конца XIX в. до недавнего времени большинство интеллектуалов и множество других рассматривали социализм или коммунизм как «волну будущего». Однако один из гигантов теории рыночной экономики, Людвиг фон Мизес, в 1922 г. опубликовал свою книгу, озаглавленную «Социализм», в которой он показал, почему централизованная плановая экономика не может преуспевать.

Аргумент Мизеса был великолепным и принципиально новым. Без наличия механизма цен, который есть только в рыночной экономике, правительственным плановикам нечем руководствоваться. Механизм цен — это свободное движение цены в зависимости от спроса и предложения. Без него плановики не могут узнать относительной ценности товаров, услуг и экономических решений. Хочет ли потребитель больше яблок или картошки? Должны ли фабрики производить больше легковых автомобилей или грузовых? Должна ли строительная компания использовать труд десяти работников для того, чтобы выкопать канаву, или выгоднее использовать один экскаватор? Должны ли строители строить многоквартирные дома или коттеджи?

Без такого указателя, как падающие или растущие цены (и доходы), плановики могут только гадать. Они не знают, куда развивать производство и как распределять ресурсы, а также не могут проверить, хороши или плохи были их решения. Не могут они и узнать того, чего реально хотят потребители (и за что они готовы платить).

К сожалению, Мизес и другие критики социализма не получили того признания, которого заслуживали, до тех пор, пока коллапс коммунистических экономик в Советском Союзе и восточной Европе не доказал их правоту семьдесят лет спустя.

В наши дни учения о социалистической экономике не пользуются доверием. Все, кроме представителей нескольких разновидностей левой идеологии, признают централизованное планирование безнадёжным. Сегодня самый острый вопрос в Восточной Европе и бывших советских республиках — как лучше перейти к рыночной экономике. Приятно отметить, что многие экономисты, занимающие высокие должности в своих правительствах, ищут помощи в сочинениях Людвига фон Мизеса, Фридриха фон Хайека, Милтона Фридмана и других представителей свободно-рыночной школы.

К сожалению, здесь, в Соединённых Штатах, многие все еще противостоят идеям свободного рынка. Несмотря на очевидный крах любых вариаций плановой экономики, интеллектуалы, законодатели и политики, все еще не настроены покончить с центральным планированием и экономическим регулированием в пользу экономической свободы в Америке.

Сократить правительство, увеличить свободу и производительность

Недостаток экономической свободы делает американцев беднее. Любое снижение налогов и любое сокращение правительственного контроля над экономической деятельностью граждан повысит производительность Америки и увеличит занятость. Это будет означать увеличение темпов роста жизненного уровня для всех жителей страны, а также гораздо более широкий выбор возможностей и средств для всех людей желающих улучшить свое положение в жизни.

Почему снижение налогов повышает экономическую продуктивность? Ответ показывает разницу между свободой и насилием.

Когда люди могут заключать сделки и свободно договариваться относительно условий любых экономических отношений, тогда совершённые сделки улучшают положение участников (естественно, с их собственной точки зрения). Бесспорно, некоторые решения и инвестиции не срабатывают, а какие-то проекты проваливаются. Однако когда терпят неудачу частные лица или компании, то это — их собственные потери, и другие не обязаны их спасать. Люди учатся на их ошибках и продолжают движение вперед.

С правительством же все по-другому. Решения государственных бюрократов не оцениваются отчетом о прибылях и убытках. Бюрократы не имеют побудительных мотивов в виде рыночной конкуренции, для того чтобы стать эффективнее. Не должны они и стремиться идеально удовлетворять потребности «потребителей» своих услуг для того, чтобы остаться в деле. Даже если вам не нужна услуга правительства, вы все равно можете быть принуждены платить за нее. Когда правительственная программа проваливается, политики просто заставляют налогоплательщиков покрыть потери. Когда правительственная программа проваливается, политики часто говорят, что она была «недофинансирована» и требуют повышения налогов чтобы попробовать еще раз. Поэтому, когда правительство принимает плохие решения, то они затрагивают больше людей и стоят гораздо дороже.

Чрезмерные государственные расходы — хорошо известное явление. Это неизбежное следствие бюрократии, не являющейся субъектом рынка. Точно так же как и при социалистической экономике, чиновники, занятые в управленческой бюрократии США, имеют очень слабые стимулы к эффективному использованию ресурсов. Большинство правительственных решений принимается по политическим причинам — для того, чтобы удовлетворить нужды какой-либо группы специальных интересов или группы избирателей. Решение принимаются не по экономическим мотивам, не для того, чтобы удовлетворить большинство потребителей продукта или услуги.

И становится хуже. Правительственные чиновники, как правило, стремятся к увеличению своих служб, к найму всё большего количества персонала и расширению спектра деятельности, к ежегодному увеличению бюджета. Такая вот у бюрократов мера «успеха». Чем больше их департамент, тем более они важны. Естественным направлением любой правительственной программы является собственное расширение. Вот, почему Рональд Рейган как-то пошутил, что «правительственная бюрократия больше всех на земле приближена к вечности».

Имея такую мотивацию, как бюрократы, даже ангелы не сумели бы работать эффективно. Государство отнимает в виде налогов заработки и сбережения занятых в частном секторе, и переводит их бюрократам, использующим их самым неэффективным образом. Общий экономический пирог тает. Деньги, которые могли бы создавать новые предприятия и рабочие места растрачиваются на неэффективные правительственные программы.

Следовательно, уменьшение налогообложения и объёма функций государства поможет нам всем. Отмена регулирующих норм создаст всем американцам благоприятные экономические условия. Производительность возрастёт, и больше людей смогут найти работу, которая им нравится и даёт им самые обширные возможности для улучшения их жизни в соответствии с их ценностями.

Без экономической свободы граждане остаются бедными и легко управляемыми правительством. Без личной свободы граждане своего правительства боятся. Результатом отсутствия экономической и личной свободы будут бедность и репрессии, которые разрушают такие страны как Северная Корея, Узбекистан и Зимбабве. Только экономическая и личная свобода вместе ведут к процветанию страны, росту экономики и свободной полноценной и независимой жизни людей.

Иначе говоря, экономическая и личная свободы неразделимы.


Глава 14. Загрязнение окружающей среды и экологические ценности

Сегодня все озабочены проблемами «загрязнения» и состоянием «окружающей среды». Большинство имеет лишь смутное представление о том, о чём они говорят, но уровень озабоченности довольно высок. Это значит, что необходимо определить эти понятия для дальнейшего обсуждения.

«Загрязнением» считается действие, при котором лицо или группа, удаляя что-либо ей ненужное из пределов своей собственности (обычно что-то вредное для здоровья, неприятное или то и другое вместе), выбрасывает это в пределы чужого владения без согласия владельца.

«Окружающая среда» — общеупотребительный термин, с нечетким смыслом, так как он означает «всё что вокруг». Будет более понятным, если под окружающей средой понимать сочетание всех владений в мире, кому бы они ни принадлежали: индивидам, предприятиям или государству. Очевидно, что разница в отношении к собственности весьма значительно зависит от того, является ли собственность частной или ей владеет правительство.

Проблемы окружающей среды охватывают широкий круг вопросов, таких как загрязнение воздуха или воды, сохранение дикой природы, защита видов, которым угрожает опасность, лесные и пастбищные угодья, права водопользования и добычи полезных ископаемых. Всё это имеет огромную ценность для многих людей. Спорны, однако, вопросы приоритетов и способов принятии решений.

Выбор: частная собственность или бюрократия

Выбор, перед которым мы стоим, состоит из двух правовых схем. Первая заключается в модели бюрократического управления, лучше всего представленной, например, в федеральном Агентстве по охране окружающей среды (АООС), Лесной службе США и Бюро по землеустройству. Большинство американцев считают, что без этих агентств наши воды и воздух были бы безнадёжно погублены, а частники снесли бы бульдозерами национальные парки и на их месте возвели бы супермаркеты и кондоминиумы.

Альтернативной правовой схемой является традиционная англо-американская система частной собственности, при которой частные граждане могут приобретать, учреждать, защищать и обменивать права на собственность во всех формах. В такой системе задача государства — защищать права граждан на собственность, а не регулировать её использование. Ни один из этих вариантов не совершенен. Утопия, как мы помним, невозможна. Но система, основанная на частной собственности, если ей дают возможность работать, гораздо лучше справляется с охраной окружающей среды.

Многие американцы не понимают текущего положения и принципов работы нашей системы. Во-первых, считают, как правило, что загрязнителей могут остановить только официальные представители АООС или подобных ему государственных служб. Во-вторых, многие думают, что у владельцев частной собственности есть какая-то извращенная склонность к разрушению ее ценности ради краткосрочных доходов. В-третьих, многие думают, что только проникнутые духом общественных интересов чиновники умеют управлять лесами, пастбищами или дикой природой так, что это не уничтожает их долговременной ценности. В-четвертых, многие думают, что стоимость правительственной природоохранной системы невелика. Как мы сейчас увидим, каждое из этих суждений неверно.

Загрязнение — это нарушение чужого права собственности

Для понимания вопроса загрязнений рассмотрим следующий простой пример. Если некий человек выносит свой мусор к границе своего участка и перебрасывает его через забор к соседу, то это, несомненно, означает «нарушение права собственности». В этом случае мы справедливо можем ожидать помощи пострадавшему со стороны закона.

У нашего закона на протяжении веков появилась два весьма эффективных средства. Пострадавшая сторона может подать в суд за причинение ущерба, чтобы предотвратить такие действия в дальнейшем. Она также может получить денежное возмещение за уже нанесённый её собственности ущерб. Загрязнение может и должно рассматриваться как обычное, с точки зрения закона, правонарушение; а именно: лицо или компания выбрасывает свой мусор в пределы чужой собственности без какого-либо согласия.

Проблемы загрязнения, о которых мы обыкновенно слышим, являются просто более сложными ситуациями. В загрязнении воздуха участвуют лица или компании, выбрасывающие летучие отходы в атмосферу, попадая в которую, они вторгаются в пределы чужой собственности, включая самую фундаментальную нашу собственность — тело. В загрязнении вод участвуют лица или компании, направляющие отбросы в воду, которая им не принадлежит. Проблемы токсичных отходов часто касаются токсичных веществ, которые, будучи захоронены, могут мигрировать через границы собственности.

Основной фактор в вопросе загрязнения вод состоит в том, что водными путями владеет государство. Частного владения реками, озёрами и ручьями для любых практических целей в Америке больше не существует. Государство позволило нарушителям загрязнить воду, в то время как частные владельцы прав на речную воду имели бы куда более сильное желание предпринять эффективные законные меры против загрязнителей.

Нет никаких причин, по которым правительство должно владеть озерами или реками. Водные пути должны быть проданы в частную собственность. К примеру, в Великобритании права на рыбную ловлю находятся в частном владении и Ассоциация рыболовов преследует загрязнителей, повреждающих рыбу, в судебном порядке. Ассоциация возбудила более 1500 судебных дел и собрала впечатляющие средства за загрязнения. Мероприятия, проводимые Ассоциацией, согласно докладу Института Катона, «имеют значительное влияние на промышленников, местные власти и политиков». Аналогичная политика в США открыла бы отличные перспективы для сохранения водных ресурсов.

Токсичные отходы

Захоронение токсичных отходов — ещё одна проблема, которую следует рассматривать как нарушение прав собственности. Если ядовитые химикаты засыпаются землей и с подземными водами попадают в пределы чужой собственности, то пострадавшие должны иметь законную возможность для возмещения ущерба со стороны тех, кто произвёл захоронение, которое вызвало вторжение в чужое владение. К сожалению, наличие законного права на возмещение ущерба не всегда означает, что пострадавший получит полную компенсацию. Порою загрязнители оправдываются перед судом, объявляя о своем банкротстве или просто исчезая (это имеет место во многих ситуациях, относящихся не только к токсическим отходам.).

Если частной собственности наносится ущерб ядовитыми отбросами, то это вовсе не означает что государство должно заставлять платить за расчистку других людей (путем взимания налогов), даже когда загрязнитель оправдался перед судом. Так называемый правительственный «Суперфонд», целенаправленно организованный для финансирования очистки от загрязнений токсическими отходами, в действительности ссужает средства компаниям, которые и произвели такие загрязнения, людям, чья собственность пострадала от них, и особенно компаниям для оплаты работ и бюрократам, которые ими владеют. Такие программы поощряют безответственность в отношении окружающей среды, давая понять любому, что государство оплатит все его проблемы связанные с ядовитыми отходами. И в очередной раз налогоплательщик оказывается завален счетами.

Бюрократия — это плохая охрана окружающей среды

Бюрократы преувеличивают и раздувают проблемы загрязнения окружающей среды. Бюрократия — явление политическое. Когда решения принимаются политическими методами, то верх одерживают те идеи, которые принадлежат людям, имеющим большее политическое влияние. Зачастую это те же самые люди, которых бюрократия должна контролировать. Кроме того, у кого может быть больше денег для лоббирования политиков, у большого бизнеса или у экологов?

Если бы суды признали право частных граждан принимать меры против загрязнителей воздуха как нарушителей их права на собственное тело и имущество, то воздух стал бы намного чище, чем теперь.

С рассветом эры гласности в бывшем Советском Союзе и в Восточной Европе, весь мир узнал, что при социализме окружающая среда страдает гораздо сильнее, чем на Западе, где правовые системы более уважительно относятся к частной собственности. Озёра, реки и воздух в некоторых районах Советского Союза и восточной Европы, так испорчены, что люди хронически болеют, а продолжительность жизни падает. Это может послужить уроком тем, кто радеет за более централизованный государственный контроль над защитой окружающей среды. Центральное планирование губит экономику. По тем же причинам оно губит и окружающую среду.

Государственная неприкосновенность

Другим весомым фактором является принцип «государственной неприкосновенности». Этот правовой принцип предупреждает действия граждан против государства, кроме тех случаев, когда правительство согласно судиться.

Это особенно беспокоит, поскольку федеральное правительство — это в соответствии с докладом газеты Boston Globe «худший загрязнитель в мире». Газета обнаружила, что лаборатории Агентства по охране окружающей среды загрязняли грунтовые воды ртутью, службы Йеллоустонского парка сбрасывали в национальном парке «десятки тысяч галлонов нечистот», Департамент энергетики загрязнил 475 миллиардов галлонов грунтовых вод и заразил радиацией 113 мест. Всего правительством загрязнены как минимум 13 115 мест по всей стране, сообщает Boston Globe.

Стоимость очистки природы, загрязненной правительством превышает $300 млрд., что в пять раз больше всего экологического ущерба, нанесенного окружающей среде всей нефтяной и химической промышленностью. Но из-за государственной неприкосновенности граждане не могут получить возмещения ущерба. Ни один чиновник не понес уголовной ответственности за санкционированные им загрязнения. Тем не менее, тот факт, что правительство — это самый главный экологический преступник, не останавливает призывы экологических активистов к политикам «защитить окружающую среду».

Уважение к частной собственности в правовой системе и отмена доктрины государственной неприкосновенности дали бы гражданам, на местах отличный инструмент для ускорения работ по очистке окружающей среды. Приватизация государственных электростанций и заводов по переработке отходов не только улучшили бы их производительность и эффективность, но и автоматически убрали бы преграду в виде государственной неприкосновенности.

Бюрократия порождает судебную волокиту

Кое-кто ошибочно думает, что замена чиновничьего управления системой, основанной на частной собственности, породит массу судебных процессов по вопросам окружающей среды. Они ошибаются, так как не учитывают, что нынешняя бюрократическая система уже и так требует услуг армии адвокатов, как в государственных агентствах, так и в правлениях всех регулируемых компаний.

В настоящее время тяжбы по поводу окружающей среды — мощнейший тормоз производительности. Сегодня строительство любого объекта можно отложить или совсем прекратить решением суда во имя охраны природы. Примеров масса. В северной Калифорнии профсоюзные активисты возбудили судебные дела против компании «УоллМарт», чтобы остановить строительство новых супермаркетов в 30 городах страны (окружающая среда тут вовсе не причем — это было сделано в ответ на политику компании по найму работников, не состоящих в профсоюзе). В штате Вашингтон природоохранные иски оттянули строительство нового подъезда к аэропорту более чем на десятилетие и увеличили цену строительства на миллиард долларов. В городе Калабасас, Калифорния, природоохранные иски оттянули план строительства 3500 новых домов минимум на 11 лет. Как замечает газета Contra Costa Times, в Калифорнии природоохранные законы «открыты для использования и злоупотребления теми, кто желает использовать легальную систему для отмены или замедления строительства жилья». Потребители вынуждены больше платить за дома (и другие товары), потому что предприятие должно покрыть стоимость текущей или потенциальной тяжбы по окружающей среде, и включает ее в цену своего товара.

Напротив, когда права собственности чётко определены, то судебных тяжб становится меньше, так как потенциальным участникам судебных процессов легче заранее определить, что позволительно, а что нет.

Частное управление ресурсами работает лучше бюрократического

Правительство Соединённых Штатов владеет примерно одной третью земель в стране, преимущественно на юге и юго-западе. Некоторые из этих земель — индейские резервации, другие — национальные парки, такие как Йеллоустоунский, третьи — лесные и пастбищные угодья, четвёртые — девственная целина, а также континентальный шельф и прибрежный шельф, содержащий много нефти и иных полезных ископаемых. Многие экологи выражают огромную озабоченность тем, что если бы частные владельцы заполучили себе эти богатства в руки, то произошли бы ужасные вещи. Эту озабоченность можно понять, но они чаще заблуждаются, чем оказываются правы. Ущерб среде чаще всего наносится в результате государственного управления, а не частными владельцами.

Как и при любой бюрократии, у государственных чиновников отвечающих за землю, нет возможности эффективно сравнивать альтернативные возможности её использования, так как не работает рыночный механизм цен. Люди с разными идеями по поводу использования принадлежащих обществу ресурсов не могут торговаться друг с другом за землю, что показало бы, какое именно использование земли люди ценят выше. Не направляемые рыночным ценообразованием, чиновники и законодатели принимают свои решения из политических соображений. Поэтому, как правило, побеждают люди с большим политическим весом, а налогоплательщики оплачивают счет. Если бы в Йеллоустоунском парке были обнаружены какие-либо «стратегические материалы», объявленные необходимыми для национальной обороны, то разве смогли бы члены экологического движения одолеть пентагоновское лобби? Единственное, что мы знаем наверняка, — правительство США ежегодно теряет деньги, управляя землями, которые контролирует.

Страшные истории о варварской вырубке лесов или вытаптывании пастбищ при внимательном рассмотрении обычно оказываются случаями плохого бюрократического управления государственными лесами или землями. Это не значит, что частные компании не приобретают иногда временные права на вырубку лесов или выпас на государственных землях, истощая их. Но такое поведение — просто рациональный ответ на условия договоров, которые стимулируют их к этому. Государственные распорядители землёй просто очень плохо выполняют свою работу по охране общественного достояния. В самом деле, Лесная служба США за счет налогоплательщиков нередко прокладывают просеки в национальных лесах для облегчения лесозаготовок. Это ничто иное, как субсидирование лесозаготовительных компаний. Лесная служба по традиции также не требует от лесорубных компаний оплаты полной стоимости деревьев, спиливаемых на государственных землях.

Бюрократы не имеют мотивов контролировать долгосрочную ценность вверенных им угодий и не получают никаких выгод от ее увеличения. Они не наказываются за плохие (экономически неэффективные) решения. В отличие от них, частные пользователи дисциплинируются рынком. Если они инвестируют в улучшение своих земель, например, установку оборудования, уменьшающего загрязнение, то их ценность растет. Если же они, напротив, позволяют загрязнять, загазовывать, или хищнически эксплуатировать земли, то их ценность падает. Из-за мотивации, присущей бюрократической системе, чиновники скорее стремятся накапливать политическую власть, увеличивать свои бюджеты, но никак не заниматься увеличением экономической ценности вверенной им собственности.

В противовес им, у частных владельцев лесов есть все существенные мотивы восполнять лесные запасы для того, чтобы земля долгое время имела самую высокую ценность. Ведь не случайно лесообрабатывающие компании, наподобие «Уэйерхаузер» и «Джорджиа Пасифик», работают со своими лесными угодьями дольше и производительней, чем федеральные власти и власти штатов — со своими. Такое эффективное использование включает в себя не только лесозаготовки, но и устройство игровых площадок, кемпингов и туристических лагерей. Компания «Интернэшнл пэйпер» сдает часть своих угодий в аренду для охоты, рыбалки и отдыха, получая, таким образом, доходы.

Со времен Второй Мировой войны площадь лесов и лесных угодий в США увеличилась. Это увеличение в значительной степени вызвано ростом спроса на бумагу и картон. Частные компании владеют землей для того, чтобы выращивать деревья, Они затем вырубают эти деревья для продажи в качестве строевого леса и сырья для изготовления бумаги. Они постоянно сажают и выращивают новые деревья для того, чтобы гарантировать будущие запасы древесины. Вместо уничтожения деревьев свободный рынок и частная собственность создают мотивы для увеличения количества и производительности лесов. Мотивов, которых не имеют и не могут иметь государственные бюрократы.

Экологи как владельцы собственности

По всему миру предприниматели находят способы использования рыночного механизма для сохранения природных ценностей и извлечения дохода. В Южной Африке компания «Сохранение» (Conservation Corp.) с целью привлечения туристов работает с владельцами земли для создания больших парков дикой африканской природы вместо пастбищ и посевов. Компания «Орегон Вильер траст» собирает денежные средства на выкуп прав на водоемы у фермеров для улучшения условий жизни лососевых. Аналогично Федерация охраны лососевых платит рыбакам с Фарерских островов за то, что они не ловят лосося в северной Атлантике. Их усилия удвоили количество лососевых в реках Исландии и части Европы. Большое количество правительственных дамб на реке Колумбия снижало количество лососевых. Фонд защиты природы заключил сделку, по которой фермеры забирали меньше воды из реки в обмен на компенсацию от компании, управляющей электростанциями. Повышенный уровень воды позволил электростанции генерировать больше энергии и позволил лососевым легче заплывать вверх по реке для нереста. Обе стороны выиграли, а больше всех выиграл лосось.

Помимо коммерческих предприятий, владеющих лесными массивами, леса и девственные земли принадлежат ряду экологических и природоохранных организаций. Национальное Одьюбонское общество (National Audubon Society), например, владеет 75 заповедниками и ещё в ста других действуют его местные отделения. Заповедник дикой природы в Рейни (Луизиана), насчитывает по площади 26 000 акров и населён выдрами, норками, оленями, пресмыкающимися и птицами, принадлежащими Одьюбонскому обществу. Доходы от нефтяных и газовых скважин, расположенных на территории заповедника, идут на оплату его работы. Одьюбонское общество занимается скважинами так, как это удобно для первоочередного предназначения заповедника и его владельцев.

Общество «Сохранение природы» («Nature Conservancy») владеет более чем 1340 заповедников и помогло сохранить более 12 миллионов акров земельных угодий в США. Эта организация определяет уникальные по значению места и собирает деньги у добровольных жертвователей для их выкупа. Одним из таких приобретений стал остров Санта-Круз в Санта-Барбаре (Калифорния). Большинство, наверное, удивится, узнав, что главными жертвователями в проект «Сохранение природы» являются как раз те самые «крупные корпорации», которых столь часто называют разрушителями окружающей среды.

В последнее время всё больше экологических групп склоняются к мнению, что частное владение — наилучший путь к достижению их целей. Учитывая то, что правительство распоряжается землёй убыточно, то налогоплательщику было бы выгодно, если бы такие организации, как «Сохранение природы», общество «Девственная природа» и клуб «Сьерра», могли бы приобретать государственные земли с характеристиками, отвечающими их идеям.

Традиционная система частной собственности предоставляет людям, имеющим разные ценности, наиболее простой и честный способ достижения соглашений об использовании природных ресурсов. К примеру, сторонники сохранения первозданной природы должны предлагать выкупить эти ресурсы и нести издержки на содержание того, что они считают нужным. Это куда лучшее решение, чем правительственное управление, приводящее к падению ценности вверенных ему угодий.

Извращенные результаты бюрократической модели

Уверенность в том, что правительство «защитит природу» приводит к извращенным результатам и непрекращающемуся конфликту. Теперь законы, действительно, позволяют любому остановить лесозаготовки, разработку ископаемых, нефтедобычу, строительство домов, дорог или любую другую деятельность, подав в суд и затеяв тяжбу, которая будет тянутся годами. Некоторые участники экологического движения могут считать пристанище для отдельной колонии пятнистых сов гораздо важнее рабочих мест для тысяч лесорубов и строителей или домов, которые можно возвести для тысяч семей из леса, который нельзя вырубать.

Другие экологи говорят, что человечество это раковая болезнь для Земли, что Земле было бы лучше, если бы человечество вообще не существовало. Они, соответственно, призывают к тому, чтобы законы удерживали людей от малейших перемен в «естественной» окружающей среде (Естественная среда, которую они хотят защищать — это та среда, которую человечество изменяет уже тысячи лет. Как далеко в прошлое они хотят вернуться?).

Эти наиболее радикальные экологи ясно дают понять, что верят, будто всё, что когда-либо сделало человечество с целью улучшение жизненных условий своего биологического вида на Земле стало катастрофой и должно быть переделано обратно так, чтобы все остальные виды, как растительного, так и животного мира, смогли жить дальше без воздействия homo sapiens, вызывающего их страдания. В своей книге «Зеленый гнев», Кристофер Мэйнс даже призывает к «сокращению населения до экологически приемлемого уровня». Он, правда, не говорит, сколько миллионов или миллиардов людей должны умереть для того, чтобы достичь этой экологической утопии.

Хотя такой экстремизм редок, он оказывает влияние на то, как люди воспринимают окружающую среду, экономический прогресс и права собственности. На сегодняшний момент, единственным, кто может указывать, что можно, а что нельзя делать с участком земли — это его собственник. И там, где присутствует государственная собственность, политическая бюрократия приводит к бесконечным конфликтам, судам и насилию над природой.

Выводы

Для каждого, кто обеспокоен загрязнением среды, сохранением дикой природы, видов, которым грозит исчезновение или другими экологическими проблемами, приватизация и защита прав собственности даёт намного больше надежд, чем продолжение неумелого бюрократического управления. Совершенного решения не дают ни бюрократическое управление, ни свободно-рыночная система, основанная на защищённых законом правам об обмене и владении частной собственностью. Но после должного рассмотрения альтернатив становится ясно, что схема с частной собственностью предусматривает наилучшее из имеющихся орудий для проведения в жизнь самого разумного и плодотворного использования всех составляющих окружающей среды. В применении этого инструмента — наша главная надежда на удовлетворение самых неотложных экологических потребностей всех людей, сейчас и в будущем.


Глава 15. Оружие, преступность и персональная ответственность

Все американцы хотят спокойно гулять по городским улицам без страха и чувствовать себя в безопасности дома. И слишком часто страх перед преступностью мешает этому.

Преступники в своей уголовной деятельности часто применяют оружие, даже в тех штатах и городах, где владение оружием запрещено или строго ограничено. В большинстве штатов является преступлением хранение огнестрельного оружия лицом, ранее осуждённым за серьёзное преступление. Однако профессиональные преступники всё-таки с легкостью добывают оружие и пользуются им как и прежде. Законы, контролирующие оружие, явно неспособны выбить оружие из рук преступников.

Некоторые ошибочно полагают, что проблемы вызывает оружие само по себе. Придерживаясь этого заблуждения, они призывают лишить частных граждан права его иметь, что, якобы, остановит преступность, убийства и увечья, причинённые преступниками или небрежными владельцами оружия. Кто-то другой просто не любит оружие, не может понять, как кто-то другой может его любить, и ищет любой возможности запретить владение оружием для всех — кроме государства.

Вторая поправка к Конституции

К счастью, в Конституции США есть кое-что на эту тему. Вторая поправка гласит:

Поскольку для безопасности свободных Штатов необходима хорошо организованная милиция, то право людей хранить и носить оружие не должно отменяться.

Мирные, законопослушные граждане имеют основания считать, что их право иметь оружие не подлежит отмене. Для добившихся успеха американских революционеров на это была одна важнейшая причина. Они потребовали Билля о правах, включая Вторую поправку, перед ратификацией Конституции. Они хотели контролировать новое национальное правительство и ограничить неизбежную тенденцию государства к росту и превращению в силу, подавляющую собственных граждан. Они знали, что без огнестрельного оружия они не могут надеяться на сопротивление вероятной в будущем государственной тирании. Право восстать против тирании значило бы совсем мало без оружия в руках людей любящих свободу.

Эта идея американских революционеров была оправдана и подтверждена дальнейшим ходом истории. Диктаторы и самовластные правящие органы неизменно стремятся разоружить народ, чтобы сосредоточить власть в своих руках и лишить сопротивляющихся всякой надежды на успех.

Право хранения и ношения оружия, защищенное Второй поправкой — это персональное, индивидуальное право. Один из Отцов-Основателей, Джеймс Мэдисон писал, что десять поправок к Конституции в Билле о Правах предназначены для «защиты персональных прав людей». Тем не менее, за последние десятилетия федеральные суды извратили Вторую Поправку, утверждая, что защищаемое ей право — это право правительств штатов иметь милицию, наподобие Национальной гвардии. Множество исторических и юридических исследований говорит о том, что такая трактовка неверна. В 2004 году даже Министерство Юстиции признало, что «Вторая Поправка защищает персональное право индивида, а не коллективное право, принадлежащее штату или квази-коллективное право только для тех, кто участвует в организованных добровольческих подразделениях».

Когда принималась Вторая Поправка ни у кого не вызывало сомнений, что право, защищаемое ей персонально, и что «милиция» — это каждый взрослый человек, который может быть призван для защиты от вторжения или противостояния тирании. В то время люди отказывались ратифицировать Конституцию без Билля о Правах, включая Вторую Поправку. И причиной этому было то, что они видели угрозу своей свободе.

Вторая Поправка была внесена людьми для защиты от риска того, что только что созданное правительство станет тираническим, каким было британское. Во множестве решений федеральных судов и судов штатов на протяжении всей истории право на хранение и ношение оружия подразумевалось индивидуальным.

Базовые человеческие права

Есть ещё более фундаментальная причина, нежели поддержка обладания оружием Конституцией. Само обладание ружьём или пистолетом не нарушает ничьих прав. Если у вас есть пистолет «Магнум-357», охотничье ружьё, карабин или пулемёт, то это не причиняет мне вреда. Вы можете обладать хоть сотней винтовок и боеприпасами к ним. Это не нарушает ничьих прав. Нет оснований объявлять вас за такое обладание преступником. Я должен уважать принадлежащие вам как человеческому существу права также как и вы — мои: владеть, хранить и использовать собственность, которую вы нажили мирно и честно. И точка. В том числе оружие.

У вас могут быть любые причины к обладанию огнестрельным оружием: безразлично служит ли оно для самообороны, охоты, капиталовложений, состязаний в стрельбе, коллекционирования либо вы просто получили его в наследство от любимого дедушки. Пока вы никому не приносите вреда, никто не имеет права жаловаться. Это сугубо ваше дело.

Сторонников контроля над оружием не волнуют ни ваши конституционные права, ни ваше право распоряжаться собственной жизнью и собственностью. В самом деле, они употребляют термин «контроль над оружием», просто чтобы сосредоточить внимание на неодушевлённом предмете и вреде, который этот предмет может причинить, скрывая тем самым факт, что в действительности они хотят лишь контролировать других людей, нарушая при этом их права.

Урок сухого закона

Приверженцы контроля над оружием напоминают сторонников запрещения спиртного в начале ХХ века. Объявив алкогольные напитки вне закона, они расплодили организованную преступность, вызвали кровавые и жестокие войны между преступными группировками, и коррумпировали всю систему уголовного правосудия. То же самое происходит и сегодня с «войной против наркотиков». Сухой закон не остановил употребление спиртного; законы против наркотиков не могут остановить употребления наркотиков. Объявление владения оружием вне закона провалится точно также. Люди всегда будут искать эффективные пути самозащиты, поэтому спрос на оружие будет всегда. Законы, запрещающие владение оружием просто сделают этот рынок черным, но никогда не уничтожат его. Никогда не переведутся и дельцы, желающие удовлетворить спрос на черном рынке.

Невинными жертвами усилий по контролю над оружием станут порядочные граждане, чьи гражданские права растаптываются, как только безумные законодатели и полиция затягивают гайки, как они делают это в случае войны с наркотиками. Запрет на оружие лишь сделает его дороже и даст организованной преступности больше возможностей для извлечения прибылей на оружейном чёрном рынке. Насилие выплеснется на улицы в новых междоусобных войнах. Уголовники не сдадут своего оружия. А множество законопослушных граждан сделают это и останутся беззащитными перед вооружёнными бандитами. Возьмем пример округа Вашингтон. В 1976 году там было запрещено ношение оружия и за 16 лет количество убийств возросло в 2 раза.

Личная безопасность

У американцев есть право решать, как лучше защитить себя, свои семьи и собственность. Миллионы американцев имеют оружие дома и благодаря этому спят спокойнее. Исследования показывают, что там, где обладание оружием запрещено законом, преступники совершают больше квартирных ограблений со взломом. Никому нет причин бояться человека, который держит у себя дома оружие, за исключением грабителей.

Полиция не располагает ресурсами для постоянного обеспечения вашей безопасности дома, на работе или на улице. Она появляется после преступления, чтобы составить отчёт и провести расследование, обычно, безуспешное. Чем беднее квартал, тем больше риск для жителей, которые хотят лишь мирно жить и заниматься своими делами. Обладание личным оружием — не просто первая, а единственная их линия обороны.

Оружие также является наиболее безопасным способом защитить себя от преступления. Гэри Клеек пишет в книге «Point Blank» (1991) о том, что по данным исследований, «жертвы нападений и ограблений, которые использовали оружие, значительно реже получали травмы и повреждения, чем те, кто использовал другие методы или не сопротивлялся вовсе».

Противники ношения оружия в первую очередь критикуют недорогие пистолеты, называя их «вечерний подарочек на субботу». Такой ярлык на них клеят для того, чтобы сделать их более зловещими. Запрет такого оружия, доказывают они, снизит преступность. Но единственное, чего они в этом случае добьются, так это того, что законопослушным бедным людям в криминальных районах станет труднее защитить себя. Именно поэтому защитник права ношения оружия Алан Корвин указывает, что закон о запрете «субботних подарочков», будет чисто расистским и просто запретит бедным людям покупать доступное оружие. Он говорит: «Женщина, которая ест недорогую еду и ездит на недорогой машине не теряет права на самозащиту и защиту своей семьи только потому, что может позволить себе только недорогое оружие».

Вооруженные граждане предотвращают преступления

Только наличие оружия у граждан может предупреждать насилие, уменьшать его распространение или полностью его искоренить. Опросы осуждённых преступников показывают, что страх перед вооружёнными гражданами сдерживает преступность. Исследование Министерства юстиции показало, что более 40 % преступников решают воздержаться от ограбления, если предполагают, что потенциальная жертва может быть вооружена. В этом есть смысл. Если налётчик знает, что продавцы и покупатели в магазине могут быть вооружены, то он, вероятно, сочтёт опасность для своего здоровья слишком большой чтобы попытаться его ограбить.

По статистике, правонарушитель скорее будет отогнан вооруженными потенциальными жертвами, чем осуждён и посажен за преступление. Таким образом, распространённое обладание оружием принесёт округе больше безопасности.

Объявление владения оружием противозаконным сделает преступниками миллионы законопослушных американцев, которые никому не причинили вреда и никому не угрожают. Клеймить таких невиновных людей ярлыком преступника было бы грубым нарушением морали.

В последние годы все больше штатов принимают законы, разрешающие скрытое ношение оружия. К 2005 году 38 штатов приняли разрешительные законы, называемые так потому, что чиновники обязаны выдать разрешение на скрытое ношение оружия, если человек не осуждался как преступник или иным образом не дисквалифицирован. Это не привело к восстановлению в этих штатах атмосферы «Дикого Запада», напротив, это вызвало снижение количества насильственных преступлений. Исследование криминальной статистики (проведенное в 1996 году докторами Джоном Лоттом и Дэвидом Мастардом из университета Чикаго) показало, что в штатах, где разрешено скрытое ношение оружия в период с 1972 по 1992 годы количество убийств снизилось на 8.5 %, изнасилований на 5 %, хулиганских нападений на 7 %. И это не должно удивлять. Преступники стараются избегать ситуаций, где потенциальная жертва может оказаться вооруженной. Выгоды права на ношение оружия очевидны всем нам, даже тем, кто не носит оружия. То же исследование 1996 года дает оценку, что если бы все штаты приняли разрешительные законы, то ежегодно удалось бы избежать 1570 убийств, 4200 изнасилований и 60 000 хулиганских нападений.

Интересно, что после разрешения скрытого ношения оружия во Флориде в 1987 году, количество насильственных преступлений уменьшилось, а число нападений на туристов возросло, потому что преступники знали, что туристы не могли быть вооружены. Но для среднего человека безопасность возросла. За десять лет после принятия разрешительных законов об оружии во Флориде годовое количество убийств снизилось на 39 %. После принятия аналогичного закона в Техасе в 1995 году за пять лет годовое количество убийств снизилось на 34 %. Напротив, в штатах и городах, имеющих жесткие запреты на ношение оружия высок уровень насильственной преступности.

Лишь очень малая часть из сотен тысяч людей, носящих оружие, используют его в незаконных целях. К примеру, во Флориде лишь 19 человек за 8 лет были лишены права ношения оружия, потому что совершили преступления. Незначительно возрастает и риск несчастного случая с оружием. Хотя от неосторожного обращения с оружием ежегодно погибает около 175 детей в возрасте до 10 лет, оружие имеет один из самых низких уровней несчастных случаев из всех потребительских продуктов. К примеру, экономист Стивен Льюитт упоминает, что в плавательных бассейнах ежегодно тонет 550 детей, а если учесть что оружия гораздо больше, чем бассейнов, то «риск несчастного случая с оружием для ребенка в сто раз ниже риска утонуть в бассейне».

Бывают случаи, когда психически ненормальный индивид устраивает стрельбу, обычно из оружия, которым владеет незаконно. Противники ношения оружия на этом основании обычно призывают принять законы, лишающие всех права на ношение оружия. Такие события в 1994 году привели к запрету владения 19 видами так называемых «штурмовых винтовок» и подобным запретам в разных штатах. «Штурмовая винтовка» — это намеренное введение в заблуждение. Запрещенные ружья были обычными полуавтоматическими винтовками, в которых для каждого выстрела требуется нажатие на курок, а никак не автоматами. Они просто имели военный дизайн. Сторонники контроля за оружием также лгали нам о том, что эти винтовки — любимое оружие наркодилеров и других преступников. Фактически же они использовались меньше чем в одном проценте насильственных преступлений.

В Америке живут десятки миллионов законных владельцев оружия. Из них подавляющее большинство никогда не наносило с помощью этого оружия вреда другим людям. Запрет ношения и хранения оружия объявит вне закона миллионы законопослушных американцев и никак не отразится на настоящих преступниках. Объявлять преступниками невинных людей — абсолютно аморально.

Война против наркотиков атакует владельцев оружия

«Война против наркотиков» подрывает конституционное право на хранение и ношение оружия. В прошлом правоохранительные органы, как правило, поддерживали частное владение оружием. Законы о наркотиках неизбежно увеличили количество насилия на улицах среди наркодилеров, дерущихся за сферы влияния. Этим уголовникам наплевать на законы против наркотиков и оружия. Они достают самое мощное стрелковое оружие, включая тяжелое военное вооружение. Сейчас всё больше представителей полицейских властей бездумно присоединяются к хору о контроле над оружием, говоря даже, что только полиции следует иметь оружие.

Защитники прав на оружие традиционно поддерживали и полицию, и строгое соблюдение законов о наркотиках. Теперь им нужно признать, что те, кто контролирует оружие, используют войну с наркотиками как средство для продвижения своих планов по разоружению владельцев оружия. Свобода неделима. Любой, кто отстаивает право хранить и носить оружие, должен уважать также право других мирных людей иметь и употреблять марихуану, кокаин и героин.

Решение: личная ответственность

Каков же ответ? Личная ответственность. Не будем забывать, что оружие — неодушевлённые предметы. Только те, кто его применяет, могут нанести с его помощью вред. Никакое ружьё не может взбеситься само по себе.

Мирное и ответственное хранение и применение оружия не должно быть объектом уголовного закона или узаконенного ограничения. Законопослушные и ответственные граждане не нуждаются и не должны нуждаться в чьём-либо разрешении или лицензировании для занятия мирной деятельностью. Обладание оружием как таковое никому не причиняет вреда, и уголовное наказание за его хранение не имеет моральных оправданий.

Вместо того чтобы запрещать оружие, политикам и полиции надо поощрять его ответственное владение, равно как и обучение безопасному обращению с оружием. Мы должны аплодировать таким организациям, как Национальная ружейная ассоциация, которые предлагают учебные программы по безопасному владению огнестрельным оружием.

Агрессивное использование оружия, ведущее к преступлению или угрожающее другим лицам, наоборот, должно налагать на правонарушителя суровые уголовные наказания. На самом деле, такие законы уже приняты. И только неумение правительства применить все 20 000 уже принятых законов об оружии ведет к требованиям принимать законы еще и еще.

Те, кто допускает причинение урона другим из-за своего небрежного хранения или обращения с огнестрельным оружием также должны сами отвечать за последствия такой неосторожности согласно соответствующим правилам гражданской ответственности.

Для своей защиты граждане должны требовать от властей штатов принятия «разрешительного порядка» ношения оружия. Тем, кто не дисквалифицирован и продемонстрировал компетентность во владении оружием должно автоматически разрешаться его ношение. Далее мы должны требовать от Конгресса отмены федеральных законов, которые нарушают право хранить и носить оружие, таких как закон Брэйди.

Ответственные, хорошо вооружённые и обученные граждане — наилучшая защита от преступности внутри страны и от угрозы иностранного нашествия. Основатели Америки хорошо это знали. Это по-прежнему верно и сегодня.


Глава 16. Терапевтическое государство

«Кризис здравоохранения» — одна из главных тем политических споров в обществе. Политики, что неудивительно, хотят ещё большего государственного вмешательства в то, как работать врачам, больницам, фармацевтическим и страховым компаниям. Эксперты в области здравоохранения придерживаются самых разных взглядов — кто-то призывает к большему, кто-то — к меньшему государственному финансированию и регулированию медицинского рынка.

Поступающая информация обычно несет паническую печать кризиса. У миллионов американцев не застраховано здоровье! Цена медицинского обслуживания стремительно растёт! Врачи уходят, поскольку страхование медицинских ошибок слишком дорого! Генно-модифицированные продукты выходят из-под контроля! Государственное медицинское обслуживание и медицинская помощь неимущим — самые быстро дорожающие статьи в федеральном бюджете! Фармацевтические компании извлекают огромные прибыли! Больничные палаты неотложной помощи перегружены!

Никто не оспаривает ценность хорошего здоровья или то, насколько для этого важен доступ к медицинскому обслуживанию. Отчего же наша медицинская система кажется неудовлетворительной? Как она дошла до такого? Что мы можем сделать для исправления сложившегося положения?

Избежать путаницы

Давайте сначала избавимся от навязчивых ошибок и посмотрим в глаза действительности. Не бывает бесплатных обедов и бесплатного медицинского ухода. Такие доводы затуманивают реальность, ведь врачи, медсестры, больницы и медицинские бюрократы не работают даром. Если те, кто получает медицинскую помощь, не оплачивают её непосредственно, то ее оплачивают другие своими налоговыми долларами, более высокими страховыми взносами либо более высокими гонорарами врачам и лечебницам.

Ни у кого нет «права» на медицинское обслуживание. Для меня требовать такое право — значит заставлять других людей обеспечивать меня лекарствами, докторами и лечебницами за их счёт. Принцип собственности на себя удерживает меня от выдвижения такого нелепого требования. Я не имею морального права заставлять их оплачивать мои желания или нужды. Ошибочное мнение о том, что медицинское обслуживание — «право», является на самом деле первоочередным источником хаоса в нынешней медицине.

Социалистический правительственный контроль может улучшить нашу систему медицинского обслуживания не больше, чем экономику Советского Союза и Восточной Европы. Здравоохранение включает в себя миллионы тех, кто предлагает услуги и тех, кто их потребляет, занятых в миллиардах сделок ежедневно. Оно прекрасно могло бы функционировать в условиях свободного рынка, но ему этого не позволяют.

Американская медицина уже и так жестко регулируется и контролируется сотнями федеральных и местных служб. Правительство управляет крупными больницами, например, находящимися в ведении Управления по делам ветеранов или окружных властей. Эти учреждения и их пациенты страдают от неэффективного управления и объективных проблем, неизменно возникающих при социализме. Законодатели и чиновники не знают и не могут знать, как направить дефицитные медицинские ресурсы туда, где они будут полезнее всего, с учётом предпочтений тех, кому это более всего нужно — пациентов. Вместо этого они принимают политические решения, которые помогают им легче переизбраться.

Нет совершенного решения. Утопия не существует. Человеческие существа неизменно страдают от многих недугов, ещё до рождения и до самой старости. Медицинское обслуживание не может изменить этого. Оно может лишь ограниченно помочь. Наше общество стареет, и пожилым людям чаще требуются медицинское наблюдение, госпитализация и лекарства.

Наконец, нам надо, согласиться с тем, что медсёстры, доктора, больницы, фармацевтические компании и прочие медицинские профессионалы не являются вселенским злом оттого, что требуют плату за свои услуги. Плохое здоровье, понятно, делает нас сердитыми и ранимыми, но было бы ошибкой ополчаться против тех, кто зарабатывает себе на жизнь заботой и лечением, или призывать к бюрократическому надзору над ними. Возрастание государственного вмешательства в медицинские услуги только уменьшит их предложение, вытесняя наилучших представителей медицинских профессий, и отпугивая талантливую молодёжь от занятий медициной.

Терапевтическое государство

Правительственная политика и доверчивая американская общественность создали терапевтическое государство. Государственная власть срослась с медицинским аппаратом так, что лишает рядовых граждан права самим решать вопросы своего лечения. Только утверждённые государством лица, «доктора», могут предоставлять медицинские консультации или лечение. Только утверждённые государством вещества, «лекарства», можно применять для лечения болезни и только получившие государственную лицензию доктора могут их прописывать.

Таким же образом термины «заболевание» и «лечение» расширились, подразумевая всё больше аспектов нашей жизни, так что, по сути, любая человеческая деятельность при поддержке закона может быть подвергнута «медицинскому вмешательству». Возьмем, например детей. Многие дети, которые раньше назывались «гиперактивными» теперь считаются больными «расстройством вследствие дефицита внимания». Многие правительственные школы требуют, чтобы гиперактивные дети принимали препарат Риталин, в противном случае они могут быть исключены из школы. В некоторых случаях бюрократы от образования привлекали родителей этих детей к ответственности за то, что те отказывались пичкать детей этим психотропным препаратом. Утрата свободы и личной самостоятельности неизбежно следует из терапевтического государства.

Основатели нашей страны понимали значимость отделения церкви от государства. Они понимали, что когда религия соединена с государственной властью, то люди страдают от потери свободы и от отказа в праве на свободную научную и интеллектуальную деятельность. Столь же важно отделить от государства и медицину.

Первым шагом к этому будет отказ от того взгляда, что бюрократы Большого Брата знают все лучше нас. Мы должны требовать права на самостоятельное принятие решений о лечении и медицине.

Кое-что из истории медицины

Медицина ХIX века была примитивной. Анестезия была в зачаточном состоянии, а антибиотики не были открыты. Значение поддержания стерильных условий ещё не было известно, и заражение убивало многих больных. Хирургия была редка и дорога. Смертоносные эпидемии были обычным делом, вакцинация была неизвестна. Рентгеновская технология только собиралась появиться на свет. Домашнее лечение часто было безопаснее, чем госпитальное. Люди без ограничений со стороны закона пользовались патентованными лекарствами.

В таких обстоятельствах врачи могли помочь немногим, кроме минимального ухода и советов. Для занятия медициной не требовалось никаких лицензий. Пациенты имели дело непосредственно с врачами, участвуя в принятии решений касающихся лечения и договариваясь о цене.

Монополия Американской Медицинской Ассоциации

Открытый доступ к медицинской профессии новых практикующих медиков заставил давно обосновавшихся врачей создать Американскую Медицинскую Ассоциацию (АМА). С появлением АМА стало ясно, что первоочередной целью этой организации является ограничение количества практиков ради сохранения экономических позиций её членов. Её цель: ограничить число докторов так, чтобы каждый работающий врач делал больше денег.

АМА вполне добилась успеха. В начале ХХ в. АМА взялась за контролирование медицинских училищ, утверждая или отвергая их учебные программы. Многим существовавшим училищам приходилось закрываться из-за отказа в утверждении. Закрылись почти все медицинские училища для чернокожих. В конце концов, для врачей-аспирантов в училищах осталось гораздо меньше свободных мест.

План АМА не мог удаться без государственной поддержки, поэтому Ассоциация искала её у правительств штатов. Правительства штатов вступили в сотрудничество, проводя законы, требующие для ведения медицинской практики удостоверений об окончании утверждённых АМА училищ. Так родилось медицинское лицензирование.

Монополисты от медицины маскировали свои истинные намерения языком общественных интересов. «Мы должны защитить несведущее общество от знахарей и шарлатанов, не имеющих надлежащей медицинской подготовки и чувства этики» — утверждали они. Государственная медицинская бюрократия выдвигала тот же аргумент. Это просто ложь. Медицинское лицензирование имеет мало общего с качественным здравоохранением. Зато оно имеет много общего с ограничениями и контролем за теми, кто предлагает консультации и помощь в отношении здоровья.

Комитет по продовольствию и лекарствам

Конгресс создал Комитет по продовольствию и лекарствам (КПЛ) в 1906 году после сенсационных разоблачений, связанных с санитарными вопросами в мясной промышленности. При выдаче разрешения на продажу фармацевтических средств КПЛ до 1962 г. требовал лишь, чтобы они были безопасны. С 1962 г. КПЛ стал требовать испытаний их безопасности и эффективности при специфическом назначении.

Проведение в жизнь правил КПЛ 1962 года вызвало увеличение заболеваемости и сотни тысяч преждевременных смертей, а также рост издержек. По оценке Института Катона в среднем на утверждение нового лекарства в КПЛ уходит около 15 лет. По оценке Института политики и инноваций на вывод нового лекарства на рынок в среднем тратится $880 млн. В результате, множество жизненно важных лекарств, многие из которых уже давно разрешены в других странах, недоступны американцам. Наиболее известен пример с бета-блокаторами. По оценке доктора Луиса Лазаньи, директора Центра исследования развития лекарств Института Тафта, семилетняя задержка утверждения этого лекарства для сердечных больных привела к преждевременной смерти 119 000 человек.

Кризис со СПИДом высветил те препятствия для здравоохранения, которые создает КПЛ. Активисты борьбы со СПИДом открыто ввозят в страну неутверждённые средства для его лечения, чтобы спасти умирающих жертв этой болезни, и продемонстрировать абсурдность запрещения доступных путей лечения больных, которые в противном случае будут обречены. Их активность побудила КПЛ ускорить некоторые из своих процедур в надежде на открытие средства против СПИДа. Однако не существует никаких логических обоснований для отказа больным, страдающим любым другим недугом, в праве самим решать вопросы своего лечения.

В чем заключается общественный интерес?

Все мы хотим, чтобы медики, занимающиеся нашим лечением, были хорошо подготовлены и компетентны. Мы хотим, чтобы наша медицина была честна и эффективна. Нам нужна информация о медицинских профессионалах и о медикаментах, которые мы приобретаем, для того, чтобы принимать продуманные решения о лечении. Вот в чем состоит общественный интерес.

Государственная лицензия не удостоверяет компетентность врача. Если бы удостоверяла, то не было бы медицинских ошибок и последующих судов. В большинстве штатов лицензирование введено лишь для врачей общей практики. Большинство специализированных врачей — хирурги, гинекологи, анестезиологи и другие — экзаменуются и сертифицируются решением комиссии практикующих врачей, а не правительственных бюрократов. Когда нам требуется лечение, мы полагаемся на советы родственников, друзей или других врачей, которым мы доверяем. Государственная лицензия ничего не дает нам кроме ложного чувства безопасности.

Подобным же образом нет необходимости и в КПЛ как в поставщике медицинской информации. На американском рынке есть множество частных предприятий, которые предоставляют информацию потребителям. Лаборатории страховых компаний испытывают и сертифицируют электрические приборы. Американское общество по испытаниям материалов проверяет и устанавливает стандарты для тысяч материалов, применяемых в промышленности. Союз потребителей публикует «Потребительские обзоры», популярный иллюстрированный журнал, освещающий тестирование сотен продуктов. Если правительство покинет сферу медицины, то существующий информационный бизнес с удовольствием расширится и станет предоставлять потребителям необходимые данные о медицине. Всё, что вам и мне нужно делать, это быть разборчивыми пациентами и с умом пользоваться имеющейся информацией.

Медицинское страхование: разделить пациента от доктора

«Медицинское страхование» — это неправильный термин. Сравните его со страхованием автомашины. Когда страхуют автомобиль, владелец сам платит за повседневную эксплуатацию машины, а страхование, вступает в силу только при событиях, связанных со специфическим риском, таких как авария или угон. Большинство медицинских страховок, обычно предлагаемых в качестве льгот при трудоустройстве, лучше назвать предоплатой любых медицинских расходов. В большинстве случаев больные платят очень мало или совсем ничего из своего кармана за лечение, визиты к врачам или госпитализацию. Как правило, страховая компания почти целиком оплачивает счета доктора или больницы.

Эта система ведет к повышению издержек. Тот, кто почти ничего не платит из своего кармана за медицинское внимание, будет стремиться приобрести его больше, чем, если бы он выплачивал полную стоимость, или хотя бы его существенную долю. Таким образом, эта система подталкивает пациентов к излишнему использованию медицинских услуг, а у врачей отбирает стимулы к снижению издержек. Еще раз обратимся к автомобильному страхованию. Если бы страховая компания оплачивала всю стоимость текущего обслуживания, стали бы вы искать, где дешевле поменять масло, стеклоочистители или шины?

Страховая система также устраняет всякую возможность переговоров между врачом и пациентом о цене той или иной консультации или процедуры. В самом деле, многие врачи и пациенты этого просто не знают или им все равно. Они полагаются на страховую компанию (или государственную систему здравоохранения), чтобы те все решили и сказали им. Любопытно, что когда медицинские процедуры не являются обязательными и не покрываются страховкой, например, пластическая хирургия, пациент и врач действительно договариваются о цене процедуру ещё до того как к ним приступить.

Влияние налогов на медицинское страхование

Миллионы людей не имеют никакой медицинской страховки. Значительную роль тут играет федеральная налоговая система. Оплачиваемое работодателем медицинское страхование является для него налоговым вычетом, но не облагается налогом как доход работника. Страховка, приобретаемая человеком независимо, или владельцам собственного дела, наоборот подлежит налогообложению. Если они меняют работу или их увольняют, то они теряют свою страховку. Многие другие благоразумно отказываются от приобретения медицинской страховки в виду ее дороговизны, и, в частности, если эти расходы не могут быть заявлены для налогового вычета.

Пока существуют федеральные подоходные налоги, любое приобретение медицинской страховки должно иметь статус налогового вычета. Это предоставило бы безработным или владельцам собственного дела такие же налоговые льготы, какие получают служащие, чью страховку оплачивает работодатель (безработные должны иметь право заявить вычет впоследствии при появлении постоянного дохода). К тому же, любая прямая оплата медицинских расходов должна также вычитаться из налогов.

Еще одной реформой было бы правило, которое позволяло бы перечислять страховку работника от одного работодателя к другому или в статус безработного. Тогда работник не будет чувствовать себя связанным с одним работодателем только ради удержания медицинской страховки. Он или она получит большую подвижность на рынке труда. Там, где местные или федеральные законы препятствуют страхователям и работодателям принять эту реформу, такие законы должны быть отменены.

Медицина «большого правительства»

1960-е годы увидели настоящий взрыв роста государственных программ, государственного регулирования. Это время было также эрой роста цен на здравоохранение. В 1960 г. Конгресс принял закон о финансировании программ медицинских пособий, по которым работали штаты. В 1965 г. Конгресс объявил, что у всех есть право на основную медицинскую помощь и создал систему государственного медицинского обслуживания и медицинской помощи неимущим. Государственное медицинское обслуживание престарелых предусматривают непосредственное медицинское обслуживание престарелых, оплачивая как их госпитализацию, так и расходы на врача. Медицинская помощь неимущим — это сочетание федеральной и местной программ, которая оплачивает медицинские пособия бедным, независимо от возраста.

Правительство стало самым большим и единственным покупателем здравоохранения. По исследованиям Института Катона правительство сейчас напрямую оплачивает 44 % всех национальных расходов на здравоохранение. Неизбежным результатом стал космический взлет цен для налогоплательщиков и пациентов.

Государственное медицинское обслуживание и Медицинская помощь неимущим — самые быстрорастущие статьи федерального бюджета. К 2030 году пользователями системы государственного медицинского обслуживания престарелых станут 76 миллионов человек — вдвое больше чем сейчас. Из-за старения населения эти льготные медицинские организации имеют $30 триллионов необеспеченных обязательств и потребуют увеличения налогов для того, чтобы не обанкротиться. У политиков лишь два варианта выбора: поднять налоги вдвое или снизить объем льгот. Вот прямые последствия социализма в медицине.

Увеличение государственного вмешательства неизбежно означает увеличение регулирующих норм и более высокие издержки. От страховых компаний требуют страховать все мыслимые физические и ментальные риски. В соответствии с «Учебником политики Катона», «штаты выпустили требования по обязательному страхованию 1823 отдельных видов рисков». Такие требования завышают стоимость страховки для всех. Страховым компаниям также запрещают повышать страховые взносы для групп повышенного риска. Так получается, что люди, привыкшие следить за своим здоровьем, субсидируют медицинские расходы людей, не желающих отказываться от вредных привычек, таких как пьянство, курение или обжорство. От больниц требуется обслуживать любого, кто вошёл в отделение неотложной помощи, даже если он не может платить. Палаты неотложной помощи стали первоочередным лечебным центром для бедных.

Кризис медицинских ошибок

Ещё одной стороной увеличения стоимости медицины является возрастающая тенденция судов присуждать фантастические суммы в качестве возмещения ущерба пострадавшим от медицинских ошибок (хотя, несомненно, неверное лечение иногда имеет место, и пострадавшей стороне полагается компенсация от тех, кто нанёс ущерб).

Доктора некоторых специальностей, например, акушеры, прекратили практику, так как больше не могут оплачивать страхование. Это сокращение числа квалифицированных врачей определённых специальностей оставляет без помощи одних больных и поднимает цены для других.

В некоторых штатах законодатели уже наложили ограничения на размер страховых премий за медицинские ошибки. Но эта фиксация не исправляет ключевую проблему, корень которой по-прежнему в отделении пациента от врача. Люди привыкли верить, что достойны совершенного медицинского ухода безо всяких медицинских ошибок. Лишая больных значимого участия в принятии медицинских решений, врачи порождают представление, будто профессиональные медики всезнающи. Поэтому, если что-то случается, для пациента это означает, что доктор сделал что-то не так и должен за это заплатить.

Это помогает объяснить рост стоимости медицины ввиду развития технологии. Основным правовым критерием профессиональной ошибки является то, действовал ли данный профессионал в соответствии с «обычной практикой» таких же профессионалов в обществе. Но суды стремятся применять к врачам более высокие стандарты. Они требуют, чтобы врачи, осматривая нас, использовали все возможные диагностические тесты. Следовательно, врачи подвергнут нас бессмысленному количеству дорогостоящих анализов, чтобы избежать ответственности за неверную практику.

Больше социализма только ухудшит дело

Сегодняшняя ситуация с медициной — самый сложный из наших внутриполитических вопросов. К несчастью, ни один политик не желает поинтересоваться, не являются ли источником проблем действия правительства.

Некоторые нынешние политические предложения включают в себя: национальную программу по медицинскому страхованию необеспеченных людей, оплачиваемую за счет роста налогов; законы, требующие от работодателей предусматривать медицинское страхование своих работников; фиксированные государством ставки окладов врачей и стоимости прочих медицинских услуг; ограничение количества и видов медицинских процедур, оплачиваемых системами льготной медицинской помощи. Одно из часто выдвигаемых предложений состоит в принятии полностью социализированной системы медицины, такой как в Канаде.

Нашим политикам пора открыть для себя тот факт, что социализм провалился везде, где его пытались применить. Все социалистические медицинские системы притязали на бесплатное обслуживание. Мы же знаем, что нет ничего бесплатного. Социалистическая медицина склонна к низким стандартам, как можно видеть на примерах таких социалистических учреждений в США, как госпитали Управления по делам ветеранов, окружные больницы и медицинская помощь в индейских резервациях. Американцы были бы сосем не рады, если бы они лишились доступа к качественному здравоохранению, а ведь у американского здравоохранения пока еще самое высокое в мире качество.

Социализированная медицина контролирует ситуацию путём нормирования доступа к больницам и лечению. Для прохождения несрочных процедур пациенты месяцами ждут очереди в больницу. В Канаде среднее время ожидания процедур составляет 17.7 недель. В то же время в США больные со сходными показаниями к лечению попадают туда с небольшой отсрочкой или вовсе без неё. Многие канадцы приезжают на лечение в США, чтобы избежать очередей в Канаде, с удовольствием оплачивая дополнительные расходы ради медицины лучшего качества и экономии времени.

Любое предлагаемое государственное вмешательство может только ухудшить ситуацию. Государственное фиксирование цен, т. е. установление верхнего предела цены, которую может назначить поставщик, всегда приводит к уменьшению предложения и качества. Например, фармацевтические компании ежегодно тратят миллиарды долларов на разработку новых медикаментов. Если правительство начнёт ограничивать цены, которые они назначают, то инвесторы прекратят вкладывать деньги в эти компании, и у тех останется меньше средств на исследования. Итогом будет меньшее количество новых лекарств и большее количество болезней и необязательных смертей.

Другой пример. Если правительство потребует от всех работодателей предоставлять персоналу медицинскую страховку, то очень серьезно возрастёт безработица. Многие мелкие компании, уже сейчас работающие на грани выживания, будут неспособны осилить дополнительные расходы и закроются. Те, кто хочет открыть свой бизнес, могут оказаться не в состоянии этого сделать из-за возрастания себестоимости вследствие необходимости медицинского страхования работников.

Медицинский пенсионный и сберегательный счета

Существуют два осмысленных предложения по улучшению ситуации при текущей налоговой системе — медицинский пенсионный счёт и медицинский сберегательный счет.

Медицинский пенсионный счет дополнил бы основной пенсионный счет. В настоящее время работающие могут вкладывать в личный пенсионный счет 2000 долл. в год, которые не будут облагаться налогом, а начисляемые на него проценты также не подлежат налогообложению. По выходе на пенсию владелец счета может, когда угодно, снимать с него деньги выплачивать при этом налоги, обычно, по более низким ставкам, так как доходы пенсионера ниже. Идея медицинского пенсионного счета позволила бы работающим уберечь от налогообложения больше денег во время трудовой деятельности, чтобы больше денег оставалось для медицинских целей после выхода на пенсию.

Медицинский сберегательный счёт улучшает идею пенсионного счета, решая вопрос текущих медицинских расходов трудящихся. Согласно этому предложению налоговый закон позволил бы работающим откладывать заработки на сберегательный счёт и закрывать его только в случае катастрофических медицинских потребностей. Работающие не смогут снимать с него деньги на обычные расходы по лечению.

Как в случае медицинского пенсионного счета, так и при медицинских сбережениях, человек выигрывает от уменьшения налогов и оттого, что внесённые деньги остаются его собственностью (в отличие от налогов на медицинскую помощь неимущим). В случае если средства не используются, они переходят наследникам владельца счета.

Некоторые либертарианские подходы

Проблемы со здравоохранением не имеют совершенного утопического решения. Однако мы можем улучшить положение, избавившись от правительственного регулирования проводя политику, которая поможет пациентам возобновить контроль над собственной жизнью в области медицины.

1. Предусмотреть освобождение от налогов затрат на медицинское страхование и индивидуальные расходы на медицину.

В качестве первого шага и промежуточного предложения и только пока существует федеральный подоходный налог, налоговое законодательство должно предусмотреть налоговый вычет в размере всех медицинских расходов, понесенных отдельным налогоплательщиком, включая стоимость страхования (Налоговый вычет должен предоставляться в виде сокращения суммы налога на сумму затрат). Налоговый вычет позволил бы большему числу людей приобретать медицинское страхование, в частности тем, кто не получает его как льготу по месту работы. Предложение о медицинских пенсионных и сберегательных счетах, обсуждавшееся выше, также было бы полезной промежуточной мерой.

2. Декриминализовать самолечение.

Так как все люди принадлежат сами себе, то они имеют право решать сами, как обойтись со своими медицинскими проблемами, у кого проконсультироваться, какие медикаменты и какие снадобья принимать. Для начала это означает снятие правовых ограничений на доступ к лекарствам. Если вы захотите принять решение о собственном лечении определенным лекарством, то никакой закон не должен мешать вам купить его непосредственно в аптеке, фармацевтической компании или в магазине лечебного питания. Вы можете проконсультироваться у врача, но вам не должно быть нужно его разрешение (рецепт) для использования средств по вашему выбору. Эта реформа сбережёт для больных миллионы из докторских гонораров, которые пациенты платят за посещения только для получения рецепта.

3. Заменить КПЛ частным сектором в вопросе испытания лекарств.

Отменить полномочия КПЛ по контролю фармацевтических испытаний. Бюрократический подход на годы задерживает появление опробованных медикаментов, что ведет к росту их стоимости. Испытания в частном секторе хорошо себя зарекомендовали в других отраслях и могли бы давать врачам и больным всю необходимую информацию, помогающую им самим принимать разумные решения о том, что и с какой целью употреблять. Не будь вмешательства КПЛ, у нас было бы изобилие безопасных, качественных медикаментов по ценам ниже нынешних.

4. Заменить государственное медицинское лицензирование частным.

Покончите с монополией организованной медицины в здравоохранении. В качестве первого шага законодатели штатов должны открыть лицензирование выпускников всех медицинских учебных заведений, а не только утверждённых АМА. В других странах есть множество хорошо подготовленных и опытных врачей, которые не могут практиковать в нашей стране.

В любом случае, государственное лицензирование медиков должно прекратиться. Есть много специалистов с медицинскими навыками, которые не являются лицензированными врачами: медсестры, няни, фельдшеры и т. д. Одна из причин, отчего медицинский уход стоит так дорого, состоит в том, что очень многое из того, что вполне компетентно могут выполнить эти специалисты, по закону могут делать лицензированные медики. Использование услуг этих медицинских специалистов сэкономило бы больным миллиардные суммы. Что нужно пациенту, так это только информация о подготовке, опыте и квалификации медика, для того чтобы больной мог купить надлежащий уровень консультации и лечения. В настоящее время существуют частные медицинские комиссии, выдающие свидетельства медицинским специалистам. Без обязательного государственного лицензирования этот процесс сертификации распространился бы на всех медицинских специалистов с разными уровнями подготовки.

5. Освободить от регулирования больницы.

Как правило, штаты не разрешают строительство и расширение больниц, пока инициаторы проекта не докажут дополнительную необходимость в них. Предприниматели от медицины, желающие предложить госпитальные услуги, должны иметь такую возможность. Конкуренция снижает цены, когда рынок функционирует в нормальных условиях.

6. Покончить с программами льготной медицинской помощи.

Со времени своего введения программы льготной помощи престарелым и неимущим нанесли неизмеримый ущерб системе здравоохранения и обходятся в сотни миллиардов налогового бремени, являясь тяжелым гнётом для экономики. Многие люди поставлены в такое положение, при котором им трудно понять, как могли бы они выжить без этих программ, поэтому самое большое препятствие к прекращению их действия лежит в политической области.

Первым логичным шагом стало бы упразднение медицинской помощи неимущим, поскольку эта программа — часть финансирования за счёт федеральных налогов программы медицинских пособий, проводимой штатами. Нет никакого смысла взимать с американцев налоги, качать деньги в Вашингтон, а затем рассылать остатки обратно по штатам. Штаты должны затем свернуть свои программы медицинских пособий наряду со всеми государственными пособиями, как об этом говорилось в 12 главе. Медицинская же помощь престарелым — просто федеральная программа пособий для стариков, большинство которых сами могут осилить оплату медицинских счетов. Первым шагом к отмене этой программы стало бы выведение из неё тех, кто по финансовому положению способен оплачивать собственные счета. С течением времени программа должна быть свернута полностью.

Люди достойны прожить длинную и здоровую жизнь. Уменьшение роли государства в здравоохранении и передача больших прав на принятие решений в этой области индивидам — первый шаг к тому, чтобы сделать это возможным.


Глава 17. К конституционному федеральному правительству

Центральной либертарианской мыслью относительно правительства является идея о том, что правительственные чиновники должны подчиняться тем же моральным нормам, что и все остальные люди. Другими словами, правительство (и любой нанятый им человек) должно подчиняться закону.

В случае с федеральным правительством этим законом является Конституция; правительство имеет и может применять только те полномочия, которые явно и недвусмысленно даны ему Конституцией.

Такая позиция может показаться революционной. На сегодняшний день суды признают немногие конституционные ограничения на полномочия Конгресса и президента. Но американцы, которые ратифицировали Конституцию, были бы поражены таким ее экспансионистским толкованием. Они были бы шокированы тем, что федеральному правительству позволено законодательно регулировать фактически все аспекты нашей жизни.

В наше время доминирует идея о том, что правительство может и должно решать любую проблему, возникающую в обществе. Независимо от того, что случается, если кому-то не нравится результат, типичной реакцией бывает: «это должно регулироваться законом». Законодатели, впрочем, всегда рады откликнуться. И они никогда не задаются вопросом, относится ли затронутый вопрос к тому типу, который может быть эффективно решен в законном порядке. (Такие вопросы вообще достаточно редки). И еще меньше их волнует, должен ли этот вопрос решаться законом.

Есть ли вообще аспекты нашей жизни, которые федеральному правительству следует оставить в покое? Очевидно, что множество политиков в Конгрессе и исполнительной власти не осознает, что существуют какие-либо ограничения. Посмотрите хотя бы на огромное количество федеральных агентств и Федеральный реестр (содержащий 78 000 страниц федеральных предписаний, норм, президентских обращений и исполнительных приказов только за 2004 год).

Тот факт, что Конституция дает Конгрессу только ограниченный набор конкретных полномочий, и что большая часть того, что реально делает Конгресс лежит далеко за его функциями, не препятствуют постоянно растущей жажде политиков к контролю над нашей экономической жизнью.

Конгресс вместе с исполнительной властью не отстает и в своей страсти к вмешательству в нашу частную жизнь. Наиболее яркий пример — это «война с наркотиками». Что может быть более «личным» решением, чем выбор того, чем начинять свое тело? Где в Конституции сказано, что Конгрессу дана власть объявлять преступлением прием каких-либо химических веществ? Для любого человека, хоть чуть-чуть владеющего английским языком, очевидно, что такая власть нигде не указана в Конституции. Конгресс не имеет никакой конституционной власти принимать законы в отношении вашего здоровья, лечения и любой субстанции (шоколада, картофеля-фри?), которую вы решите принять внутрь.

КОМПАКТНОЕ ЦЕНТРАЛЬНОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО С ОГРАНИЧЕННОЙ ВЛАСТЬЮ

Отцы Конституции — и американский народ, который ратифицировал ее — были исключительно внимательны в отношении рисков создания федерального правительства. Они знали, что политики и правительственные служащие будут неминуемо стремиться к расширению своей власти (В 1788 Томас Джефферсон предупреждал в известном изречении: «Естественный ход вещей ведет к убыванию свободы и росту влияния правительства»).

Сторонники предлагаемой Конституции доказывали, что она создаст компактное и сравнительно слабое правительство, полномочия которого будут четко прописаны в Конституции. Но это показалось американцам недостаточным. До своего согласия на ратификацию Конституции они потребовали принятия Билля о Правах, в явном виде перечисляющего вещи, которые федеральному правительству запрещалось делать. К примеру, Билль о Правах устанавливает, что Конгресс «не издаст ни одного закона», направленного на ограничение свободы слова, свободы вероисповедания, применение жестоких или необычных наказаний, нарушающего право людей «иметь и носить оружие» и так далее.

В противовес доказывалось, что Билль о Правах не требуется, так как новому федеральному правительству не было дано полномочий нарушать права людей. Федеральное правительство, по их мнению, имеет те и только те права, которые явно перечислены в Конституции. Оппоненты также доказывали, что, перечисляя конкретные права, которые правительство не может нарушать, Билль о Правах приведет к интерпретации, что эти и только эти права защищены. В ответ на приведенные аргументы Джеймс Мэдисон предложил Девятую и Десятую Поправки, которые были включены в Билль о Правах.

Девятая поправка гласит: «Перечисление в Конституции конкретного набора прав не отрицает и не умаляет других прав граждан». Десятая Поправка звучит так: «Полномочия, не делегированные Соединенным Штатам Конституцией, а также, не запрещенные ей штатам, принадлежат соответственно штатам или народу».

Девятая и десятая поправки четко проясняют, что федеральное правительство имеет только те полномочия, которые в явном виде даны ему Конституцией, что народ имеет еще многие права в дополнение к тем, которые упомянуты в первых восьми Поправках, и что все права, не данные федеральному правительству в явном виде остаются за штатами или народом.

ПУТЬ К ВЛАСТИ ЧЕРЕЗ «ПУНКТ О РЕГУЛИРОВАНИИ ТОРГОВЛИ»

«Пункт о регулировании торговли» оказался слабым звеном в цепи, сдерживающей власть федерального правительства. Этот пункт изначально предназначался для защиты свободной торговли внутри США. Он давал Конгрессу право регулировать коммерцию между штатами — подразумевая, что Конгресс может отменять протекционистские барьеры, введенные правительствами штатов. Отцы-Основатели понимали негативные последствия ограничений свободной торговли. Они имели перед глазами опыт европейских стран и нескольких лет существования штатов в рамках Статей Конфедерации, а также и теоретическое обоснование, данное Адамом Смитом в труде «Богатство народов».

Но вместо того, чтобы использоваться для расширения экономической свободы, пункт о регулировании торговли стал применяться для увеличения власти федерального правительства в регулировании почти всего — связанного или нет с торговлей между штатами. В одном из своих наиболее известных (и разрушительных) решений, Верховный суд в 1942 году (дело Wickard v. Filburn) постановил, что федеральное правительство вправе регулировать количество пшеницы, выращиваемой фермером. В данном деле фермер в штате Огайо выращивал пшеницу на нескольких акрах для своей семьи и домашнего скота. Он вовсе не собирался ее продавать за границами штата.

Тем не менее, проявив чудеса извращенной логики, Верховный суд единогласно постановил, что раз фермер вырастил пшеницу для личного использования, то он не купил ее у других. Таким образом, выращенная им пшеница «конкурирует с продаваемой пшеницей», написали судьи. Решение установило ту доктрину, что продукт, который не участвует в межштатной торговле, может теоретически влиять на нее, тем самым, подпадая под контроль федерального правительства.

Любому, кто потратил хоть немного времени на усвоение основ Конституции, очевидно, что это решение просто катастрофично. Пункт о регулировании торговли никогда не давал федеральному правительству власти контролировать любую деятельность, которая может иметь некие отдаленные последствия для межштатной торговли.

Если это то, что на самом деле обозначает пункт о регулировании торговли, то Конституция не создает вообще никаких ограничений на полномочия правительства. Просто потому, что любая человеческая деятельность, ведет к последствиям (возможно незначительным) для торговли, а она, в свою очередь, ведет к последствиям (возможно незначительным) для торговли между штатами. Эта интерпретация означает, что пункт о регулировании торговли дает федеральному правительству право неограниченно регулировать всех, кого угодно и все, что угодно. Принятие такой трактовки означает полное игнорирование Девятой и Десятой Поправок, как если бы они вовсе не существовали.

ЕСТЕСТВЕННЫЕ ПРАВА: КЛЮЧ К ИНТЕРПРЕТАЦИИ КОНСТИТУЦИИ

Как же следует интерпретировать Конституцию? Каковы надлежащие конституционные лимиты на действия правительства? Один из ответов содержится в теории естественных прав, выраженной в Декларации Независимости. Правительство существует только для ограниченных целей: защиты прав граждан. Все люди имеют равные права. Ни один человек, включая правительственных чиновников, не имеет права нарушать права других, независимо от того, какими благородными мотивами он руководствуется. Правительство не имеет полномочий действовать как нянька, предотвращая наши, потенциально дурацкие решения о том, что покупать, какие вещества принимать или как нам прожить наши жизни.

Или как Джефферсон подал это в своей первой инаугурационной речи: «Мудрое и умеренное правительство, которое удержит людей от нанесения вреда друг другу, которое в остальном оставит им свободу в разрешении вопросов производства и развития и не станет забирать у них хлеб, который они заработали. Вот что такое хорошее правительство…».

Каждый, кто ценит свободу — и каждый, кто желает людям процветания, мира и изобилия — должен начать с отрицания неограниченной власти федерального правительства. Они должны отвергнуть моральность вмешательства федерального правительства во все ситуации, которые могут кому-то из нас быть неприятны.

Скорее мы должны всегда поднимать вопросы, согласующиеся с американской традицией естественного права. Где в Конституции написано, что федеральное правительство может делать это? Дали ли мы, народ, согласие на то, чтобы нами управляли таким образом?

Давайте оставим бремя доказательства защитникам расширенной власти правительства. Давайте потребуем, чтобы они показали то место в Конституции, которое в явном виде разрешает ту или иную норму или закон, которым они собираются нас обременить. Давайте настоим на том, чтобы они объяснили, как предлагаемые правительственные вмешательства согласуются с концепцией ограниченного правительства, предложенной Отцами-Основателями.

НАДЛЕЖАЩИМ ОБРАЗОМ ОГРАНИЧЕННОЕ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО

С моей точки зрения, федеральное правительство имеет только две легитимных функции. Первая — это национальная оборона. Вторая — это защита наших конституционных прав от нарушений государством и локальными правительствами. Хорошим историческим примером последнего может служить отмена «законов Джима Кроу» в южных штатах. Эти законы отрицали равную законную защиту афроамериканцев, которую они получили по Четырнадцатой Поправке.

Чтобы, в конце концов, прийти к такому состоянию дел, мы предлагаем более скромную реформу: ограничение власти федерального правительства только теми полномочиями, которые явно даны ему Конституцией. Иными словами, призвать правительство соблюдать закон.

На что было бы похоже такое федеральное правительство? Простым ответом будет указать некоторые из множества федеральных департаментов и агентств, которые не разрешены Конституцией. Ни одно их них не должно существовать в конституционном федеральном правительстве:

1. Департамент энергетики

2. Департамент образования

3. Департамент труда

4. Департамент сельского хозяйства

5. Департамент коммерции

6. Департамент транспорта

7. Департамент медицинских и социальных услуг

8. Управление по борьбе с наркотиками

9. Бюро по алкоголю, табаку и ношению оружия

10. Федеральное управление авиации

11. Федеральная комиссия по связи

12. Федеральная комиссия по торговле

13. Агентство по защите окружающей среды

14. Агентство по чрезвычайным ситуациям

15. Комиссия по равным правам при найме на работу

16. Гидротехническая служба долины реки Теннесси

17. Национальная компания железнодорожных пассажирских сообщений.

Вы поняли картину. Упразднение департаментов и агентств из этого списка будет частичным, но важным шагом в правильном направлении. По настоящему конституционное федеральное правительство будет крупицей нынешнего и потребует лишь крупицу от ежегодного бюджета в 52.4 триллиона бюджета, заявленного нынешними политиками.

Сокращение федерального правительства обратно до его конституционных масштабов будет означать, что оно должно будет соблюдать закон (как вы или я). Это также означает, что сотни миллиардов долларов ежегодно не будут отбираться у тех, кто их зарабатывает и отдаваться вашингтонским политикам для финансирования их пребывания у власти. Вместо этого, эти доллары, заработанные тяжелым трудом, останутся у индивидов, которые смогут потратить эти деньги на улучшение своей жизни и жизни их семей в соответствии с их собственными ценностями.


Глава 18. Сравнение либеральных, консервативных и либертарианских ответов

Вот некоторые часто задаваемые политические вопросы. На каждый вопрос дан короткий типичный ответ от либерала, консерватора и либертарианца.

Так как не все либералы и консерваторы думают одинаково, ответы, приведенные от их лица, могут стать объектом споров. Тем не менее, я старался быть честным — и точно воспроизвести то, что большинство либералов и консерваторов могут сказать. Эти ответы основаны на диалогах с сотнями людей, которые считают себя либералами или консерваторами и на публичных работах известных деятелей этих направлений. Либертарианские ответы базируются в основном на моих взглядах и работах либертарианских исследователей.

Очевидно, что эти короткие ответы отражают лишь поверхностный взгляд на либертарианскую идею. Некоторые из этих вопросов широко обсуждаются в различных частях данной книги. Другие вопросы широко обсуждались либертарианскими исследователями и исследовательскими центрами. Я рекомендую вам дополнительное чтение, если либертарианская позиция вас удивила или вам не кажется, что это будет работать в «реальном мире». В любом случае, вы обнаружите, что либертарианская политика практична, реалистична и уже работает в некоторых частях США или мира.

Должны ли существовать призыв в армию, воинская повинность?

Либерал: Да, но только в военное время.

Консерватор: Да, Америка всегда должна быть способна дать отпор потенциальному неприятелю, а молодёжи это нужно для усвоения патриотизма.

Либертарианец: Нет, ни при каких обстоятельствах. Воинская повинность — это рабство. А рабы — плохие защитники свободы.

Должно ли государство владеть газетами, радио, телевидением или контролировать их?

Либерал: Да. Нам нужна общественная вещательная система, чтобы обеспечить существование программ высокого качества. Правительству следует контролировать рекламу, обращённую к детям. Также необходимо законно обеспечить сбалансированное вещание в радиосетях, где преобладают консерваторы.

Консерватор: Государству не следует владеть печатью или ТВ, но следует наказывать их за публикацию непристойных материалов. Также следует законно обеспечить сбалансированное вещание в телевизионных сетях, где преобладают либералы.

Либертарианец: Нет. В свободном обществе нет места государственному контролю или правительственному владению над пишущей или электронной прессой. Владельцы газет и вещательных станций должны сами нести ответственность за то, что они публикуют. Пусть родители и потребители решают, что позволено у них дома.

Должно ли правительство регулировать сексуальную активность взрослых, в том числе проституцию?

Либерал: В целом нет. Но в случае легализации проституции её следует регламентировать для защиты общественного здоровья и защиты женщин от эксплуатации.

Консерватор: Да. Проституция, гомосексуализм, супружеские измены и блуд должны быть объявлены вне закона, ибо они разрушают семейные и религиозные ценности.

Либертарианец: Нет. Сексуальные отношения по взаимному согласию взрослых не нарушает ничьи права. Право взрослых принимать собственные решения в этой самой интимной области следует уважать.

Следует ли легализовать наркотики: марихуану, кокаин, героин?

Либерал: Возможно. Пожалуй, можно легализовать марихуану, но её производство и продажа должны регулироваться и облагаться налогом. Собранные деньги должны тратиться на пропаганду против наркотиков.

Консерватор: В своём ли вы уме? Наркотики приводят к преступлениям, разрушению семей, собирают преступные группировки и другие социальные болезни. Что нам нужно — так это более строгие законы, более длительные сроки заключения и больше тюрем.

Либертарианец: Да. Мирное употребление наркотиков не нарушает никакие права других людей. Люди имеют право распоряжаться своим телом. Законы против наркотиков — на руку организованной преступности, приводят к росту преступности, коррумпируют правоохранительные органы, разрушают гражданские права и не работают.

Следует ли разрешить посещение США, иммиграцию и эмиграцию без ограничений?

Либерал: Нам следует больше оказывать помощь людям, пытающимся уйти от политических притеснений и обеспечить им правительственную помощь. Но мы должны жестко ограничить их число, так как они отнимают рабочие места у американцев.

Консерватор: Нет. У нас и так уже слишком много иммигрантов. Они получают социальную поддержку, отнимают наши рабочие места, способствуют росту преступности и болезней, и отказываются учить английский.

Либертарианец: Да. У всех индивидуумов одни и те же права, невзирая на то, где они рождены. Каждый желающий взять ответственность за себя, имеет право путешествовать и искать возможности в жизни. Америка всегда была в выигрыше от иммигрантов. Они работали в поте лица, начинали свой бизнес, получали образование, усиливали американскую экономику и придавали Америке большую культурную динамику.

Следует ли правительству субсидировать фермеров и предписывать им, что выращивать?

Либерал: Да. Фермеры должны быть защищены от низких цен на зерно и плохой погоды. Также сельскохозяйственные программы помогают обеспечивать питанием и нуждающихся.

Консерватор: Требуется небольшая поддержка, чтобы не несли убытков семейные фермы. Большинство сельскохозяйственных программ чересчур дороги и расточительны, но их нельзя полностью отменить.

Либертарианец: Нет. Бизнес не имеет права принуждать налогоплательщиков поддерживать его. Фермерам следует работать на свободном, конкурентном рынке, точно так же, как и в любом другом бизнесе.

Следует ли правительству устанавливать таможенные пошлины, квоты, эмбарго и ограничения в международной торговли?

Либерал: Да. Таможенные акцизы и пошлины необходимы для сохранения рабочих мест в Америке. Торговые эмбарго также могут использоваться для наказания «правых» диктаторов, которые притесняют свои народы.

Консерватор: Да. Торговые барьеры необходимы для защиты отраслей промышленности, важных для национальной обороны и для сохранения конкурентоспособности американского бизнеса. Торговые эмбарго также могут использоваться для наказания «левых» диктаторов, которые притесняют свои народы.

Либертарианец: Торговые барьеры нарушают права американцев и иностранцев, желающих торговать. Торговые барьеры снижают производительность всех и стоят большего числа рабочих мест, чем сохраняют.

Следует ли правительству законом установить минимальную заработную плату?

Либерал: Да. Иначе работодатели будут эксплуатировать работников, выплачивая им лишь прожиточный минимум. Каждый имеет право на удовлетворительный заработок.

Консерватор: Нет. Работодатели должны быть в состоянии нанимать самых хороших работников. Они вправе придерживаться минимальных цен, устанавливаемых рыночной конкуренцией.

Либертарианец: Нет. Такой закон нарушает право работника и работодателя заключать сделку по-своему усмотрению. Экономическая теория и история доказывают, что законы о минимальной заработной плате порождают безработицу.

Является ли налогообложение единственным способом оплаты необходимых государственных услуг?

Либерал: Не будь налогов, не все изъявляли бы желание платить за пособия для бедных, на образование, или на охрану окружающей среды, или за многие другие важные услуги, которые может обеспечить только государство. Правительству следует даже повысить налоги, чтобы обеспечить больше услуг.

Консерватор: Не будь налогов, не все изъявляли бы желание платить за национальную оборону и субсидирование жизненно важных отраслей промышленности, за войну с наркотиками и за многие другие важные услуги, которые может обеспечить только государство. Тем не менее, налоги несколько завышены и поэтому возможно их небольшое снижение.

Либертарианец: Налогообложение аморально и ничем не отличается от кражи. Нам следует заменить налогообложение добровольными методами финансирования представляемых услуг. Все «государственные» услуги могут обеспечиваться частным бизнесом, благотворительными и другими организациями.

Следует ли правительству США посылать войска для вмешательства в дела других стран?

Либерал: Да, если это будет способствовать защите прав человека, свержению «правых» диктаторов или помощи неимущим и голодающим в странах третьего мира.

Консерватор: Да, если это поможет войне с терроризмом, свержению «левых» диктаторов либо защите иных интересов США, таких как например нефть.

Либертарианец: Нет. Правительство США не имеют полномочий на военное вмешательство в дела других стран, за исключением ответа на военное нападение на американскую территорию.

Следует ли США и дальше состоять в ООН и поддерживать её?

Либерал: Да, так как это последняя надежда на мир, а также потому, что ООН проводит ценные гуманитарные миссии.

Консерватор: Да, но следует оказывать давление на ООН, чтобы она занимала более проамериканскую позицию.

Либертарианец: Не в настоящем её виде и не за счёт налоговых денег. Добровольно финансируемый форум для обсуждения международных проблем не вызывает возражений.

Следует ли принуждать молодых американцев служить в каком-либо качестве во имя «служения отечеству»?

Либерал: Да, у всех есть обязанность «отдать долг» за то, что общество сделало для них. Также это покажет им важность помощи другим.

Консерватор: Да, когда это оправдано нуждами национальной обороны.

Либертарианец: Нет. Принудительный труд — это рабство, даже если оно маскируется эвфемизмами «призыв в армию» или «служение отечеству».

Следует ли правительству США помогать американскому бизнесу в тяжёлые для экономики времена льготными кредитами или субсидиями?

Либерал: Да. Это сохранит рабочие места, а американским трудящимся необходима вся возможная помощь, которую они могут получить в пору спада или депрессии. Тем не менее, корпорациям не следует позволять использовать такую поддержку для получения сверхдоходов.

Консерватор: Да. Правительству следует помогать бизнесу остаться на ногах. Такая политика стимулирует свободное предпринимательство.

Либертарианец: Нет. Правительство может помочь некоторым предприятиям, лишь ограбив другие предприятия и налогоплательщиков. Никто не имеет права получать ссуды за счёт другого.

Как лучше всего решать проблему бюджетного дефицита?

Либерал: Поднять налоги на богатых. Нельзя урезать затраты на федеральные социальные программы.

Консерватор: В краткосрочном аспекте занять дополнительные средства для поддержания расходов правительства. Не поднимать налоги, и не уменьшать федеральные расходы на оборону. В долгосрочном аспекте экономический рост поможет выплатить национальный долг.

Либертарианец: Жестко урезать все федеральные расходы и налоги чтобы стимулировать экономический рост. Ограничить функции федерального правительства вопросами национальной обороны и защиты наших конституционных прав. За счет экономии расходов максимально быстро выплатить национальный долг.

Система социального обеспечения продолжает идти к банкротству. Имеется ли долговременное решение этой проблемы?

Либерал: Нам потребуется и впредь увеличивать налоги на фонд оплаты труда. Пожилые люди имеют право уйти на заслуженный отдых и им нужна государственная программа социального страхования.

Консерватор: Нам надо сократить пенсии, сделать систему более эффективной и увеличить пенсионный возраст для её спасения. Также можно предложить введение добровольных накопительных пенсионных счетов, контролируемых правительством, на которые будет перечисляться часть социальных налогов. Если необходимо, занять дополнительные деньги для поддержания системы на плаву.

Либертарианец: Система социального обеспечения несостоятельно и нам нужно с ней покончить, предоставив пожилым работникам и пенсионерам выбор: выплата единовременной крупной суммы или ежегодные выплаты по страховке вместо будущих пенсий по существующей системе социального обеспечения. Избавление от несостоятельной системы облегчит налоговое бремя более молодым работающим и поможет избежать экономического коллапса, который наверняка наступит из-за растущих социальных налогов.

Следует ли правительству США оказывать помощь другим странам?

Либерал: Да, чтобы помогать бедным в странах третьего мира и развивающихся странах, где соблюдаются права человека.

Консерватор: Да, чтобы помогать правительствам, оказывающим сопротивление терроризму или пытающимся повернуть от социализма к демократии.

Либертарианец: Нет. Американских налогоплательщиков вообще нельзя заставлять оплачивать поддержку чужих правительств. Тем не менее, индивиды всегда могут оказывать добровольную помощь.

Должен ли закон содержать требования обязательного посещения школы детьми?

Либерал: Да, поскольку нельзя надеяться на то, что родители дадут детям надлежащее образование.

Консерватор: Да. Образование слишком важно для экономического здоровья нации, чтобы оставлять его на откуп родителям.

Либертарианец: Нет. Закон об обязательном посещении школы нарушает права родителей и детей на принятие самостоятельного решения по образовательной программе.

Можно разрешать родителям учить детей дома?

Либерал: Возможно. Но следует контролировать, что родители не обучают детей фанатичным и сумасбродным религиозным доктринам.

Консерватор: Да. Несмотря на то, что при домашнем обучении некоторые родители не смогли бы воспитать своих детей надлежащим образом, публичные школы также работают далеко не идеально. Тем не менее, улучшение государственного надзора за школами и стандартизированное тестирование могут решить эту проблему, что приведет к возвращению детей в публичную образовательную систему.

Либертарианец: Да. У правительства нет надлежащей роли в образовании. По тем же причинам, что существует разделение церкви и государства, должно существовать разделение школы и государства. По отношению к родителям, предпочитающим учить детей дома, не должно быть предусмотрено никаких наказаний или регулирования.

Должно ли обладание огнестрельным оружием ограничиваться законом?

Либерал: Да. Оружие убивает людей. Владение оружием должно очень жестко регулироваться, с длинными сроками ожидания, обязательным хранением в сейфах, проверками и правительственными лицензиями. Если эти меры не помогут, то обладание оружием следует запретить всем, кроме правоохранительных органов и военных.

Консерватор: В целом нет. Некие ограничения на пистолеты и военные штурмовые винтовки целесообразны, но не более.

Либертарианец: Обладание огнестрельным оружием не нарушает чужих прав, а значит, не должно быть предметом государственных наказаний или ограничений. Караться должно лишь агрессивное (преступное) применение огнестрельного оружия, а не его хранение.

Что должно предпринять правительство в связи с растущими издержками на здравоохранение?

Либерал: Здравоохранение — право каждого американца. Федеральное правительство должно гарантировать бесплатное здравоохранение или, по меньшей мере, страхование, для всех. Правительство должно контролировать доходы врачей, больниц, медицинских страховых и фармацевтических компаний.

Консерватор: Полномочия системы здравоохранения должны контролироваться. Также должны быть установлены ограничения на судебные иски за ненадлежащее медицинское обслуживание. Бизнес и частные граждане должны получить больше налоговых льгот на медицинские расходы.

Либертарианец: Социалистический подход повышает издержки. Надо покончить с установленной правительством врачебной монополией. Разрешить предоставление медицинских услуг также сёстрам милосердия, няням и другим профессиональным медикам. Дать пациентам больше прав при принятии решений по поводу лечения. Освободите больницы и медицинское страхование от государственного регулирования. Замените государственную систему медицинского страхования добровольными частными фондами в пользу нуждающихся. Как промежуточный шаг установите налоговый вычет за все медицинские услуги в формате «доллар за доллар».

Какова должна быть государственная политика по отношению к абортам?

Либерал: Женщина имеет право на аборт, и если она не может за него заплатить, то это следует сделать налогоплательщикам.

Консерватор: Аборт есть убийство и должен быть предметом соответствующих уголовных наказаний. (возможно, за исключением случаев изнасилования или инцеста).

Либертарианец: Это редкий вопрос, по которому среди либертарианцев нет единого мнения. Большинство либертарианцев считают, что женщина имеет право самостоятельно принять решение о прерывании беременности и правительство не должно никак участвовать в этом решении. Другие либертарианцы считают, что аборт представляет собой нарушение прав нерожденного ребенка и поэтому незаконен. Все либертарианцы согласны с тем, что правительство ни при каких обстоятельствах не должно никого принуждать к субсидированию чьего-то аборта.

Какова должна быть государственная политика по отношению к ядерной энергетике?

Либерал: Из-за высокого риска и неразрешимых проблем с размещением ядерных отходов больше нельзя строить атомные станции, а существующие следует закрыть.

Консерватор: Ядерная энергия недорога, безопасна и меньше, чем прочие источники энергии, загрязняет среду. Государству следует делать больше для поощрения её развития.

Либертарианец: Атомная энергетика в настоящее время субсидируется федеральными ограничениями ее ответственности. Государство должно уйти из атомно-энергетического бизнеса, и заставить частные энергетические компании конкурировать на рынке энергии — при учете их полной ответственности по текущим и потенциальным обязательствам.

Следует ли управлению по пищевым продуктам и лекарствам осуществлять контроль за эффективностью и безопасностью лекарств?

Либерал: Да. Только правительство может защитить нас от трагедий, наподобие истории с Талидомидом (когда у лекарства оказались непредвиденные побочные эффекты). Но мы должны ускорить процесс проверки для лекарств от опасных болезней, наподобие СПИДа.

Консерватор: Да. Но управление следует реформировать. На данный момент процесс проверки настолько заторможен и дорог, что это ослабляет стимулы фармацевтических компаний к разработке новых лекарств.

Либертарианец: Нет. Существует рыночный спрос на информацию о безопасности и эффективности медицины. Этот спрос может быть удовлетворен частными исследовательскими лабораториями, наподобие тестов Underwriters Laboratories в отрасли электроники. Проверка управлением приводит к задержкам, которые ведут к необязательным смертям и страданиям тех людей, которым необходимы задерживаемые лекарства.

Нужны ли законы о зонировании для защиты наших населенных пунктов?

Либерал: Да. Зонирование необходимо для контроля беспорядочной застройки, защиты открытых пространств и гарантирует достаточное обеспечение жильем малоимущих. Это также гарантирует, что охотящиеся за доходом компании наподобие WalMart не будут строить свои огромные супермаркеты где попало.

Консерватор: Да. Зонирование необходимо для поддержания цены недвижимости, защиты исторических микрорайонов и обеспечения качества жизни, которого мы хотим добиться в наших населенных пунктах.

Либертарианец: Нет. Зонирование нарушает право индивидов на наилучшее использование своей собственности. Опыт незонированных городов, таких как Хьюстон, показывает, что города могут нормально развиваться и без зонирования. Ставки аренды ниже, ценность недвижимости защищена, а сходные строения все равно имеют тенденцию собираться вместе. Свободный рынок предоставляет и другие альтернативы, такие как частные акты или соглашения.

Нужно ли нам управление по работе с малым бизнесом, предоставляющее займы предпринимателям и малым предприятиям?

Либерал: Да. Иначе многие малые предприятия или предприятия, организуемые женщинами не смогут получить стартовый капитал и создать рабочие места.

Консерватор: Да. Все что помогает свободному предпринимательству — хорошо.

Либертарианец: Нет. Это еще один пример политики благосостояния для бизнеса. Это управление отбирает деньги у налогоплательщиков и успешных предприятий. Оно отдает их тем, что не смог убедить других дать ему деньги добровольно. Инвесторы на свободном рынке отлично умеют определять реальные перспективы нового бизнеса и в соответствии с этим отдают свои деньги.


Заключение

Либертарианское движение включает в себя миллионы отдельных лиц и множество организаций. Все они разделяют фундаментальные следствия ряда этических и политических идей, служащих основанием для великого опыта Америки в терпимости и свободе. Это движение уважает индивидуальные различия; оно ценит личную ответственность; оно ставит сотрудничество выше принуждения; оно ценит независимую мысль и частный характер принятия решений; и оно охотно учится на прошлом опыте.

Либертарианцы с нежностью относятся к американскому наследию свободы, личной ответственности и уважения чужих прав. Эти идеи сделали для американцев возможным построение общества изобилия и благоприятных возможностей для всякого, кто готов приложить усилия. Либертарианцы признают ответственность, которую все мы разделяем ради сохранения этого драгоценного наследия для наших детей и внуков.

Либертарианцы верят, что вы достойны жить свободной и независимой жизнью. Нам нужна система, которая позволяет людям выбирать то, что они хотят в жизни; система, которая позволяет им жить, любить, работать, играть и мечтать по-своему, на свой страх и риск, с кем и как они желают, принимая любые, какие бы ни наступили, последствия.

Либертарианский путь — это осторожный, ориентированный на людей подход к политике. Мы верим, что каждая личность уникальна. Мы — за систему, которая уважает каждую отдельную личность и поощряет всех нас к выявлению самого хорошего в самих себе. Мы — за систему, которая позволяет нам всем в полной мере реализовать наш потенциал; за систему, которая вдохновляет и одобряет развитие гармоничных человеческих взаимоотношений.

Либертарианский путь — наиболее логически целостный подход к политике, основанный на моральном принципе собственности на себя. Все либертарианские взгляды на спорные политические вопросы основываются на идее, что каждая личность имеет право сама распоряжаться своим телом, поступками, речами и собственностью. Следовательно, единственная правильная деятельность государства состоит в помощи личностям, когда они нуждаются в защите от любого, кто покушается на их права.

Эти либертарианские ценности, в той или иной мере, разделяют люди доброй воли повсюду.

Либертарианское движение, международное по размаху, состоит из сотен организаций и миллионов людей, которые осознанно разделяют либертарианские идеалы и ценности и трудятся на благо их продвижения.

Сотни миллионов людей каждый день своими действиями показывают своё согласие с этими идеями и соответствующим образом строят свою жизнь, уважая чужие права абсолютно во всём, что они делают. В то время, когда социалистические и другие тоталитарные режимы терпят крах по всему миру, всё больше людей требуют демократических свобод, свободного рынка и политического строя, который относился бы к ним как к независимым личностям. При наличии выбора большинство людей предпочитает либертарианский путь. Не утопию, а именно свободу и возможности, которые она приносит.

В предшествующих главах мы рассмотрели кое-что из истории и развития либертарианства уникальной американской политической философии. И хотя корнями оно уходит в вековые традиции старинного естественного права, только благодаря Американской революции либертарианство перешло к практическим политическим действиям с великолепным для ранней истории успехом. Современное либертарианское движение — это продолжение той первой либертарианской революции.

Настоящая книга затрагивает лишь поверхностный слой огромного пласта либертарианского анализа и учения. Вероятно, у того, кто читает эту книгу в качестве своего первого знакомства с либертарианством, возникнет много вопросов. Это неудивительно. Автор прекрасно понимает, что то, что здесь сказано, весьма противоречит тому, что большинство американцев учило на уроках истории и политической науки. Поэтому для тех, кто заинтересован узнать больше, в книгу включена обширная библиография по дополнительному чтению на многие темы, изложенные здесь лишь вкратце. Большинство из книг, перечисленных в «Библиографии для дополнительного чтения», можно получить из библиотеки свободной книги, расположенной на www.laissezfairebooks.com.


Дополнения от «Либертарианской партии России». What about Russia?

Почти наверняка среди российских читателей книги Дэвида Бергланда найдутся те, которые воскликнут: это все про Штаты, причем здесь мы? Чтобы ответить на подобное, я постараюсь немного «локализовать» текст Бергланда, провести параллели между США и Россией, подчеркнуть различия и предложить некоторые программные шаги по реализации в нашей стране либертарианских идей.

Для начала замечу, что разница между Соединенными Штатами и Российской Федерацией не столь большая как может показаться читателю. Мы живем с американцами в одном мире, свободно пересекаем границы между нашими государствами, имеем одинаковые проблемы, а с распадом Советского Союза и одинаковые способы решения этих проблем.

Является ли российская Конституция «Общественным договором»?

В общем-то, в нашей стране почти никто и не пытается определить Конституцию как «общественный договор». О ней говорят просто: конституция — это основной закон государства. При этом никто не берет на себя труд пояснить, чем собственно закон отличается от договора.

На самом же деле Конституция Российской Федерации по всем своим признаком является договором, который устанавливает для участников договора (граждан) некие права и обязанности, ответственность за нарушение отдельных положений договора, а так же порядок пересмотра договора (референдум).

Отмечу: я не говорю, что Конституция не является основным законом государства, я говорю, что Конституция, прежде всего — это общественный договор, который в силу своих свойств становится основным законом.

Разница между законом и договорам почти незаметна, однако, ее нужно видеть для лучшего понимания сути. Договор — это нечто гораздо большее, чем закон, это добровольный акт, который направлен на улучшения уровня взаимоотношений между людьми. Закон (права и обязанности сторон, меры наказания за нарушение договора) является лишь последствием такого акта.

Но если мы понимаем конституцию как договор, а договор направлен на улучшения уровня взаимоотношений между людьми, то отсюда сам собой напрашивается вывод о том, что подобный договор может постоянно пересматриваться и изменяться для лучшего достижения поставленных перед ним целей.

Однако вернемся к основному вопросу: «является ли российская Конституция общественным договором?». Сначала объясню, почему мне понадобилось посвятить этой теме отдельный текст, а не удовлетвориться объяснением Бергланда. Дело в том, что Бергланд выдвигает на первый план довод: «Сколько знаете Вы людей добровольно подписавших…». В России этот метод аргументации не сработает. В нашей стране еще много дееспособных людей, которые действительно некоторым образом подписывали конституцию на референдуме по ее принятию.

Но, несмотря на это, я все равно заявляю, что Конституция Российской Федерации не является общественным договором или, по крайней мере, не распространяет свое действие на тех, кто голосовал против этой Конституции и на тех, кто не участвовал в голосовании по ее принятию.

И это верно: Вы не можете делегировать кому-либо тех полномочий, которых нет у Вас. Полномочия на применение силы против другого человека могут возникнуть либо вследствие нападения на Вас, либо вследствие некого договора, добровольно подписанного другим индивидом, в котором этот индивид дал свое согласие при определенных условиях (событиях) применять против себя силу.

При этом стоит понимать, что не каждый документ с надписью «договор» в заголовке и подписями двух сторон является договором. Согласно либертарианской трактовке «естественного права» легитимным договором может быть только тот, который подразумевает передачу неких прав собственности, а неисполнение договора означает имплицитную кражу.

Необходимость подобного уточнения вызвана тем, что не каждое обещание может являться договором, силовое обеспечение исполнения которого оправдано. Сила может применяться только как защита от агрессии. То есть, если отсутствует факт кражи некой собственности при неисполнении договора, то договор является лишь обещанием, то есть, имеет лишь моральные последствия, но не силовые.

Кроме того, любой договор, который подразумевает передачу той собственности, которая Вам не принадлежит или не может быть отчуждена, так же является недействительным. Первая часть фразы достаточно понятна: Вы можете свободно распоряжаться своей частной собственностью, но чужая не в Вашей компетенции. Вторая часть говорит о том, что Ваша воля, тело и разум принадлежат только Вам, и Вы не можете их кому-то передать при всем своем желании. Любой договор, который предполагает под собой передачу этих вещей другому человеку, например, рабский контракт, невыполним и не может быть обеспечен силой.

Я сделал это небольшое отступление про суть договора, чтобы ответить на другой вопрос: является ли Конституция договором для тех, кто ее подписал (проголосовал за нее). Тут я отвечу так: положения о рабском контракте (служба по призыву) нелегитимны, поскольку воля и тело человека не могут быть отчуждены силой. Все же остальные положения являются договором, поскольку Конституция предполагает передачу титулов прав на собственность подписавших установленным в соответствии с Конституцией лицам.

Статья 57 гласит:

«Каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы. Законы, устанавливающие новые налоги или ухудшающие положение налогоплательщиков, обратной силы не имеют».

Когда Вы подписываете (голосуете за) подобный договор, Вы, на самом деле, говорите: «Настоящим я обязуюсь оплачивать все счета, предъявленные мне в соответствии с определенной процедурой». То есть, Вы фактически выписываете вексель, что равно передачи титулов прав на собственность.

Таким образом, силовое изъятие имущества (налогов) у граждан голосовавших за Конституцию оправдано договором, поскольку в противном случае совершается имплицитная кража. Но при этом отдельные следствия Конституции, как, например, «призывная армия» являются только обещаниями.

Все это не относится к тем, кто голосовал «против» или не участвовал в голосовании вообще, поскольку, никто не может распоряжаться чужой собственностью, а, следовательно, нельзя и передать права на чужую собственность. Таким образом, Конституция РФ и все следующие из нее законодательные акты не являются «Общественном договором» или основным законом для всех граждан Российской Федерации, но являются таковым для тех, кто голосовал за этот документ или же согласился с ним при принятии гражданства страны.

В этом смысле мы очень сильно отличаемся от США, поскольку в этой стране за Конституцию давно никто не голосовал.

Проблемы голосования за Конституцию

Выше я приводил аргументы в пользу того, что большую часть положений Конституции нашей страны можно обозначить как общественный договор между голосовавшими «за» людьми.

Стоит сразу пояснить, почему на тех, кто голосовал «против» Конституция своего действия не распространяет. Обычно, в пользу действия результатов голосования на всех проголосовавших приводят тот аргумент, что проголосовавший на выборах самим фактом своего участия в этой «процедуре принятия решений» подтверждает свое согласие принять решение большинства.

Этот аргумент ошибочен, поскольку, любые обязательства индивид может взять на себя только добровольно, более того, индивид должен четко продемонстрировать свое желание эти обязательства взять. Это верно, иначе мы получим такую ситуацию, когда обязательства будут накладываться в соответствии со всевозможными необоснованными предположениями. То есть, на основании слухов и домыслов, что исключает добровольность принятия обязательств и создает обширное пространство для самых разных манипуляций чужими и своими обязательствами.

Иными словами: результаты голосования по Конституции могут возложить обязательства на всех участников процедуры только в том случае, если до самого голосования каждый подписал некий договор, в котором выразил явное согласие признать решение большинства обязующим для себя.

Такого, как мы знаем, сделано не было. Поэтому мы подтверждаем предыдущий тезис о том, что Конституция распространяет свое действие (обязывает к чему-либо) только на тех людей, которые проголосовали «за».

Но, приняв это утверждение, мы сразу же сталкиваемся с новой проблемой. Каким образом мы можем выявить тех, кто принял на себя обязательства по соблюдению положений Конституции? То есть, необходим список тех, кто голосовал «За». Но в связи с тем, что голосование было «тайным», такого списка официально пока не существует.

Предположим, что этот список на самом деле есть и просто пока он не афишируется перед общественностью. Имеет ли право нынешнее правительство воспользоваться подобным списком в судебном порядке, чтобы призвать некого гражданина к исполнению обязательств? Нет. Гражданин оказал определенную услугу (заполнил бюллетень) на том условии, что результаты его выбора никогда и никому не будут известны. Таким образом, если правительство нарушит это условие, оно тем самым автоматически нарушает условия «сделки» и все ее последствия можно признать недействительными.

Но почему мы не полагаем здесь, что в отсутствии предварительного договора условие о «тайном голосовании» тоже является недействительным? Дело в том, что тут не идет речь об обязательствах проголосовавшего. Вы согласились передать свой голос на условии «тайного голосования». Никакие обязательства на Вас пока не наложены. Они наложены на того, кто этот голос принял. Он получил собственность на этих условиях, которые вполне ясно и четко определены.

Таким образом, мы можем констатировать, что нынешняя Конституция в ее виде не применима и требует коренного пересмотра без оглядки на существующее законодательство.

Либертарианский «основной закон»

Либертарианская этика опирается на древнюю концепцию естественного права. Эта концепция гласит, что такие права человека, как право распоряжаться своим телом и волей неотчуждаемы и даны человеку самой природой или Творцом. Естественные права — это следствие законов природы («естественных законов»). Мы не можем устанавливать свои законы природы, но можем познавать их и использовать в своих целях.

Если мы говорим о правах человека, то это не некая «общественная договоренность», нет, это то, что следует из самой сути человека, его природы. Все права человек, на самом деле, сводятся к праву собственности на себя, что и подразумевает право распоряжаться своим телом и волей.

Любая попытка нарушить чужие права — это преступление, которое является таковым в силу существующих природных законов. Преступление — это нарушение прав собственности (установленного порядка использования редких ресурсов), которые следуют из права собственности человека на себя.

Существуют лучшие и худшие способы реализовать и защитить свои «естественные права». Никакое общественное сотрудничество невозможно без признания естественных прав человека. Действительно, о каком сотрудничестве может идти речь, если одна из двух сторон договора не признает право противоположной стороны на свое тело или волю?

Главным следствием из концепции «естественных прав» является вывод о том, что любое агрессивное (не в целях самозащиты от прямой физической угрозы) насилие является аморальным и в большинстве случаев люди стремятся его запретить, то есть, установить «справедливость».

Справедливость — это такое положение вещей, когда каждый получает должное. При этом справедливость не может быть объективной. Она всегда субъективна. Любое вмешательство с целью насильственно установить некую объективную справедливость — это покушение на свободу воли другого человека, то есть это агрессивное насилие, которому большинство людей всегда будут противиться.

Исходя из этих положений «либертарианское государство» всегда должно быть ограничено в своих полномочиях применять силу только в случаями защиты своих граждан от прямой физической угрозы (нарушения прав собственности). Государство не может применять силу с целью установить свою объективную справедливость, наоборот, оно всегда должно быть на страже субъективной справедливости.

Таким образом, либертарианская конституция не должна ограничивать прав граждан, наоборот, она должна быть направлена на защиту этих прав. Источники финансирования действий правительства могут быть любыми, но они не могут строиться на агрессивном насилии. То есть, на индивида не могут накладываться те или иные обязательства, если он не наложил их на себя сам.

При этом наличие некой формы правление совершенно не играет роли с точки зрения либертарианцев. Если правительство чтит и охраняет «естественные права» своих граждан — такое правительство справедливо и законно. Если же правительство под тем или иным предлогом (или вовсе без предлога) эти права нарушает — оно преступно и вне закона.

Идея «общественного договора» направлена на установление «справедливых» форм власти. Однако мало следовать этой идее, нужно и применять ее правильно. Выше я показал часть тех претензий, которые не позволяют считать нынешний порядок вещей в нашей стране «справедливым». Но никто не мешает ситуацию изменить.

Например, принятие в нашей стране «билля о правах» как основополагающего документа помогло бы осознать и исправить ошибки в использовании и трактовке Конституции. Граждане были бы защищены в своих правах, а правительство было бы существенно ограниченно в своих возможностях перерасти в тираническое.

История либертарианского движения в России

Полноценное либертарианское движение в нашей стране начало формироваться только в начале 2008 года с образованием оргкомитета «Либертарианской партии России». До того времени в России действовали лишь отдельные группы либертарианцев, некоторые из которых своим поведением заслуженно получили звание «сектанты».

В конце существования СССР на территории нынешней Российской Федерации существовала официальная массовая «Либертарианская партия». Однако тут трудно говорить о том, что большинство участников этой структуры разделяли либертарианские взгляды. Использование этого термина было почти слепым копированием названий «западных» партий.

С 1997 года начал формироваться небольшой либертарианский кружок вокруг сайта «Либертариум» (http://libertarium.ru). Этот кружок существует и сегодня, однако, он не является чисто либертарианским и не имеет каких-либо определенных целей и задач, кроме неформального общения.

До 2008 года в нашей стране не было каких-либо явных предпосылок к появлению сильного либертарианского движения. Видимая деятельность либертарианцев скорее гасла и уходила в «подполье». Однако события 2007–2008 годов: крах российской «либеральной» оппозиции, резкое усиление «этатистской» риторики властей и предчувствие финансового кризиса заставили разрозненных либертарианцев, не связанных с московской группой «Либертариума», «самоидентифицироваться» и искать пути эффективного взаимодействия. Это стало основой для первого оргкомитета «Либертарианской партии».

В 2008 году к Партии присоединились отдельные члены уничтоженного «Союза Правых Сил», антивоенные активисты, «либертарианцы новой волны» и другие близкие к либертарианским идеям слои населения. Все это заставляет с оптимизмом глядеть в будущее. Пока рано говорить о предстоящей победе, но задача по созданию сообщества, способного эффективно продвигать и отставать «либертарианскую альтернативу», почти выполнена.

Военные кампании «Новой России», внешняя политика

С распадом СССР Российская Федерация участвовала в нескольких военных конфликтах. Эти конфликты по мотивации существенно отличаются от тех, в которых участвовали США.

Во-первых, часть из этих конфликтов происходило на территории России. Во-вторых, главным оправданием применения силы был тезис о защите российских граждан.

Действительно, если мы считаем Конституцию «общественным договором», наше правительство не просто могло, а должно было вмешаться в военные операции для защиты своих граждан и их частной собственности. Однако стоит обратить внимание на два факта:

1) Использование рабской силы (призывной армии) не может иметь никакого оправдания.

2) Правительство должно использовать вооруженные силы, чтобы защищать частную собственность граждан, а не нарушать ее.

Кроме того, у меня есть обоснованные сомнения, в том, что российские власти должны иметь полномочия применять силу за пределами Российской Федерации. Мы должны твердо понимать, что, как говорил Бергланд, утопия не существует. Российские вооруженные силы не могут защитить всех и вся. Если человек проживает на чужой территории, посещает африканские джунгли, плавает на невооруженном корабле около берегов Сомали — он берет на себя всю ответственность за свои решения и не может ни от кого требовать своей защиты. Это просто невозможно.

В конце концов, человек, проживающий на территории чужого государства, не платит (налоги) за свою охрану российскому правительству. На каком же основании его должны защищать? Почему, если человек получил российское гражданство и решил жить на территории другой страны, например Южной Осетии, бремя его защиты ложится на плечи тех, кто проживает в России. Россия — это каторга?

Южная Осетия — это прекрасный пример того, как благородные мотивы толкают к ужасным поступкам. Грузинские националисты решили захватить земли тех, кто не хотел по тем или иным причинам подчиняться грузинскому правительству. Российская Федерация выступила защитником интересов своих граждан, проживающих на территории Южной Осетии. Для этого, Российское правительство силой заставило рисковать жизнями призывников и залезло в карманы своих налогоплательщиков. Не находите здесь явное противоречие между целями и методами?

Я убежден, что у российских властей нет полномочий действовать таким образом. Подобный конфликт можно было решить за счет частных фондов, которые бы собрали средства на финансирование военной операции, и добровольцев. Все это не является фантастикой. Как раз именно Южная Осетия и Абхазия получили фактическую независимость от Грузии благодаря помощи российских добровольцев, например, ополчения казаков.

Все вышесказанное касается любых действий Российской Федерации за пределами своей территориальной юрисдикции. Россия должна всегда руководствоваться принципами невмешательства в дела иностранных государств: мирная торговля со всеми и никаких запутанных союзов и альянсов.

Уж кто-кто, а наша страна, действительно, очень сильно пострадала от таких союзов. Например, Российская Империя была втянута в Первую мировую войну именно в силу одного такого альянса. Последствия для России от этой войны, как мы знаем, оказались катастрофичными.

Нам нужно усвоить уроки истории, перестать вмешиваться в иностранные дела и понять, что российское правительство не всесильно, и его нужно ограничить в возможностях применять силу только территорией Российской Федерации.

Практические вопросы

Авторы либертарианских реформ в США во многом преподносят идею налоговых вычетов как промежуточную стадию между нынешним «государством благосостояния» и будущем «государством возможностей» или «государством права». Для многих, наверно, не будет откровением сказать, что в России механизм налоговых вычетов существует. Вы в некоторых случаях можете рассчитывать на налоговые вычеты для покрытия целого ряда затрат, например, того же лечение.

Единственная проблема во всех этих вычетах состоит в том, что ими нужно еще уметь воспользоваться. Бухгалтерский учет столь запутан, а возможные негативные последствия со стороны государства для налогоплательщика в случае ошибки столь плачевны, что зачастую не представляется возможным прибегать к этому механизму для покрытия своих затрат.

Если мы хотим, чтобы механизмы налоговых вычетов работали, нужно предельно упростить налоговую отчетность, убрать часть налогов и смягчить ответственность налогоплательщика за совершенные ошибки и недочеты в ходе заполнения различных отчетов для нашего государства. В частности, должно полностью быть исключено уголовное преследование за неуплату налогов. Сажать человека в тюрьму за то, что он по каким-то причинам не смог оплатить тот или иной налог со своего труда во имя «благих целей» — уж, точно не соответствует никаким понятиям о справедливости и соразмерности наказания преступлению.

То же самое можно сказать и о пенсионной системе. Людям нужно дать возможность не просто отдавать свои деньги частным структурам, но и передавать свои накопления по наследству. Частным пенсионным фондам стоит разрешить самостоятельно по договору с инвесторами определять возможную степень риска и портфель инвестиций.

В области образования и здравоохранения необходимо отменить большую часть согласований и лицензий. Частные структуры вполне способны заменить в этом деле государство и быть более эффективными. Сейчас же меры по контролю в этих сферах таковы, что их можно признать фактически запретительными. Например, благодаря вмешательству государства не развиваются частные клиники эконом-класса (мало кто о них вообще знает). Частные ВУЗы сильно ограничены в своих возможностях, поскольку они не могут быть коммерческими организациями. Список негативных последствий от излишнего контроля можно продолжить.

Заключение

Россия многим отличается от США, однако, большая часть предложений либертарианцев будет эффективно работать в нашей стране. Чем дольше мы пытаемся найти некий «иной путь», чем сильнее будем упорствовать в своем желании сохранить «социальное государство» в реальном мире, в котором не возможна утопия, тем хуже придется всем нам.

Современная Конституция не дает властям легитимных прав распоряжаться нашими жизнями и другим имуществом. Пора проводить настоящие изменения. Частная собственность — вот, тот краеугольный камень, на котором только и может основываться процветающая и сильная страна.

Лозунг «минимальные налоги, ограниченное государство, максимальная свобода» как никогда верен и актуален для тех, кто связывает свое будущее с Россией.

Хриенко Олег — глава информационного комитета «Либертарианской партии России»


Дополнения от «Либертарианской партии России». Список полезной литературы

Здесь представлен список книг и статей, которые наиболее точно и понятно объясняют те темы, которые затрагивают в обсуждениях либертарианцы. Большую часть работ из списка Вы всегда сможете найти на сайтах LibertyNews.ru и Libertarium.ru

1) Мюррей Ротбард, «Этика Свободы»

2) Генри Хэзлит, «Экономика в одном уроке»

3) Репин Е.Н., Репина Н.А., «Мистификаторы и пустозвоны (негодный язык общественных дисциплин»).

4) Рон Пол, «Манифест: Революция»

5) Айн Рэнд, «Апология капитализма»

6) Давид Фридман, «Механика Свободы»

7) Людвиг фон Мизес, «Человеческая деятельность»

8) Ярослав Романчук, «Либерализм»

9) Людвиг фон Мизес, «Теория и история»

10) Фридрих фон Хайек, «Дорога к рабству»

11) Фридрих фон Хайек, «Частные деньги»

12) Алексей Шустов, «После государства»

13) Фредерик Бастиа, «Экономические гармонии»

14) Чандран Кукатас, «Две модели либертарианского общества»

15) Айн Рэнд, «Атлант расправил плечи»

16) Айн Рэнд, «Гимн»

17) Дэвид Боуз, «Либертарианство»

18) Джозеф Салерно, «Таксономия дефляции: подход австрийской экономической школы»

Примечания

1

Прим.: нижнюю часть квадранта формально можно перевести как: «Этатист. (Сторонник большого правительства)», левую — «Левый (либерал)», правую — «Правый (консерватор)», верхнюю — «Либертарианец». Представленная на рисунке диаграмма на самом деле соответствует принятой в России терминологии.

(обратно)

2

Компания Amtrak — государственная компания пассажирского железнодорожного транспорта. Она обладает монополией (установленной правительством) на все пассажирские перевозки между штатами и по стране. Компания постоянно убыточна и субсидируется в крупных масштабах правительством.

(обратно)

Оглавление


  • Введение


  • Глава 1. Сущность правительства


  • Глава 2. Альтернатива насильственному правлению


  • Глава 3. Препятствия к ясному пониманию правительства


  • Глава 4. Развитие либертарианства как американского политического движения


  • Глава 5. Отличительные признаки либертарианства


  • Глава 6. Либертарианский анализ обсуждаемых проблем


  • Глава 7. Внешняя политика, свободная торговля, национальная оборона и терроризм


  • Глава 8. Налогообложение как кража


  • Глава 9. Образование: государственный контроль или свобода выбора?


  • Глава 10. Новое пришествие сухого закона; бредовая война против наркотиков


  • Глава 11. Социальное необеспечение


  • Глава 12. Как насчет бедных?


  • Глава 13. Экономическая свобода, личная свобода


  • Глава 14. Загрязнение окружающей среды и экологические ценности


  • Глава 15. Оружие, преступность и персональная ответственность


  • Глава 16. Терапевтическое государство


  • Глава 17. К конституционному федеральному правительству


  • Глава 18. Сравнение либеральных, консервативных и либертарианских ответов


  • Заключение


  • Дополнения от «Либертарианской партии России». What about Russia?


  • Дополнения от «Либертарианской партии России». Список полезной литературы

    https://lib.rus.ec/b/183447/

  • Добавить комментарий